Кто и как в Волгоградской области ищет пропавших без вести людей

Кто и как в Волгоградской области ищет пропавших без вести людей
Их «похищают инопланетяне», их «продают на органы», они «проваливаются в коридоры времени» – каких только версий не выдвигается относительно без вести пропавших людей. Но факт остается фактом: ежегодно во всероссийском розыске находятся более 120 000 человек.

 Точка невозврата

Есть в этом списке и волгоградцы, некоторых не могут найти уже много лет. Кто и почему теряется так, что ни родные, ни полиция, ни экстрасенсы не могут их обнаружить?

Есть такая статистика: из общего числа без вести пропавших ненайденными остаются 10%. Еще почти 50 – это те, кого  удается разыскать живыми. Но люди откровенно говорят – они не хотели, чтобы их нашли…

В списке всероссийского розыска значатся самые разные люди, от топ-менеджеров известных компаний до лиц без определенного места жительства. Бомжи часто становятся жертвами перекупщиков – рабовладельцев. Их заманивают большими заработками, увозят на нелегальные заводы с опасным или вредным производством, после чего они исчезают бесследно.

В этом плане типичной можно назвать историю волгоградца Сергея Кривцова, который 25 лет пробыл в Дагестане, работая на кирпичном заводе. Есть так называемые «благополучные» «потеряшки», и мотивы их пропажи неизвестны. До сих пор нет никакой информации, например, о молодом волгоградском ученом Сергее Савченко, который отправился на работу и пропал.

Недавно в Волгограде возобновили дело, начатое еще в Советском Союзе, о таинственном исчезновении целой семьи. Двое супругов и их дочь с разницей в несколько часов пропали летом 1989 года. До сих пор о них ничего неизвестно.

17‑летняя жительница Котово в 2000 году тоже исчезла при загадочных обстоятельствах. Нет ни свидетелей, ни подозреваемых. Спустя почти 20 лет уголовное дело  опять расследуют.

Увы, но немало таких историй заканчивается печально – спустя время удается установить, что исчезнувшие люди погибли – как правило, смерть бывает криминальной или от несчастного случая. Особый случай – должники, те, у кого нет возможности оплачивать кредиты. Заявление об их пропаже подают родственники, которые, возможно, знают об истинном месте нахождения пропавших.

Самая больная точка – старики и дети. Не всегда и не всех их, к сожалению, находят живыми. Часть становится жертвами извергов и педофилов.

«Не хочу, чтобы меня нашли»

Но есть люди, которых, согласно ведомственной терминологии, называют уже не «без вести пропавшими», а «лицами, утратившими связь с родственниками». Таких «лиц» находят, но они не желают возвращаться.

– Да, как правило, просят прекратить в отношении их разыскное производство и пишут ходатайство о том, следует ли нам уведомить родственников об их местонахождении, – рассказали правоохранители. – Более половины не хотят. Но мы пытаемся – по возможности, конечно, – переубедить их, помирить с близкими.

Правоохранителям приходится поневоле работать семейными психологами, поскольку близкие «невозвращенцев» частенько пишут другие заявления –  мол, пропавшего и найденного человека кто‑то завербовал, загипнотизировал, вовлек в секту.

Оперативники записывают разговоры с «завербованными» и «загипнотизированными» на видео. «Невозвращенцы» поясняют свое нежелание общаться с близкими. Потом эти записи показывают заявителям.

– В моей практике был такой случай,– вспоминает ветеран разыскного отдела Алексей Чернов.  – Обратилась женщина – вся в слезах. Рассказала, что пропал муж – ушел на работу и не вернулся. А спустя полгода этого мужа милиция нашла. Он, оказывается, жил в соседней области с другой женщиной. Очень он тогда удивился и умолял ничего не рассказывать прежней семье.

Кстати, по закону в подобных случаях ни сотрудники милиции (полиции), ни бюро несчастных случаев не имеют права предоставить родным новый адрес сбежавшего, как бы те ни просили…

Звонить в морги уже не нужно

Интересно, что не так давно в силу вступила новая межведомственная инструкция по работе с заявлениями об исчезновении родственников. Помните давнюю проблему, когда к розыску не приступали сразу? Считалось, мол, надо подождать, может, человек сам объявится. И это касалось даже детей! К счастью, теперь порядок изменили.

Теперь стражи порядка должны приступить к поиску сразу же после принятия заявления, пусть это случилось хоть час назад.

Более того, полицейские договорились с волонтерскими организациями, что те не будут включаться в работу, пока родственники потерявшихся людей официально не обратятся в ОВД.

Звонить в морги и больницы в поисках пропавшего, как это было раньше, уже не нужно – достаточно просто набрать номер регионального бюро регистрации несчастных случаев МВД России, куда поступает информация из всех вышеуказанных учреждений.

– Заявление о розыске подается заявителем в местные ОВД, – поясняет механизм заместитель руководителя пресс-службы ГУ МВД РФ по Волгоградской области Антон Корнаухов. – Это может быть утрата связи с родственниками, след которых потерян в силу ряда обстоятельств, или розыск человека, который не выходит на связь с близкими. Поиски начинаются незамедлительно.

Если дежурный отказывается принимать заявление, звоните «02», с этим случаем разберутся и при необходимости накажут сотрудника.

Когда промедление смерти подобно

Как утверждают эксперты, трое суток с момента поступления заявления – стандартный срок, за который правоохранительные органы решают вопрос о необходимости возбуждения уголовного дела.

Если требуется провести какие‑либо дополнительные мероприятия, срок может быть продлен до 10 дней. 

Но это общая процедура, установленная уголовно-процессуальным кодексом. Как правило, за это время проводятся активные действия по розыску пропавшего и возможных злоумышленников, а также получению главных доказательств по делу. При этом есть перечень обстоятельств, указывающих на то, что пропавший мог стать жертвой преступников.

Именно такими обстоятельствами, например, считаются: несовершеннолетний возраст, безвестное исчезновение гражданина с автотранспортом или с мобильным телефоном, наличие у пропавшего значительных денежных средств.

– Хочу напомнить,  – говорит Антон Корнаухов, – что при обращении в полицию следует обязательно принести фотографию пропавшего, соответствующую его возрасту.  Когда исчезает ребенок, реакция правоохранительных органов в большинстве случаев немедленная.

Есть случаи, когда маленьких детей похищают разведенные папы и бывшая родня, крадут чужие люди, чтобы с их помощью выпрашивать на улицах милостыню, или дети просто сбегают сами.

Но иногда детей уводят в скиты, молельные дома, заставляют отказываться от своих родных.

На поиск – 15 лет

Сколько же времени должны искать пропавшего человека? По российским законам – 15 лет. После этого его официально признают умершим. Но если потом обнаружатся новые веские обстоятельства, дело могут возобновить.

При этом уже через год родные могут зарегистрировать исчезнувшего официально как без вести пропавшего. После того как человек находится в этом статусе пять лет, по просьбе родственников и по решению суда его также могут признать умершим.

Почему многих интересует этот срок? Представьте ситуацию: пропал муж, и даже если супруга подозревает, что он захотел исчезнуть намеренно, по закону человек считается живым. А значит, его нельзя выписать из квартиры, с ним нельзя развестись, никто не имеет права распорядиться его имуществом.

Есть мошенники...

Между тем не каждый случай пропажи человека становится поводом для возбуждения уголовного дела по статье «Убийство». Но разыскное дело оперативники обязаны завести.

– При поиске пропавшего без вести проводятся такие же следственные мероприятия, как и при розыске преступника, – комментирует старший помощник руководителя СК СУ РФ по Волгоградской области Наталья Рудник. – Опрашиваются свидетели, близкие и знакомые человека.

Охват задействованных в розыске сотрудников гораздо шире, если человек пропал в дороге или при выезде в другой регион.

Не редки случаи, когда люди, потерявшие своих близких, не доверяя полиции и следователям, обращаются к экстрасенсам. Есть распространенное мнение, что людей со сверхспобностями активно используют во время расследований, и это реально работает.

Увы, на деле это не так. Оперативники, конечно, проверят высказанные «провидцами» версии, но утверждают: они не знают ни одного реального случая, чтобы это принесло результат. А вот эпизодов, связанных с нахальным вытягиванием денег у доведенных до отчаяния людей, – сколько угодно.

Сыщики советуют полагаться не на магию, а на науку, и если уж тратить деньги, то заранее – на взятие образцов ДНК своих близких.

Это  упростит опознание людей, потерявших документы и память, и, как это ни печально, – трупов. Но пока такой банк данных еще не эффективен из‑за малого количества собранной генетической информации.

...А есть добровольцы

Очень часто к поиску пропавших и особенно детей активно привлекают волонтеров. Самая известная в России общественная организация, которая занимается поиском людей, – «Лиза Алерт».

Но волонтеры начинают работу только с одобрения полиции и если на пропавшего человека заведено разыскное дело.Статистика говорит, что поисковый отряд эффективен в первые несколько суток после пропажи.

– Дальше вероятный ареал пребывания пропавшего стремительно растет, свидетели забывают факты, перестают работать ориентировки, количество людей на поиске постепенно снижается, – рассказывает координатор поиска из волонтерской региональной организации «Лиза Алерт» Светлана Алексеева. – Заявки на поиск принимаем незамедлительно. Исключение – криминальные истории, семейные «разборки», поиск должников и давний срок пропажи.

Создана организация «Лиза Алерт» в 2010 году. Имя «Лиза» – в честь девочки, которая 9 дней находилась без еды и воды на холоде, но отчаянно боролась за жизнь. Погибла она всего за один день до того, как ее нашли...

Теперь «Лиза Алерт» – синоним поиска людей, попавших в беду, и напоминание о том, что каждая минута промедления может стоить кому‑то жизни.

Волгоградскому филиалу «Лиза Алерт» меньше года, но здесь уже больше 100 добровольцев, это представители самых разных профессий, есть военные пенсионеры и студенты.

– В активных поисках участвуют физически здоровые люди, – подчеркивает руководитель организации Григорий Сергеев.– Это продиктовано тем, что приходится выдерживать большие физические нагрузки.

 Но волонтеры здесь разные – не только те, кто «в поле». Добровольцы распространяют информацию в Сети, печатают и расклеивают листовки. Если отряд выезжает на поиски, кто‑то должен обеспечивать волонтерам жизнедеятельность – готовить им пищу, ремонтировать снаряжение и оборудование.

В отряд с удовольствием принимают врачей и опытных туристов. А вот денежную помощь «Лиза Алерт» не собирает и не имеет ни расчетных счетов, ни виртуальных кошельков.

Сейчас региональное отделение «Лиза Алерт» – единственные в Волгограде добровольцы, которые официально ведут поиск пропавших. «Волгоспас» работу прекратил, волонтеры  остались лишь в Камышине. И бог в помощь всем этим неравнодушным людям!

Читать еще материалы в рубрике "Выбор редакции"

Обучают ли добровольцев?

Недавний случай с розыском жительницы Светлого Яра, которая заблудилась в лесу, подтверждает: скорость поиска во многом зависит от подготовки спасателя.

– Мы проводим обучение волонтеров, – говорят в организации «Лиза Алерт». – Занимаются этим наши федеральные кураторы и местные спасатели. Кроме физической подготовки, есть подготовка и психологическая.

Полезные контакты

Бюро регистрации несчастных случаев: Волгоград, ул. Краснознаменская, 17.

• Контактный телефон: +7-844-23-04-429  ПСО «Лиза Алерт»

• +7-800‑700‑54‑52  (круглосуточно)

 

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях