Огненные версты артиллериста Афанасия Давыдова

Афанасий Ермолаевич Давыдов - участник Парада Победы.
Наш земляк всю войну вел фронтовой дневник, который стал его собственной летописью Великой Отечественной. В историческом Параде Победы 1945 года на Красной площади участвовали двое котовчан – Михаил Степанович Салтовский и Афанасий Ермолаевич Давыдов. В Котовском районном музее хранятся боевые награды последнего и его удивительный фронтовой дневник. О судьбе героя – в очерке нашего внештатного автора Юрия Белоножкина

…В июле 1941 года из многодетной семьи Давыдовых трое уже были на фронте. Афанасий, хоть и слывший в хуторе большим мастером резьбы по дереву, вместе с сельчанами с утра до вечера был в поле. Хлеб уродился в том году богатый, спешили убрать.

Вот казаки пристально вглядываются в горизонт, где по косогору мчался всадник. «Никак с депешей, – не удержалась одна из вязальщиц снопов. – Ишь, как верхи скоро скачет…». Посыльный, спешившись, окликнул Афанасия Давыдова: «Тебе повестка на фронт». «Храни тебя Господь»,– только и молвила стряпуха.

А через неделю 32-летний Афанасий под стук колес теплушки химическим карандашом сделал первые записи в свой фронтовой дневник: «Погрузился на станции Лапшинская в Сталинградской области в воинский эшелон, следовавший на фронт…».

На переднем крае

Эту толстую общую тетрадь в клетку в коленкоровом переплете он так и озаглавил «Фронтовой дневник Давыдова Афанасия» и пронес его с кровопролитными боями через всю Украину, освобождал Крым и Кавказ, выходил из окружения под Барвенково, воевал в Литве и Восточной Пруссии.

Когда впервые я держал в руках эту тетрадь, то искренне удивлялся: как, имея за плечами всего пять классов сельской школы, простой солдат сумел в немыслимых фронтовых передрягах не только все скрупулезно записывать, но и сохранить эти записи от бдительных политруков и военной разведки?

Открываются записи дневника списком артиллеристов и закрепленными за ними винтовками, здесь их адреса, жены, родители, образование. Кстати, у многих было всего три-четыре класса.

Со своей 45-миллиметровкой он воевал на переднем крае боя. Его пушка била по танкам прямой наводкой, и потому солдаты называли ее «Прощай, Родина!». «Сам не знаю, как остался жив, когда смерть рядом ходила», – пишет в дневнике солдат.

В боях за Крым

Страницы дневника Давыдова, посвященные битве за Крымский полуостров, отражают впечатление простого солдата от событий, происходящих вокруг: «23-24 апреля 1943 г. Стоим под Крымской, оборудуем огневые позиции перед самым носом противника. Противник сильно бомбит. Сады цветут, соловьи поют. Для них как будто нет войны…»

Как ему в той суровой обстановке удаются лирические отступления? Наверное, живая деревенская душа привыкла подмечать близкое даже в той, жестокой фронтовой обстановке.

«4 мая. Занята ст. Крымская. В станице нет ни одной коровы, курицы. Населения мало…»

Контратаки сменялись перестрелками, небольшие наступления – обороной. За лето 43-го Давыдов дважды побывал в госпиталях. Сначала с ранением, а потом его свалила тяжелая малярия. Но на ноги его поставили хорошие врачи и заботливые медсестры: «В медсанбате хорошо обслуживают, сестры проявляют материнскую заботу…»

После госпиталя, уже в другом, 21-м артполку, куда он попал на гаубичную батарею «без должности», его нашла награда – орден Отечественной войны II степени.

Между жизнью и смертью

«2 ноября 1943 г. при форсировании пролива волной разбит наш плот на две части. Одна часть осталась на буксире, а другую подхватило волной. На последней был я и еще три товарища. Ночь, темно, плот начало кидать из стороны в сторону. Меня быстро закачало, я очнулся – плот уже стоял на мели и волны хлестали через борт. Впереди был берег…»

«3 ноября. На берегу я пролежал до утра. Когда стало светать, я увидел, что по берегу проходит линия обороны противника. Я решил лежать… Началась артподготовка, наши снаряды рвутся возле меня, но не страшно, потому что это наши. Через несколько минут слышу «Ура!!!» нашей пехоты. Слышу шаги. Поднял голову и увидел перед собой своих солдат… Завязался рукопашный бой, но немцы скоро были выбиты из своих траншей с большими для них потерями. Вечером нашел свое подразделение…»

«10 декабря. Сегодня видел наших бойцов, погибших в 42-м году, они свалены в воронки, но не закопаны. По-видимому, расстреляли немцы и свалили в яму…»

«7 мая 1944 г. Начался штурм Сапун-горы…»

В бою орудие Давыдова нанесло большой урон противнику в живой силе и технике, что способствовало успешному продвижению вперед наших пехотных подразделений. За мужество и отвагу при освобождении Крыма Афанасий Ермолаевич был награжден орденом Красной Звезды. А когда в августе 44-го в бою у местечка Шидлово (Литва) уничтожил три танка и до двух десятков солдат и офицеров противника, был удостоен еще одного ордена Отечественной войны II степени.

Шаг до Победы

Но вернемся к дневнику солдата, к записям 1945 года:

«12 января. Погнали немца в глубь Пруссии…»

«20 января. Заняли город (далее неразборчиво, судя по всему – Найденбург)… Город весь целый. Магазины полны товаров. В окрестностях города большое имение. Очень много скота и свиней. Попадаются жители…»

«27 января. Идем с боями дальше. По дороге попадаются громадные обозы, брошенные населением, груженные домашним скарбом. Вперед, только вперед! К Победе!..».

И этот путь он прошел до конца победителем.

DNG

Поделиться в соцсетях