Многодетная бабушка из волгоградского села встречает свою 109-ю весну

  • Многодетная бабушка из волгоградского села встречает свою 109-ю весну
  • Многодетная бабушка из волгоградского села встречает свою 109-ю весну
Марфа Нефедовна воспитала троих детей и шестерых внуков, сегодня у нее уже восемь правнуков и три праправнука, но она по-прежнему глава большого семейства. Старейшая жительница хутора Глазуновского Кумылженского района Волгоградской области давно перешагнула вековой рубеж − 10 мая ей будет...109 лет! "Знаете, "она так долго живет, наверное, потому что ей есть для кого жить", – объясняют родные. Бог дал Марфе Нефедовне не просто многие лета, но и испытаний столько, что иному и на три жизни хватит. О судьбе женщины, которая родилась в Российской империи, видела революцию, Гражданскую войну, Великую Отечественную, была гражданкой СССР, а теперь - РФ, расскажет наша коллега Ольга Сурагина.

За мужем на край света

Родилась она в крепкой зажиточной семье – много родни, любящие родители. Но отец Нефед, воевавший в рядах красных партизан, погиб в Гражданскую войну.

Его вдова Катерина, оставшаяся с тремя детьми на руках, получила на мужа казенную бумагу: мол, героем он был, красным командиром. Правда, бумага не спасла, когда справное хозяйство пришли раскулачивать, даже крепкий дом лихие люди разобрали по бревнышкам.

Много лет Катерина с дочерьми нищенствовала, снимая углы у чужих людей, и работала, работала без устали. Такой же работящей стала и Марфа. Бралась за все, вот только образование получить было некогда.

Так и не научилась девушка ни читать, ни писать, и до сих пор на разных официальных бумажках ставит только крестик. Однако отсутствие образования не помешало ей счастливо выйти замуж в 1935 году. Фома Меньков считался очень приличной партией – бригадир тракторной бригады!

К началу 40‑х у них с Марфой родилось уже четверо детей.

Двое, правда, умерли во младенчестве.

Когда началась Великая Отечественная, Марфа поначалу не слишком волновалась – статус бригадира давал мужу бронь. Но в октябре 43-го он все равно пошел на фронт. «Не расстраивайся! – говорил на прощание жене, беременной пятым ребенком. – Война скоро кончится, а деток ты прокормишь – за меня семейству почти тонну зерна пообещали».

А через несколько месяцев на Фому пришла похоронка. Дети – 7‑летняя Мария, 5‑летний Иван и новорожденный Мишутка – остались сиротами. Тосковала Марфа по‑черному. Однажды чуть в колодце не утопилась – племянники ее схватили, когда она уже ногу перенесла через низенький сруб. Когда пришла в себя, объяснила: Фома, мол, ее звал за собой, а она была готова идти за ним на край света…

«Пусть голодно, но со мной!»

Спасала только работа. Мария Фоминична, которой сегодня уже 83 года, вспоминает, что никогда не видела, чтобы мама сидела без дела. Всегда ее руки были чем‑то заняты. А работать в колхозе приходилось от зари до зари.

Первое время – с трактористом на прицепе. Но однажды, страшно устав, задремала и свалилась, хорошо, что тракторист вовремя увидел – иначе беды не миновать. После этого Марфу направляли уже только на ферму – там для матери троих детей безопаснее.

Семья голодала, хлеб на столе у Меньковых был редкостью, а если и появлялся, весь его Марфа отдавала детям.

Земляки многодетной Марфе пытались помочь. Соседи ребят подкармливали. А однажды в дом к Меньковым приехали люди из Кумылги, предложили забрать Ваню и Мишу в детдом – там им сытнее будет. И снова рванулась мать на защиту своих детей. «Пусть голодно, зато со мной, никому их не отдам!» После того разговора семилетнему Мишутке нашли работу в колхозе – сторожить цыплят от коршуна. А птичницам строго-настрого наказали подкармливать цыплячьего пастушка.

«Так что трудовой стаж у меня идет с семи лет!» – улыбается Михаил Фомич, вспоминая свое не сильно радостное детство.

«Чужой детям не нужен»

Случилась у Меньковых и еще одна беда: как‑то в грозу их дом сгорел. Молния попала прямо в маленького Мишу. Мария пыталась поднять оглушенного брата.

Соседи, увидев пожар, кинулись на подмогу. Мишу закопали в землю – считалось, что так электрический заряд быстрее выйдет из тела, потом отвезли в больницу.

Пожар заметили и работающие в поле колхозники, тоже поспешили на помощь.

Марфа до последнего не знала, что горел именно ее дом. А когда увидела головешки, застыла, как неживая. Придя в себя, задала только один вопрос: «Дети где?»

Долго потом металась по станице в поисках младшего – никто не решался сказать обезумевшей от горя матери, что он в больнице. Дети росли, мать в них души не чаяла, замуж она, яркая и статная, так и не вышла.

«Не нужен, – объясняла, – моим ребятам чужой дядька». И снова работала, работала и работала. Всему, что знала и умела, своих детей Марфа научила. Михаил Фомич, например, который вот уже несколько лет вдовствует и живет с матерью, и домашнюю животину в порядке содержит (по профессии он зоотехник), и сам вяжет из пуха носки, свитера и жилеты, вкусно готовит, может даже хлеб испечь.

– Единственное, чему мама меня не научила – это прясть, – говорит он. – Два года назад она забеспокоилась: в доме три мешка козьего пуха пропадает, надо бы его спрясть да связать что‑нибудь. Сын отказался – с глазами после операции проблемы были.

– Так она за зиму все три мешка пуха спряла, сама носки связала и по внукам-правнукам раздала, а ей тогда было уже 106 лет! – говорит Михаил Фомич.

«Как с вами расставаться?»

Марфа Нефедовна по‑прежнему хозяйка в доме, ее слушаются все шестеро внуков, восемь правнуков и трое праправнуков! Семья обожает свою бабулю. Ее 100‑летие широко отмечали. В доме все не уместились – на улице столы накрыли.

Болела за всю свою долгую жизнь бабушка Марфа всего два раза. Первый раз по молодости с пневмонией лежала в больнице. Уколы себе делать разрешала, а таблетки не пила – собрала в узелок и принесла домой: детей лечить, если вдруг что. А второй раз подвело здоровье уже только в 90 лет.

– Началось сильнейшее внутреннее кровотечение, – рассказывает Мария Фоминична. – Мы тогда подумали: ну вот и все. Миша тогда склонился к ней и закричал по‑дурному: «Маманя, на кого же ты меня оставляешь?!» И тут мама вдруг открыла глаза.

Марфу Нефедовну сразу отвезли в больницу, а там врачи сказали родным, что была клиническая смерть. Потом уже, когда Марфа Нефедовна пришла в себя, то сказала родным: «Измучилась я жить, а помирать не хочется. Как же с вами‑то расставаться?»

– Знаете, она так долго живет, наверное, потому что ей есть для кого жить, – объясняют родные.

Сейчас весна на дворе, 109‑я весна Марфы Нефедовны.

Она снова готовится к ней. Расспрашивает, начал ли работать сын в огороде, есть ли рассада. В прошлом году сама сорняки выпалывала – запустил, говорит, работу сынок. В этом году такого безобразия не будет, у Марфы Нефедовны все под контролем.

– Я, – говорит Михаил Фомич, – у нее спрашиваю: «Мам, а если ты доживешь до моего 100‑летия, тоже воспитывать будешь?» – «А то как же! – отвечает. – За всеми вами нужен глаз да глаз!» Вот какая у нас мамочка!..

Читайте еще в рубрике «Выбор редакции»:

92-летний агроном из волгоградского хутора работала в Верховном Совете

Камышинские супруги-отшельники на Крещение омывались из колодца-«бутылки»

Волгоградцы увидели редкие фотографии сталинградских детей

Волгоградцы отмечают 95-летний юбилей поэтессы Маргариты Агашиной

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях