«Крым встречал нас как освободителей»

«Крым встречал нас как освободителей»
Четвертую годовщину воссоединения Крыма с Россией торжественно отметит 18 марта наша страна. В числе людей, принявших активное участие в бурных событиях четырехлетней давности на этом полуострове, было и несколько десятков добровольцев-казаков из нашей области. Один из них, заместитель атамана Волгоградского казачьего округа по духовно-нравственному воспитанию Юрий Глазков, поделился своими воспоминаниями с нашим обозревателем Александром Литвиновым.

За други своя

Юрий Глазков – бывший военный. В девяностые годы прошлого века он был в числе людей, стоявших у истоков возрождения казачества на территории нашей области. А в 2014 году возглавил штаб сводного отряда казаков, выехавшего в Крым для обеспечения порядка при проведении референдума о воссоединении его с Россией.

– Формировался наш отряд на добровольной основе, – вспоминает Юрий Николаевич. – У нас, казаков, пассионарность в крови: где наших бьют, там мы всегда за них вступаемся! А у меня у самого, кроме того, в пору войны отец за Севастополь кровь свою пролил. Вот казаки и стали инициативу проявлять – «Давайте съездим в Крым, давайте поможем крымчанам!». Как говорится, «за други своя»…

– И когда вы выехали в Крым?

– В первой декаде марта из Волгограда тридцать пять человек. Ехали все мы в гражданской одежде, заготовив для пограничников легенду, будто бы следуем на дружеский форум с казаками Крыма. В походе, как и обычно у казаков, строго действовал «сухой закон».

Долго мы стояли на Керченской переправе – «зеленую улицу» дали тогда срочно переправляемым в Крым энергоагрегатам, несколько автоколонн с ними прошло. В Крым мы приехали поздним вечером. В Керчи наш автобус с российским номерами местные жители встречали с криками «ура!». Переоделись мы в казачью форму, и прибыли под утро в Севастополь. Там встретил нас один из крымских атаманов, Сергей Юрченко, в распоряжение которого мы поступили. Нам выдали стрелковое оружие и поставили задачу – следовать в Черноморский район, на северо-запад Крыма.

Провокаций практически не было

– Юрий Николаевич, какая на тот момент сложилась ситуация на полуострове?

– Приехали мы в Черноморск – небольшой поселок городского типа на берегу моря с населением в 13 тысяч человек. Ростовчанин Владимир Токин, атаман нашего объединенного отряда, вместе с несколькими казаками пошел в районную администрацию. Так вот при виде казаков у главы администрации невольно вырвался вздох облегчения: «Фу-ух! Слава богу, и нас не забыли!».

Это была женщина, она нам сообщила, что как раз сейчас местные татары собирают в Черноморске митинг с призывом о бойкоте референдума. Но, как оказалось, он не состоялся: едва мы в казачьих формах вышли из машин, как организаторы митинга сразу же передумали проводить его. Ситуация там была сложная. Как узнали мы от местных жителей, крымских татар пугали их же активисты – «Приедут из России казаки, будут резать татар!».

Я расспросил начальника милиции района – какова в районе обстановка, какими силами он располагает? Оказалось, что в его распоряжении всего шестнадцать человек – это на район с населением 32 тысячи человек!

– Расскажите, в чем заключались ваши обязанности в те дни?

– Наши казаки взяли под контроль избирательные участки, мосты и основные промышленные объекты. В этом нам помогали крымские ополченцы-дружинники. Нас предупредили, что накануне референдума украинские националисты из «Правого сектора» готовят в Крыму провокации. А ведь от Черноморска до Одессы напрямую, через море, километров шестьдесят всего.

Каких-либо особых провокаций, впрочем, не было практически – было лишь несколько незначительных моментов. Однажды, например, некий гражданин попытался проскочить по мосту через пост. Догнали его, остановили. Он выкрикивал угрозы в наш адрес, пришлось нам его задержать. Затем его забрали родственники под свою ответственность.

Так наступила «крымская весна»

– А как проходил сам референдум? Что происходило в Крыму после объявления его итогов?

– Референдум начинался в восемь часов утра, но уже в семь часов на избирательных участках стояли очереди из желающих проголосовать. Одними из первых причем голосовали крымские татары.

Несколько суток мы там провели до референдума и еще пару дней после него – до тех пор, пока обстановка в Крыму успокоилась. Когда были объявлены результаты, ликование, охватившее Крым, можно было сравнить только с тем, что я на своей памяти видел лишь в день полета в космос Юрия Гагарина. Что там творилось – салют, песни, пляски на улицах! Все целовались, все друг друга поздравляли! В магазинах товар продавали уже на рубли, а в некоторых лавках нам даже предлагали брать все, что захотим, бесплатно. На улицах крымчане нас, казаков, встречали как своих освободителей. Нам даже несколько неловко было – что мы, казалось бы, особо героического сделали?

– На этом ваша миссия в Крыму закончилась?

– Дней через десять мы вернулись в Севастополь. Там возле храма Святого Владимира было проведено общее казачье построение, в строю стояло человек пятьсот. Был отслужен благодарственный молебен. Затем нас поприветствовал заместитель командующего Черноморским флотом вице-адмирал Владимир Куликов. Поблагодарил, вручил нам памятные сувениры. Тогда же был образован крымский казачий полк имени генерала Бакланова, в него вступили некоторые наши волгоградцы.

На телевидении в Севастополе на тот момент уже работали лишь только украинские телеканалы, и шла на них усиленная пропаганда. Дикторы украинского ТВ, смахивая подчас слезу, рассказывали, как «украинские воины, не щадя живота своего, до последней капли крови защищали Крым от российской оккупации». Нам, участникам крымских событий, слушать это было и смешно, и неприятно…

Назад, в Россию, мы возвращались с чувством удовлетворения за успешно сделанное дело, в полной казачьей экипировке и с гордо поднятыми головами.

Остается добавить, что вскоре после этих событий Министерством обороны РФ была учреждена медаль «За возвращение Крыма», и Юрий Глазков вместе с еще несколькими волгоградцами был ей награжден.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях