Космическая одиссея «Титана»

Космическая одиссея «Титана»
Сегодня день первого пилотируемого полета человека в космос. Это знаменательное в планетарном масштабе событие послужило основанием для появления в современном календаре новой даты — Дня космонавтики. В нынешнем году российской космонавтике исполняется 55 лет: 4 октября 1957-го в небе появилось первое искусственное тело, созданное человеком, — наш, отечественный, спутник Земли. Так исторически сложилось, что любая программа по освоению космических далей у рядовых россиян ассоциируется с научно-исследовательскими центрами Московского региона, что, в общем, закономерно: вся информация о полетах космических кораблей, звездных проектах будущего к нам приходит из столицы.

Между тем наш Волгоград практически с момента начала подготовки первых ракетных стартов также неотделим от космической тематики. Еще в пятидесятые годы прошлого века специалисты конструкторского бюро завода «Баррикады» принимали участие в проектах запуска первых советских ракет, разрабатывая системы хранения и подачи сжатых газов на стартовой позиции. Это было крупицей в большой и принципиально новой работе десятков производственных коллективов страны. Ее результатом стали лунник «Мечта», спутники к Марсу, Венере, пуски межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, наконец, полет первого космического корабля с человеком на борту.
С тех пор волгоградцы только расширяли зону своего присутствия и ответственности в ракетно-космической сфере. Сегодняшний рассказ о ее участниках, что называется, из первых уст: наш собеседник – генеральный директор и генеральный конструктор ОАО «ЦКБ «Титан», доктор технических наук, заслуженный машиностроитель России В. А. Шурыгин.
Виктор Александрович, вы из тех, для кого первые космические старты фактически стали судьбоносными. Шестидесятые годы подарили молодежи мечту о космосе, и ей грезили многие. Не так давно в одной из телепередач известная российская актриса Людмила Чурсина, выбиравшая свою жизненную дорогу приблизительно в то время, вспоминала: в то время Московский авиационный институт считался самым престижным местом для абитуриентов Советского Союза, с максимальным количеством желающих здесь учиться. Но далеко не все смогли свою мечту реализовать. Вы же поступаете на факультет «Летательные аппараты», готовивший специалистов для ракетно-космической отрасли. Говорят, в те годы там работала не просто сильная, но и по-настоящему звездная команда преподавателей?
– Достаточно сказать, что заведовал нашей кафедрой академик Василий Павлович Мишин. Являясь первым заместителем Сергеея Павловича Королева, он был одним из руководителей разработки первых отечественных баллистических ракет. Занимался созданием ракеты-носителя Р-7, обеспечившей приоритет нашей страны в деле освоения космоса и до сих пор остающейся самой массовой РН в мире. Мишиным были предложены многие проектно-конструкторские решения, позволившие реализовать уникальную схему первой в мире космической ракеты-носителя и обеспечившие возможность ее последующей глубокой модификации и экономически эффективного использования. Академик руководил работами по «лунной программе» Н1-Л3, созданием первой в мире советской орбитальной станции «Салют» и нескольких модификаций транспортного корабля «Союз», в том числе и предназначенной для выполнения программы «Союз-Аполлон» в 1975 году. Вот такой выдающийся человек возглавлял нашу кафедру, и не год-два — порядка тридцати лет. Лекции читали представители лучшей столичной профессуры, военспецы, космонавты, поэтому интерес к делу у тех, кто приходил осваивать профессию, был нешуточным, и профессиональная база закладывалась надежная. Такую школу прошел не только я — из «титановцев» в МАИ в разные годы учились зам. начальника отделения В. М. Аввакумов, зам. главного конструктора НТН-1 Д. Н. Бирюков, слесарь-сборщик А. С. Пудов. Зам. начальника отдела 401
С. А. Воротилов, начальник сектора Г. А. Антонова, инженер-конструктор И. А. Ищенко – выпускники другого престижного столичного вуза, МВТУ имени Баумана. А какую роль в нашем деле играет качество образования, нет нужды много говорить. Тот же Виктор Михайлович Аввакумов в этом смысле очень показательный пример: сегодня это один из лучших расчетчиков отрасли, сложнейшие задачи по надежности будущих машин решает.
– Все вы, представители «Титана» двадцать первого века, фактически продолжатели работ первых космических полетов. «Ракетная техника способна существенно облегчить решение проблем, стоящих перед человечеством», — в свое время говорил академик Мишин, которого вы сегодня вспомнили добрым словом. Какие проблемы в этом плане удавалось решать «Титану» под вашим руководством, в каких космических программах участвует коллектив ЦКБ?
– В конце прошлого  – начале нынешнего века была работа, связанная с запуском ряда космических спутников. Российского «Зея», американского «Ранняя пташка», шведского «Один» и израильских «Эросов». В частности, 5 декабря 2000 года с космодрома «Свободный» состоялся запуск твердотопливной РН «Старт-1» с израильским спутником стоимостью 100 миллионов долларов — это самый легкий в мире космический аппарат, предназначенный для получения снимков с Земли. Подобные спутники «зависали» над самой освещенной точкой земной поверхности, могли быстро перенацеливать аппаратуру на объекты съемки и давали очень качественное фото с разрешением до 1,8 метра. 
Особенность данного космического проекта в том, что он реализовывался в рамках конверсии боевых ракетных комплексов четвертого поколения SS-20 и SS-25. Четырехступенчатая РН «Старт-1» была разработана в НТЦ «Комплекс» при Московском институте теплотехники, нашего давнего партнера, «головника». Коллектив ЦКБ как создатель наземного оборудования ракетных комплексов и здесь не изменил своей специфике.
Понятно, что многочисленные командировки на космодромы, участие в предстартовой подготовке, разборе полетов – это неотъемлемая часть работы генерального директора и генерального конструктора ЦКБ «Титан». С высоты сорокалетнего опыта - работы привычной и обыденной. Но она же наверняка оказывала и оказывает какое-то влияние на вашу личную жизнь, мироощущения?
– Безусловно, и большое. То же самое вам ответит любой мой коллега, ведь космос – другой мир. Тема эта многогранная, и рассуждать о ней, вспоминать какие-то истории мог бы долго. Один из эпизодов, чисто житейский: 1997 год, мы спецрейсом летим на космодром. В числе пассажиров — космонавт Серебров, председатель госкомиссии по пускам генерал-полковник Яшин, целый ряд наших специалистов с «Титана» и смежных организаций. Летели на мой день рождения, кстати, с хорошим настроением. А после приземления были вынуждены провести 4 бессонные ночи, занимаясь вопросами предстартовой подготовки. Настолько оказались вымотаны, что я решил бросить курить. Держусь до сих пор… 
— В вашей рабочей библиотеке — целый ряд уникальных изданий космической тематики. В том числе и книга «Ракеты и люди» с автографом автора, Героя Социалистического Труда, академика РАН и сподвижника Королева Б. Е. Чертока. Там Борис Евсеевич обращается к вам как к «первооткрывателю космодрома «Свободный». Почему?
– Это действительно был день открытия космодрома. И открывали мы его как раз пуском ракеты-носителя «Старт-1». Я был членом государственной комиссии.
Помимо «Стартов», в биографии «Титана» был еще проект «Сфера», со своими особенностями – он проводился с целью геофизических исследований. Все остальные работы с нашим участием связаны с оборонным сегментом ракетно-космической отрасли России. И это основное в деятельности коллектива. В данный момент ЦКБ является одним из немногих научно-производственных центров страны по разработке вооружений Ракетных войск стратегического назначения и Сухопутных войск. НПЦ – это высокий, серьезный статус. Я бы сказал, бренд — почетный и ответственный.
Мне кажется, Виктор Александрович, у большинства земляков существует стойкое недопонимание уровня его значимости, как и степени уникальности коллектива «Титана», конкретно работы его генерального директора и генерального конструктора. В свое время в обществе сложился и живет некий стереотип о значении предприятий различных отраслей, позволяющий непосвященным ставить между ними знак равенства. Хотя ракетно-космическая отрасль была и останется самым прогрессивным и сложным направлением деятельности человека. Современнейшее оборудование, материалы, лучшие умы — ведь все это концентрируется здесь. «Под крылом» Роскосмоса, в ведении которого и наш «Титан». Наряду с такими предприятиями, как корпорация «Энергия», «Информационные системы имени академика Решетнева», ЦСКБ-Прогресс, ГКНПЦ им. Хруничева, «Корпорация «Московский институт теплотехники» и другими представителями элиты ракетно-космической промышленности.
– «МИТ» и «Титан», «КБМ» и «Титан», кстати, основоположники подвижных ракетных комплексов. «Луна-М», «Темп-С», «Темп-2С», «Пионер», «Точка», «Точка-У», «Ока» эти результаты нашей совместной работы, можно сказать, уже стали историей. «Тополь-М», «Ярс», «Искандер-М» — ее современные образцы.
– А какой вы видите ракетно-космическую отрасль будущего?
– Высокоинтеллектуальной, способной решать задачи более высокого уровня сложности, масштабов. Сегодня, спустя всего 55 лет с полета первого спутника, такие пуски фактически перестали быть достижением. Подобные космические объекты, знаю, запускали в Московском авиационном институте. Простейший космический аппарат сегодня могут сконструировать и изготовить даже в продвинутом доме детского творчества. Что уже само по себе говорит о кардинальных переменах в отношениях космоса и человека. Всего за полвека, а это миг, космос действительно стал ближе к людям. И на нынешнем этапе перспективы его освоения уже видятся принципиально иными. Прежде всего, речь идет о практическом применении космических исследований в нашей непосредственной жизни. Система ГЛОНАСС уже сегодня помогает людям решать целый ряд задач, с невероятными для недавнего времени скоростью и точностью. Возможности космического мониторинга проблем землян ширятся буквально на глазах: со спутников в конкретных городах осуществляется контроль над обеспечением
безопасности автотранспорта, космическая техника помогает прокладывать нефтегазопроводы, осуществляет диспетчирование судов Морского флота — еще совсем недавно мы бы сами сочли все это фантастикой.
Сегодня космос управляет боевыми ракетами, и его роль в решении вопросов национальной безопасности также будет только возрастать.
Для реализации всех этих задач, в том числе и полетов человека за пределы околоземного пространства, потребуются новые технические решения – это и более совершенные материалы для корпуса кораблей, и какие-то внешние, то есть не запасаемые на борту ресурсы массы и энергии. Потребуются космические порты – насколько известно, сейчас прорабатывается вопрос об использовании Международной космической станции как платформы для полетов к Луне. Очень хотелось бы стать свидетелем такого прорывного проекта к другим планетам. Но для этого нужно работать. Много. И не только конкретному предприятию и даже отрасли – это проекты державные.