Малиновый звон: как звучат православные храмы в Волгограде

Волгоградская правда
В старину церковный перезвон имел большее значение, чем сегодня. Каждый колокол имел свое, особое предназначение. Один из них звонил, если пришла беда, во второй били в набат, третий «говорил» в метель, чтобы путники не заблудились. О том, как же могут звучать православные храмы, рассказал Александр Моренов – руководитель школы колокольного звона, действующей при Казанском кафедральном соборе Волгограда.

От Камышина до Москвы

Путь к храму для Александра Моренова был своеобразным. Родом он не из церковной семьи. В 2005 году Александр окончил хореографическое училище по классу современных танцев.

Однако вопросы смысла жизни, бытия молодого человека с быстрыми ногами не переставали волновать, потому и поступил он в духовное училище при Царицынском православном университете, а затем в православный университет.

Там же познакомился со звонарским искусством.

– Выпускник училища Алексей Власов предложил нам освоить это послушание и показал простейшие приемы, – вспоминает Александр. – Сам я до этого времени к колокольному звону был равнодушен. Все изменилось, когда впервые поднялся на колокольню Свято-Духова монастыря и колокольный звон окружил меня со всех сторон. Там я и понял, что это – мое…

Собственной звонарской школы в Волгограде тогда не было. И совершенствовать мастерство Александр Моренов поехал в Камышин, к единственному в ту пору в нашей области профессиональному звонарю Федору Кузнецову из Свято-Никольского храма.

– Учился у него правильной постановке рук, требующейся при колокольном звоне, а еще он мне показал рисунки колокольного звона, – рассказывает Моренов.

Звонарь Федор Вадимович Кузнецов – самобытный, придерживается собственной манеры звона, близкой к народным наигрышам, тяготеет к задорным казачьим напевам.

Бог помог

Затем была учеба в Москве у знаменитого на всю Россию мастера колокольного звона, специалиста по оборудованию колоколен Ильи Дроздихина. Там Моренов приобрел бесценный опыт московской традиции звонарского искусства, которая является синтезом исторических звонов Троице-Сергиевой лавры и Новодевичьего монастыря.

А дальше, как говорится, Бог помог. Проезжал как-то возле Казанского собора некий москвич по имени Эдуард, коллекционер колоколов. В машине у него в тот момент был один исторический колокол. Поднялся москвич на колокольню, поговорили они с Мореновым по душам. Да так хорошо поговорили, что тот захотел отдать даром колокол волгоградцам и предложил за свой счет приобрести целый набор новых – теперь эти колокола в Казанском соборе.

Александр Моренов окончил курсы в Москве и в 2012-м создал школу колокольного звона при Казанском кафедральном соборе в Волгограде. Гордится выпускниками – их уже больше 100.

Как преподаватель Александр ездит по всей стране – от Салехарда до Чечни, а также регулярно участвует в фестивалях колокольного звона, где звонари из разных регионов друг у друга учатся.

– Я изучал церковное пение, сам пел в хоре, занимался в православном народном театре «Благодатное небо», – рассказывает Александр. – Но колокольный звон остался на первом плане.

Другие же виды искусства мне помогают. Например, оказалось, что в колокольный звон можно перенести некоторые приемы пения, сделав его более живым, придав своеобразное дыхание и выразительность. Вообще церковные колокола по своей специфике близки к ударным инструментам, но участвуют не только руки, но и все тело – если колокол тяжелый.

Исторически по принципу полифонии колокола делятся на 3 группы, и это соотносится с построением церковного хора, где есть высокие, средние и низкие голоса. Также выстраиваются колокольные звукоряды.

Льют колокола в России из так называемой оловянистой бронзы, в составе – 80 % меди, остальное – олово, в некоторые добавляют еще серебро. Литье – сложный процесс, многое делается вручную. А некоторые производители возрождают историческую технологию, когда колокола отливаются в глиняных формах, изготовленных по специальным лекалам. Есть такие колокола и в Казанском соборе.

Современная технология дает более звонкие, плотные и насыщенные тона – в старину звук был мягче и ниже. Моренов добавляет: хоть 10 внешне совершенно одинаковых колоколов отлей – каждый будет звучать по-своему!

Первый момент удара всегда идет основной тон, затем подключаются обертона. Тон определяется размерами, формой и материалом – чем больше колокол, тем ниже тон.

Когда и как звонят колокола?

Звон бывает будничным, праздничным, красным, пасхальным, погребальным, малиновым (название происходит от бельгийского города Мехелен). Самыми низкими тонами звучат колокола-благовестники. Их звук распространяется на большие расстояния. Мерные удары в такой колокол созывают верующих к церковной службе.

Затем, после благовеста, исполняется так называемый трезвон, когда в особенной художественной форме звучат все колокола звонницы.
Перезвон – это поочередные удары в каждый колокол на колокольне. Это сугубо церковный вид звона, и используется он довольно редко – например, в страстную пятницу, во время службы погребения Спасителя.

Перебор звучит тогда, когда человека погребают. Если при перезвоне колокола звучат от большого колокола к малому, то при переборе – наоборот, от маленького колокола к большому. Так, как проходит жизнь человека, от младенчества к старости. Есть также в переборе и так называемый «удар во вся» – сразу во все колокола, символизирующий обрыв, прерывание жизни человека.

Набат – это предельный по своей силе звук колоколов. Но сейчас набат практически не применяется. Заменили его сирены да гудки.
Звоны, помимо церковных, бывают еще и концертные. На колоколах с помощью особых устройств, карильонов, можно исполнять и музыкальные мелодии, включая даже фуги Баха. Такие карильоны привез когда-то в Россию Петр I.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий