Когда уйдем со школьного двора...

Когда уйдем со школьного двора...
«Сталинградская правда» вспоминает, как учились в СССР, как сдавали экзамены и отмечали выпускные вечера

Выпускники… Они легко узнаваемы на улицах города. Праздничные костюмы и платья, ленты с автографами и пожеланиями одноклассников, а главное - совершенно особое выражение лиц. Прощание со школой состоялось. Позади последний звонок, экзамены, а теперь и выпускной вечер. Вся жизнь впереди! Мы оборачиваемся и с завистью смотрим вслед. Но в юность возврата нет. Зато у каждого из нас в памяти - свой выпускной. Вот как его вспоминают некоторые читатели "Сталинградки".

Вечер прощания и любви. Василий Ломушкин

– Для кого выпускной – это слезы расставания, прелесть совместной встречи рассвета, а у меня – любовь. Таня из параллельного класса меня волновала с мая, но как-то толком не получалось пообщаться. А тут накатило: вместе с одноклас-сником, который обычно букой выглядел, вдруг взялись мы рок-н-ролл плясать. Никогда не практиковались, а тут понеслось как по писаному. А потом на вдохновении пригласил Таню, и мы с ней танцевали уже до утра.

Что касается школы как таковой, мне в целом повезло. Класс у нас очень дружный был, и такие отношения сохранились на многие годы. Удручала тупость некоторых учителей. Не открою секрета, если скажу, что отношение к предмету определяется чаще всего личностью преподающего. На уроках физички мы дохли от скуки. Но однажды она основательно захворала, и несколько недель у нас уроки вел невзрачный мужичок, который блестяще знал предмет и любил свою науку. Вот поэтому из всей физики только оптику, которую он нам преподавал, мы и поняли.

Что же до моей первой любви, она едва не стала единственной. Мы были вместе четыре года, но дальше судьба все же нас развела.

«Чувствовали, что больше вместе уже не соберемся...». Виктор Иващенко

– Школу я заканчивал в деревне, но класс был довольно большим – 30 человек. Готовились к концерту увлеченно: стихи учили, пародии, танцы осваивали. Ни о каких приглашениях артистов со стороны и речи не могло быть.

В школу собралось народу море, аплодисменты были жаркими. А главное – мы сами получили огромное удовольствие. Потом сели за накрытые столы, которые сами же и готовили с помощью родителей.

С учителями за одним столом сидеть уже доводилось, но все равно немного комплексовали. Физрук отнесся к нашим проблемам с пониманием – в укромном месте по сто граммов налил.

Но вообще никому не хотелось напиваться, чтобы такой вечер угробить. Наверное, все, как и я, чувствовали, что больше вместе мы так и не соберемся. (К сожалению, я не ошибся, сейчас не то чтобы собраться – некоторые уже фамилии своих одноклассников забыли).

Но как ни хорошо было за общим столом, вскоре перебрались к одному из наших в гараж. Он был очень большим, а главное, мы постепенно оборудовали его под себя и чувствовали себя там очень комфортно.

И родители чуть позже туда потянулись. Но в отличие от нас они себе волю дали, и кое-кто там и уснул. А мы, как положено, всем классом пошли встречать рассвет.

Главное ощущение от того вечера – радость, что начинается новая взрослая жизнь. А вот кем станем, куда пойдем учиться или работать – об этом мало кто из нас в тот вечер задумывался..

«На выпускной идти не хотелось». Тамара Аксиньина.

– Мама очень хотела, чтобы я пошла на выпускной, и хотя меня ангина всерьез прихватила, на вечер пошла и вместе со всеми каталась на кораблике. Правда, там я просидела на нижней палубе, прижавшись к моей любимой учительнице Надежде Николаевне Емельяновой. Она меня всегда поддерживала.

Дело в том, что в школьные годы меня интересовали две вещи: книги и спорт. Очень часто возникали проблемы из-за того, что учителя не хотели отпускать на соревнования. И только моя любимая учительница меня понимала и помогала добиваться своего.

В 8-м классе нужно ехать на соревнования, и я попросила, чтобы у меня приняли устный экзамен по математике в числе первых. Вызвали чуть не самой последней, я ответила, а когда сказала, что мне уже ехать пора, махнули рукой – езжай.

А перед самой школой выяснилось, что если не сдам заново этот экзамен, на осень оставят. Как так можно? А причина, по которой не особенно на выпускной хотелось, была простой: класс не очень дружный был.

Хоть 27-я школа и на Спартановке, где в основном рабочий народ живет, а расслоение у нас серьезное было. И по одежде это заметно было, и по поведению. Кто побогаче, своей компанией держался. А нас мама одна поднимала, не до частой смены нарядов было.

И на выпускном, и первое время после него только об одном думала: какое счастье, что больше в школу не идти. Учителя могли оскорбить, унизить при всех. Я даже по ночам плакала от обиды и от того, что мы, дети, – бесправные…