Не возжелай дать взятку ближнему своему

Не возжелай дать взятку ближнему своему
Министр Юстиции РФ Александр Коновалов попросил помощи у духовенства в борьбе с коррупцией. В РПЦ идею поддержали. Но станет ли теперь меньше взяток?

Вопрос о духовном осмыслении неправомерности коррупционных действий обсуждался на заседаниях рабочей группы президиума совета при Президенте РФ по противодействию коррупции с представителями официальных религиозных конфессий. В РПЦ идею поддержали, заявив, что коррупция – не только преступление, но и нравственный проступок. Поможет ли государству религия?

Исповедь вместо листовок

Старший помощник прокурора Волгоградской области Оксана Черединина уверена, что в деле борьбы с коррупцией все разрешенные законом и моралью средства хороши:

– Почему нет? Наше государство тратит на листовки и брошюры с названиями вроде «Стоп коррупция!» огромные средства. А меж тем проповедь священника, которому прихожане доверяют, может иметь больший эффект, чем листовки. Неприятие коррупции должно воспитываться в обществе!

По словам Чередининой, в Волгоградской области, как и в других регионах России, постоянно выявляют преступления коррупционной направленности. Коррупция проникла во все сферы жизни.

– На моей памяти – коррупционные дела в сфере госзакупок, в делах земельных отношений, в медицине, – перечисляет помощник прокурора. – Вот только на днях прокуратура добилась отмены оправдательного приговора по громкому уголовному делу о взятках.

«Мелких коррупционеров не бывает!»

Речь об истории с установлением инвалидности, в деле фигурируют руководитель филиала-бюро № 3 «Главного бюро медикосоциальной экспертизы по Волгоградской области» Наталья Карпенко и ее супруг Игорь Жуков.

По версии следствия, в период 2012–2014 гг. Карпенко при посредничестве Жукова получила от шести граждан взятки в размере от 30 до 380 тыс. рублей за решение вопроса об установлении инвалидности. Всего следствием вменялось получение взяток на сумму свыше 1,5 млн рублей.

Кроме того, Жуков периодически получал от граждан денежные средства в размере от 8 до 10 тыс. рублей якобы для их дальнейшей передачи врачам поликлиник и больниц Волгограда за оформление медицинских документов и направление на медико-социальную экспертизу. Однако Жуков полученные деньги никому не передал и распоряжался ими по своему усмотрению.

– Я считаю, – продолжает Оксана Черединина, – что не бывает «мелких» коррупционеров. Каждый берет столько, сколько ему дают на его рабочем месте: мог бы, брал бы больше. И в данном деле о взятках за установление инвалидности каждый взяткодатель давал вроде бы небольшие деньги, но в сумме накопилось столько взяток, что речь идет уже о сумме свыше миллиона рублей.

Поэтому, убеждена помощник прокурора, о грехе стяжательства и неприятии коррупции как преступления обязательно нужно говорить, причем не только в церквях, но уже в школах, воспитывая юное поколение.

Можно перевоспитать!

Протоиерей Олег Кириченко, настоятель храма Иоанна Предтечи и член Общественной палаты Волгоградской области, утверждает, что в своих проповедях волгоградские священники уже говорят о грехе стяжательства. Так что, можно сказать, предложение Минюста начало выполняться на волгоградской земле.

– Возможно, это не будет самой эффективной мерой по борьбе с коррупцией, – размышляет Олег Кириченко. – Но, как одна из мер по борьбе с этим злом, проповеди антикоррупционной направленности имеют право на существование. Церковь – это же не каста священников, церковь – это все верующие люди. Поэтому тему коррупции, о которой писали еще в Евангелии, надо поднимать для обсуждения. Еще Христа современники обвиняли в том, что он ведет знакомство и беседы с мытарями, которых многие считали коррупционерами. На что Христос ответил: «Я пришел спасать не праведных, но грешных». И позже один из этих мытарей-коррупционеров Закхей, побеседовав с Христом, заявил, что полностью переменил свои взгляды на жизнь и готов измениться: «То, что брал, я вчетверо отдам!»

Одним словом, и с коррупционерами, считают волгоградские священники, надо вести беседы о смысле жизни. Правда, потребуются для этого специально обученные отцы церкви.

– Адаптацией Священного Писания, я думаю, должны заняться не простые священники, а специально назначенные на эту миссию интеллектуалы из числа священнослужителей, – говорит Кириченко. – Что же касается бесед со школьниками и студентами о грехе стяжательства и других грехах, насколько я знаю, в Москве такие беседы уже проводятся, у нас же этот процесс пока представлен очень слабо.

Лиха беда начало?

«У них нет ни веры, ни совести»

А вот политологи настроены весьма и весьма скептически.

– Коррупция как один из тяжких грехов упоминается не только в священных текстах христиан, но и в священных писаниях других конфессий, – говорит волгоградский эксперт Виталий Арьков. – Священники пытаются бороться с грехом стяжательства проповедями уже не одну тысячу лет, но каков результат?

По мнению политолога, проповеди и антикоррупционная пропаганда со стороны священников – скорее моральное подспорье, чем эффективная мера.

– Ведь многие коррупционеры, отдавая дань моде, ходят в церковь, истово крестятся, окунаются в иордань и совершают другие ритуалы, – отмечает Арьков. – Но, на самом деле, у них нет в душе ни веры, ни совести.

Увещевания, убежден эксперт, могут подействовать только на простых прихожан: чтобы они не давали взяток. Но и это благо, разве нет? Ведь дача взятки – тоже преступление.

Вобщем, получается, что помощь церкви лишней точно не будет. И волгоградские священники к новой миссии уже готовы.

DNG

Поделиться в соцсетях