Прокурор Денис Костенко: «Со мной нельзя «договориться»

  • Волгоградская правда
  • Волгоградская правда
  • Волгоградская правда
В 2020 году указом Президента РФ прокурором Волгоградской области был назначен Денис Костенко. Ему 48 лет, он родился в Омске, там окончил вуз и сразу пришел работать в надзорное ведомство. Начинал следователем, через три года стал заместителем прокурора района, затем города. Служил на различных постах в Омской областной прокуратуре, в 2005-м назначен зампрокурора Алтайского края, в 2007-м – первым заместителем Западно-Сибирского транспортного прокурора, а в 2018-м возглавил это ведомство. О своих задачах на новом посту в Волгоградской области Денис Костенко рассказал в интервью «Волгоградской правде» и телеканалу «Волгоград 1».

«Для меня Волгоград – особый город»

– Денис Алексеевич, вы до своего назначения были в Волгограде?

– Нет, я приехал после назначения сюда впервые, хотя конечно же слышал и многое знал об этом легендарном городе. В прокуратуре мало работы не бывает в принципе, но когда я возглавил прокуратуру такого крупного субъекта, как Волгоградская область, мне потребовалась определенная адаптация. Отрадно, что в моем подчинении – коллектив профессионалов высокого уровня, хотя определенные кадровые решения приходилось и приходится принимать.

– Что успели увидеть в Волгограде, какими были первые впечатления?

– Сейчас я уже считаю себя волгоградцем, а по приезде, конечно, побывал в тех местах, которые являются знаковыми для всех нас, для каждого россиянина, – Мамаев курган, музей-панорама «Сталинградская битва».

Я уверен, что, несмотря на возраст, регион проживания, тот, кто побывал здесь, в городе-герое Волгограде, уже по-другому смотрит на события Второй мировой войны.

Для меня эта тема очень важна, потому что я давно изучаю историю Великой Отечественной войны, особенно Северо-Западный и Волховский фронты, также особый интерес вызывает история Сталинградской битвы.

– Если говорить о дне сегодняшнем, с вашей профессиональной точки зрения есть какая-то специфика у Волгоградской области? Наверняка слышали о громких расследованиях, связанных с правоохранительной, судебной системой, – то же дело генерала Музраева, экс-судьи Добрыниной?

– Я бы не назвал это какой-то волгоградской спецификой, похожие дела есть и в других регионах, и, поверьте, тоже не менее сложные, где также фигурируют громкие фамилии. И в целом, если оценивать криминогенную обстановку в Волгоградской области, то каких-то существенных отличий, по крайней мере, от тех субъектов РФ, где мне приходилось работать, на мой взгляд, нет. Добавлю только, что это общая картина, она прежде всего зависит от активности и эффективности работы правоохранительной системы.

– После назначения у вас наверняка были рабочие встречи с губернатором, руководителями силовых структур – какие приоритеты работы наметили?

– В первый же месяц работы такие рабочие встречи у меня состоялись, и мне отрадно отметить, что со всеми руководителями я нашел взаимопонимание.

Отмечу очень глубокое погружение в проблематику региона со стороны губернатора, те проблемы, которые приходится решать ему, опосредованно стоят и перед нами.

Например, работа здравоохранения, своевременная выплата зарплат, помощь обманутым дольщикам.

Реагировать в ручном режиме

– Пандемия изменила список приоритетных социальных тем?

– Да, мы это понимаем и видим. У прокурора, который находится на переднем крае проверок в различных сферах, безусловно, есть актуальная, объективная информация о проблемах. Пандемия их обострила, особенно что касается здравоохранения. Жалобы на несвоевременное оказание помощи, не в полном объеме, зачастую оказывались справедливыми. Но нужно понимать, что мы находимся в чрезвычайных условиях, это требует непростых решений, часто буквально в ручном режиме нужно реагировать. Чтобы решать вопросы, органам власти приходится перестраивать всю систему работы медицины.

– Один из острых социальных вопросов – льготные лекарства, средства реабилитации для инвалидов. Часто ли приходится вмешиваться прокуратуре, чтобы защитить права граждан?

– Ежегодно увеличивается количество выделяемых бюджетных средств на перечисленные вами сферы, но финансирования все равно не хватает. И к нам продолжают поступать жалобы от инвалидов, родителей детей-инвалидов на отсутствие бесплатных лекарств либо средств технической реабилитации. В каждом случае разбираемся в причинах, стараемся помочь людям.

В этом году 14 детей-инвалидов, страдающих тяжелыми онкозаболеваниями, сахарным диабетом, муковисцидозом, были обеспечены препаратами именно на основании судебных решений, вынесенных по искам прокуроров Дзержинского, Красноармейского, Краснооктябрьского районов Волгограда, города Волжского и ряда районов области.

Иногда речь идет о такой цене лекарств, которую никогда сами семьи не осилят. К примеру, по иску прокурора 8‑летний мальчик, страдающий спинальной мышечной атрофией, обеспечен препаратами на сумму более 30 млн рублей. А всего по нашим актам реагирования – представлениям, искам – в 2020 году граждане получили льготные лекарства на сумму более 200 миллионов рублей.

Сговор на торгах и цветная плитка

– Кроме здравоохранения, какие еще темы требуют особого внимания прокуратуры?

– В нашей работе есть ряд неизменных приоритетов. Кроме защиты прав граждан в сфере здравоохранения, это минимизация долгов по зарплате, обеспечение прав несовершеннолетних, защита прав предпринимателей, противодействие коррупции, проблемы обманутых дольщиков, ЖКХ.

Эти темы подтверждаются в ходе личных приемов граждан, по этим основным направлениям ведется системная планомерная работа прокуратуры.

Еще один приоритет, который я сразу обозначил подчиненным, – надзор за законностью расходования бюджетных средств.

Очень важно, чтобы каждый бюджетный рубль расходовался максимально прозрачно и эффективно, в этой связи кардинальному пересмотру подвергнута система надзора за организацией закупок, реализацией мероприятий приоритетных нацпроектов.

– Каковы результаты такого надзора? Если можно, то с конкретными примерами.

– Приведу один из последних и, на мой взгляд, самых ярких примеров. На протяжении ряда лет два юридических лица совместно принимали участие в закупках на поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для нужд медучреждений, в том числе Волгоградской области. И выполняли ряд согласованных действий с целью победы в торгах, при этом начальная цена закупки снижалась незначительно. Налицо – сговор, отсутствие конкуренции, что влечет расходование бюджетных средств в большем объеме, чем если бы торги проводились честно, конкурентно.

Итог: УФАС по Волгоградской области рассмотрело дело об административном правонарушении, которое было возбуждено прокуратурой региона, и юридическое лицо ООО «ВМТ-Техсервис» привлечено к ответственности, назначен штраф в размере 1 млн руб.

Еще пример – в рамках регионального проекта «Формирование комфортной городской среды», входящего в нацпроект «Жилье и городская среда», некоторые главы местного самоуправления допускали искусственное дробление контрактов.

– Это чтобы отдать подряды определенным фирмам?

– Да, ведь по законодательству, когда сумма контракта не превышает 600 тысяч рублей, его можно заключить с единственным исполнителем, без каких-либо конкурсных процедур. На практике получается, что на выполнение одних и тех же работ заключается несколько договоров, по которым исполнителем без конкурсных процедур становится одна и та же фирма.

Дошло до абсурда – один из глав сельских поселений Старополтавского района раздробил 1 млн 800 тысяч рублей на несколько договоров с единственным поставщиком, а основанием для дробления указал… цвет плитки.

Подобная практика приводит к отсутствию конкуренции, которое зачастую сказывается на цене и качестве работ.

По сути, иные организации даже не имеют возможности на заключение контрактов за счет бюджетных средств.

– Руководителей муниципалитетов привлекаете к ответственности?

– Да, уже больше 50 заказчиков по инициативе прокуроров привлечены к административной ответственности, и штрафы для должностных лиц, особенно в сельских поселениях, существенные – 50 тысяч рублей.

«Уголовные дела доведем до приговора»

– В связи с обозначенными приоритетами планируете перемены в работе прокуратуры – может быть, какие-то подразделения нужно усилить?

– Точечная настройка, конечно, необходима, но здесь скорее речь идет о векторе приоритетов надзора, нежели о штатных изменениях.

Для меня очевидно, что от эффективности расходования бюджетных средств напрямую зависит результат реализации госпрограмм.

Ведь государство выделяет огромные бюджетные средства для реализации тех же национальных проектов, которые должны повысить уровень жизни людей. На деле же зачастую жители не чувствуют позитивных изменений из-за того, что некоторые чиновники считают бюджет своим личным карманом и расходуют средства не по назначению.

– Еще одна тема – когда уже добросовестный бизнес, который выиграл бюджетные подряды и выполнил работы, не получает вовремя оплату. Прокуратура вмешивается в такие ситуации?

– Да, и я больше скажу, в текущем году после принятия прокурорами мер реагирования погашена задолженность перед предпринимателями по исполненным государственным и муниципальным контрактам на сумму более 600 миллионов рублей.

Помимо этого, в части защиты прав бизнеса мы надзираем за деятельностью контролирующих органов, сейчас, например, формируется план проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на 2021 год, и по нашей инициативе из него исключено более 800 проверок.

Эта работа не завершена и продолжается с учетом постановления правительства о продлении запрета на плановые проверки субъектов малого и среднего предпринимательства, такое поручение генерального прокурора тоже есть, и наша задача – не допустить незаконных проверок бизнеса, чтобы снизить административную нагрузку на предпринимателей.

– Но есть ситуации, когда бизнес нарушает закон – например, не выплачивает работникам зарплату. Как решить эту проблему?

– Есть ситуации, когда речь идет о работающих предприятиях, которые по каким-либо причинам допускают несвоевременные выплаты, конечно, здесь сразу применяется весь комплекс мер прокурорского реагирования.

Гораздо сложнее, когда речь идет о предприятиях-банкротах, которые давно накопили большие долги, и там нет средств для их погашения.

Однако и в таких ситуациях есть случаи, когда вмешательство прокуратуры помогало найти имущество, которое можно было реализовать, а деньги направить на выплаты работникам. Если говорить о цифрах, то только в этом году удалось погасить в общей сложности 200 миллионов рублей долгов по зарплате. Это и текущая задолженность, которая возникала у предприятий, и суммы прошлых лет.

– Есть примеры? И какую ответственность понесли руководители организаций?

– Один из примеров – выплата зарплаты 430 работникам ООО «Фроловская электросталь» на сумму более 53 млн рублей. Прокуратура принимала целый комплекс мер реагирования, начиная с представления об устранении нарушений трудового законодательства до инициирования уголовного преследования руководства предприятия. Итог – долги полностью погашены.

– Еще один аспект работы недобросовестного бизнеса – обманутые дольщики. За последние годы Волгоградская область серьезно продвинулась в решении этой проблемы, но ведь далеко не все проблемные дома сданы?

– Безусловно, поэтому работа продолжается и дальше будет идти так же в тесном взаимодействии с региональной властью. Есть положительные тенденции.

За последние несколько лет растет количество введенных в эксплуатацию домов-долгостроев.

В 2020 году было завершено строительство 46 проблемных домов, жилье получили 2852 человека. В 2019‑м введено в эксплуатацию 43 дома, в 2018‑м достроено 19, в 2017 году – 7 домов. Уже по этим результатам можно судить, что есть положительная динамика, работа по долгостроям проводится все более интенсивно.

– Понятно, что прокурор не достроит дом, но разобраться в причинах срыва сроков может?

– Конечно, и мы как раз этим и занимаемся. Недавно перед судом предстал владелец организаций – застройщиков ЖК «Адмиралтейский» и ЖК «Династия». Прокуратура направила это уголовное дело в Советский районный суд Волгограда, где оно в настоящее время рассматривается.

Согласно обвинению, 1 миллиард 496 миллионов рублей было потрачено на цели, не связанные со строительством жилищных комплексов.

А в целом в сфере долевого участия в строительстве только в текущем году прокурорами выявлено более 100 нарушений, отмечу, что каждый проблемный объект находится под нашим самым пристальным надзором.

«С личными просьбами мне не звонят»

– Скажите, а правда, что вмешательство прокуратуры в такие темы, как отмена трамвая №1 в Волгограде, строительство павильона возле Центрального рынка, произошло в ответ на публикации в СМИ и соцсетях?

– Да, я получаю информацию в том числе из этих источников. Есть мониторинг, который ведет прокуратура, да я и сам слежу за повесткой. По поводу той же постройки у рынка – незаконной, по мнению прокуратуры, информация пришла как раз из СМИ.

Я поручил в очередной раз вернуться к проверке, которая уже проводилась, но свелась, скажем так, к вопросу оценки эстетической стороны, внешнего вида здания.

Более глубокий анализ позволил найти очень грубые нарушения – несоответствия стандартам строительства, безопасности. И мы получили весомые основания для предъявления иска в суд о сносе этого павильона.

– Никаких звонков, просьб не было – оставить, не трогать? На вас вообще можно как-то повлиять?

– Нет, нельзя. Знаете, у меня есть один большой плюс – я здесь новый человек и у меня никаких связей. А вообще я даже не представляю, честно говоря, кто может мне позвонить с такой просьбой.

– Если вы сами следите за информационной повесткой, то откуда чаще всего узнаете новости?

– Сейчас, конечно, это Интернет прежде всего. Захожу на сайты, читаю, делаю это каждый день. Просматриваю несколько телеграм-каналов – федеральных, местных.

Безусловно, многие эти источники грешат «желтизной», там проявляется нередко ангажированность, заинтересованность, но со временем ты уже начинаешь понимать, какие персонажи могут стоять за теми или иными информационными вбросами.

Но это не отменяет необходимости следить за повесткой – это один из факторов эффективной работы прокуроров, особенно на местах.

– А лично для вас работа всегда на первом месте?

– Это провокационный вопрос. (Улыбается.) Если по времени, которое занимает работа, то однозначно да. А вообще, наверное, для каждого, кто любит дело, которым он занимается, работа всегда будет на первом месте.

– Кого считаете наставниками в профессии?

– Это прокурор Омской области, который принимал меня на работу, Казаков Сергей Петрович. Он и сейчас продолжает активную деятельность, но уже как ветеран органов прокуратуры. Воспитал много учеников, и я с гордостью считаю себя одним из них. Мы общаемся, он следит за моей работой, переживает. Это уникальный человек, очень прогрессивный, в курсе всех изменений. Я стараюсь брать с него пример и в сложных ситуациях часто думаю: а как бы он поступил, какое решение принял на моем месте.

О личном

– Вы консерватор или сторонник новаций?

– Сторонник новаций, нужно идти в ногу со временем, следить за изменениями, адаптироваться к ним. Методика, тактика прокурорского надзора тоже не стоит на месте.

– Какой предмет у вас был любимым в школе?

– История, которой я увлекаюсь до сих пор.

– А как возник интерес именно к истории Великой Отечественной войны?

– Мой прадед пропал без вести, и я хотел установить обстоятельства и место его гибели. Начал изучать боевые операции Северо-Западного и Волховского фронтов, где он сражался и откуда о нем семья получила последнее известие. Погружался в исторические, документальные источники, стал принимать участие в экспедициях поисковиков, ездил на места сражений моего прадеда. Когда подняли останки бойцов, сопоставив различные свидетельства – сводки, донесения, другие документы, я смог точно установить среди обнаруженных солдат моего прадеда. Для меня Великая Отечественная – это особая тема. Когда изучаешь документы того периода, погружаешься в архивные источники, понимаешь, что, наверное, этой войне не нужна была никакая мифологизация. Каждый, кто в ней участвовал, уже герой, который заслуживает почестей. И я категорически не согласен, когда говорят, что не надо открывать архивы, ворошить историю. Убежден, мы должны знать правду. Должна быть объективная информация, факты. А вот оценку и свое мнение пусть каждый для себя формулирует сам.

– Какие качества в человеке для вас самые ценные?

– Честность, справедливость, доброта.

– А что вы не приемлете в людях?

– Предательство.

– Какие книги читаете?

– По истории, военной документалистике, к сожалению, времени на художественные произведения уже не хватает. Хотя сейчас вот перечитываю «Тихий Дон» Шолохова. Во-первых, потому что живу теперь в Волгоградской области, а это казачий край, а во-вторых, для меня этот роман больше историческое произведение, оно о судьбах людей, народа, страны.

– Свободное время, если бывает, чему посвящаете?

– Люблю читать – история, документалистика. И спорт, конечно. До сих пор занимаюсь, конечно, уже на ветеранском уровне. (Смеется.) Люблю лыжные гонки, сам бывший биатлонист. Чуть не стал профессиональным спортсменом, помешала травма. Но в Волгограде готов переключиться и на летние виды спорта.

– А с семьей, родными удается общаться?

– Семью свою я еще не успел перевезти: младшая дочь – школьница, и мы с супругой решили, что надо дать ей возможность закончить учебный год. Родители мои – пенсионеры, отец, кстати, тоже заканчивал юридический вуз. Так что я, можно сказать, пошел по его стопам. Но он работал не в прокуратуре, а в системе органов исполнения наказания.

– Почему все-таки выбрали профессию юриста? Отец повлиял?

– Да, безусловно, я к нему прислушивался, но решал все-таки я сам. Когда заканчивал школу, посмотрел, где самый высокий конкурс. Оказалось, что на юрфак было 9 человек на место. И это окончательно определило мой выбор.

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий