«Мы – миф»

«Мы – миф»
В этом году в Волгоградской области впервые вручали национальную премию «Stella vitae» лучшим сотрудникам службы скорой медицинской помощи. Одним из первых лауреатов «Stella vitae» стал Николай Котелов, работающий на станции скорой медицинской помощи города Михайловки. Он был признан победителем в номинации «Лучший врач-специалист скорой помощи». Ну как не побеседовать с таким замечательным человеком?!

– Николай Викторович, давно вы на «скорой»?

– С 2000 года. Пришел туда из кардиологического ЦРБ.

– Правда? Обычно наоборот бывает: врачи сначала на «скорой» опыт нарабатывают, потом в стационары уходят…

– Не согласен. На «скорой» как раз и требуются достаточно опытные, квалифицированные, умные врачи, уже что-то имеющие за плечами. А молодым сложно начинать на «скорой». Очень сложно.

– Вы не пожалели, что оставили больницу ради «03»?

– А я не оставил. Я по-прежнему дежурю в кардиологическом отделении и к тому же еще преподаю в Михайловском медицинском колледже.

– Сколько же у вас часов в сутках, интересно?

– По-разному бывает. Но я все успеваю.

– В «скорой» вы на ставку работаете?

– Ну кто же у нас в медицине работает на ставку? Даже сегодняшний Президент России Владимир Путин этот анекдот знает: «Почему все врачи работают на полторы ставки? Потому что на одну есть нечего, а на две – некогда».

– Укомплектованность кадрами у вас на Михайловской станции скорой помощи хорошая? Мы недавно были на Волжской станции СМП, которая также стала лауреатом премии «Stella vitae» как лучшая станция «скорой» в Волгоградской области. Так там укомплектованность врачами всего 50%.

– У нас почти аналогичная ситуация: фельдшеров достаточно, врачей же, как обычно, не хватает.

– Скажите, Николай Викторович, что самое главное в профессии врача, который работает на «скорой»?

– Очень важно не теряться в любых ситуациях, какими бы они ни были.

А какие они бывают?

– Суициды, например, ДТП или травмы, не совместимые с жизнью. Иногда приходится оказывать медицинскую помощь человеку где-то в большом коллективе, когда вокруг десятки и даже сотни глаз наблюдают за тобой. И наблюдают далеко не всегда добрым взглядом: ну что, не можешь помочь?! А некоторые откровенно жаждут твоей крови. Такое тоже бывает.

– Что больше запоминается в вашей деятельности – негативные моменты или, наоборот, хорошие?

– Запоминаются в основном хорошие. Ведь если «скорую» «использовать» действительно по назначению, мы много успеваем.

– Я тут на днях палец сильно порезала, долго кровь остановить не могла. Так приятель все порывался мне «03» вызвать. Я протестовала – жалко мне ваших коллег лишний раз беспокоить.

– И правильно. Я считаю, что каждый гражданин должен уметь оказывать первую помощь – остановить кровь, сделать искусственное дыхание и т. д. Этому учат в школе, во всех учебных заведениях. И водители, имеющие права, должны уметь ее оказывать, а не стоять и не ждать, пока мы приедем на ДТП.

– Ну, вы же понимаете: сдали экзамены – и сразу все забыли.

– Понимаю, но очень часто от того, как быстро человеку будет оказана первая помощь, зависит его жизнь. Самый страшный эпизод в моей «скоропомощной» биографии случился в 2011 году, когда на трассе Волгоград – Москва насмерть разбилась многодетная семья – отец и четверо детей. В живых остались только мама и трехлетняя дочка. Это было ужасно. До нашего приезда их вытащили из машины и уложили на асфальт – три ребенка и один взрослый. Даже сейчас вспоминаю – мурашки по коже.

– А смешные эпизоды в вашей работе бывают?

– Смешных масса. Смешными я называю все необоснованные вызовы. Ну, поссорились друг с подругой – «скорую»-то зачем вызывать?

– По телевидению часто показывают сериалы про «скорую помощь». Похоже на реальную жизнь?

– Они совсем в нее укладываются! Все приукрашено, литературно. Очень многие вещи не показывают так, как оно есть на самом деле.

– Что конкретно вас возмущает? Недавно шел сериал «Самара». По-моему, симпатично…

– Да там оснащение бригад СМП показывают такое, которое далеко не в каждом городе России есть! В Волгограде так оснащены, может, всего две-три бригады. Нет, не нравятся мне эти сериалы. Они вводят население в заблуждение. Они формируют у людей представление, что вызвал «скорую» – и тебе помогли от всего. Не бывает так. К сожалению.

– Давайте о другом поговорим. Человек, как правило, хорошо знает своего участкового врача и врачей-специалистов, к кому пришлось обратиться. А помнят ли пациенты врачей «скорой помощи? Вот вы встречаете на улице человека, которому жизнь спасли, – он вас хотя бы узнает? Спасибо говорит?

– Врачей «скорой» запоминают редко. Мы – миф. Мы прибыли через 5-15 минут, оказали неотложную помощь, вытащили человека из состояния клинической смерти, доставили в лечебное учреждение – а он выздоравливает и не знает, кто помог. У него складывается мнение, что помог именно тот врач, который лечил его в стационаре. Но если бы не было нас, она или он умерли бы, даже не доехав до стационара.

– То есть обидно бывает?

– Бывает. Работая в кардиологическом отделении, я часто вижу своих пациентов. Привозил их в больницу в тяжелом состоянии, без сознания, с инфарктом. А они не помнят этого. Только редкие подходят: «Ой, доктор, это вы! А это я!»

– Мы как-то беседовали с доктором со «скорой» в Волжском, и она рассказывала, как спасала молодую женщину – медсестру, очень хорошего профессионала, грамотную, которая все понимала и уходила в полном сознании. Доктор произнесла фразу, которую я до сих пор забыть не могу: «Так мы с ней вместе и умерли!». Вам такое приходилось испытывать – вместе с пациентом умирать?

– Это очень печально, но бывают такие случаи, когда действительно очень, очень хочется оказать помощь, когда реанимационные мероприятия оказываем в течение 20-30 минут по пути следования, доставляем человека в лечебное учреждение, а он все-таки погибает. И для нас это тоже трагедия. Мы переживаем, мы сопереживаем. Порой даже плачем, так жалко бывает. Головой я понимаю, что предпринял практически все возможное. Но вопросы всегда остаются: почему? Что я не сделал? Может, что-то упустил? Переживаем всегда. И не верьте тому, кто скажет, что это не так. Я 40 лет работаю в медицине и так и не смог привыкнуть к смерти.

Да! Самое интересное я забыл. Совсем недавно, в апреле, я принимал роды на трассе Волгоград – Москва. Двойню! Родились две девочки очень даже удачно. Живые, хорошенькие детки, сразу заплакали у меня на руках. Мы их доставили в родильный дом в Михайловку. Их уже давно выписали. Вот такие моменты все компенсируют.

– Ну, мамочка-то точно должна была вас запомнить!

– Запомнили. Они мне с мужем даже звонили, благодарили. Откуда-то телефон нашли. Я очень хотел, чтобы это была тройня – как-то мне уже доводилось двойню принимать. Но у меня с тройней не получилось почему-то.

– Вы знаете, Николай Викторович, это проблема папина, а не ваша. Папа что-то недоделал. Но у вас, я так полагаю, и без того детей немало. Я имею в виду ваших студентов.

– Да, я педагог с большим стажем. В медколледже готовят фельдшеров конкретно для работы на «скорой», и я преподаю им только клинические предметы на последнем, четвертом курсе. То есть это вся неотложная помощь, госпитальная помощь, которая нужна на ФАПе, на селе, где нет врачей, нет консультантов – профессоров и академиков. Фельдшер там один. Вот этому я их и учу – как бы я поступил в данной ситуации, как нужно поступить. Многие мои выпускники учатся в медицинском университете. И я очень рад за них. Они часто звонят. Много звонков и от тех, кто уже закончил вуз и работает врачом. Это счастье.

– Как вы отнеслись к премии «Stella vitae» и к тому, что стали одним из первых ее лауреатов? Ее же вручали в области впервые.

– Очень приятно, что она появилась. Врачи работают на «скорой» с XVIII века. Мы были – но на нас не обращали внимания. Мы работали – но где-то там…

– Заведующий кафедрой амбулаторной и скорой медицинской помощи ВолГМУ профессор Сергей Краюшкин говорит, что вы – как солдаты на передовой.

– Точно. Впереди нас больные, а сзади администрация наезжает. Но если серьезно, то, конечно, здорово, что на форуме регионального масштаба наградили меня, совершенно рядового доктора, назвали лучшим. Я уже жене позвонил, порадовал.

– Жена у вас на «скорой» работает?

– Нет. Она педагог.

– А вы с ней как познакомились? Тоже медицинскую помощь оказывали?

– Тоже нет. Познакомился во время учебы в медицинском институте на свадьбе моего друга, с которым вместе учились. Тоже, знаете ли, судьба…

Поделиться в соцсетях