«Нам необходима своя, рабочая, социалистическая печать…»

  • «Нам необходима своя, рабочая, социалистическая печать…»
  • «Нам необходима своя, рабочая, социалистическая печать…»
  • «Нам необходима своя, рабочая, социалистическая печать…»
  • «Нам необходима своя, рабочая, социалистическая печать…»
Со слов, вынесенных в заголовок этой публикации, начинается одна из первых статей новорожденной газеты "Борьба".

Позднее, в советское время, тексты такого рода называли передовицей. Именно они задавали тон, показывая курс, которым двигается то или иное партийное издание.

Деньги для «Борьбы»

В том, что «Борьба» изначально являлась таковым изданием, сомневаться не приходится. Орган Царицынского комитета РСДРП (Российская социал-демократическая рабочая партия) – значится под названием газеты. И первым делом редакция обратилась к своим сторонникам, общественным корреспондентам, призывая их к активному сотрудничеству.

Как всякая новая газета, «Борьба» испытывала немалые трудности с финансированием. Средства на издание, распространение, оплату штатных сотрудников – все эти злободневные вопросы приходилось решать по ходу. Годились для этой цели все средства: пожертвования – так называемые кружечные сборы, читались лекции, проводились благотворительные концерты, рабочие перечисляли однодневные заработки в фонд газеты…

Как действовать

На первых порах газета напоминала скорее прокламацию, в которой, помимо оценки текущих событий с позиций большевиков, призывов, давались и четкие инструкции – как действовать. Такой курс имел безусловный успех, число сторонников РСДРП стремительно росло. И во многом этому способствовал антивоенный курс издания. «Война обходится России в 54 млн рублей в день, – говорится в статье, – и вот нам говорят – поддержите военный заем – заем «Свободы». Каким образом нашли возможность сочетать эти два понятия?»

К борьбе за прекращение «братоубийственной войны» большевики подключили и военнопленных. Война к тому времени уже давно утратила свою популярность, привела к колоссальным людским и экономическим потерям. На фоне стремительного падения жизненного уровня население, и прежде всего рабочие, все активнее становились участниками политических процессов.

Приближались выборы в гласные Царицынской городской думы, местный комитет РСДРП опубликовал список своих кандидатов, который возглавили Сергей Минин и Яков Ерман.

Убедительная победа

9 июля 1917 г. состоялись выборы в городскую думу. Меньшевики, эсеры, бундовцы получили 41 место, а большевики – 39. Итоги выборов не понравились меньшевикам и эсерам, и они добились их отмены.

Но на повторных выборах 27 августа большевики одержали еще более убедительную победу, получив две трети голосов. В руководящие органы Совета были избраны Минин, Ерман и другие большевики. В истории города на Волге была открыта новая историческая страница: власть мирным путем перешла в руки Царицынского Совета, ведущая роль в котором принадлежала большевикам.

Одновременно те выборы подтвердили общую закономерность для всей России: избиратели преимущественно отдали свои голоса социалистическим партиям и группам социалистической ориентации.

Крик души на газетной странице

Кредит доверия, полученный от избирателей, новая власть взялась оправдывать с рвением. Накормить и благоустроить стремительно растущий уездный город – вот чем пришлось заниматься в первую очередь новой власти. По объявлениям в газете «Борьба» вряд ли можно было определить, сколь непростое время переживает уездный город. «Продаются корова и мебель…», «опытный учитель ищет учеников…», «переехал кооператив сапожников…», «найден кошелек с тремя рублями…» Будни, бытовая суета…

Но письма в газеты стали приходить уже иного плана.

«Гражданин редактор! Нам – крестьянам – запрещено доставлять съестные припасы в гор. Царицын. Все продукты, как?то: муку, масло, яйца и сало, которые мы везем за тридцать-сорок верст в город, в Ельшанке милицией отбираются, причем уплачивают нам за отнятые продукты по следующей таксе: яйца – 30 копеек за десяток, масло – 45 копеек за фунт, сало – 37 копеек за фунт. Если же мы протестуем против такого ограбления, за отнятые продукты нам не платят ни копейки. За неграмотных крестьян, ограбленных милицией – Картузов».

А вот крик души от человека, избитого на митинге в станице Пятиизбянской:

«Обсуждался вопрос о признании или непризнании власти Советов и об учреждении этой власти у нас на хуторах и в станицах. На этом собрании я старался подействовать словом убеждения главным образом на стариков, которые больше всех противились установлению власти Советов на хуторах и в станицах. Кому не известно, что старики говорят не от себя, а их подстрекают всякие атаманы, заседатели, кулаки и офицеры, которым жалко расставаться со своими погонами и со своим правом заставлять нас носить ярмо и работать на них? И что же получилось? Старики, подстрекаемые врагами трудового народа, начали неистово кричать: он ярый большевик, его надо сейчас же убить».

Завершился митинг тем, что оратора жестоко избили и только через сутки отпустили на волю.

…Путь к гражданскому миру только начинался, а пролегал он через Гражданскую войну. Она была уже не за горами.