Остались с Россией в душе

Остались с Россией в душе
В Волгограде прошла выставка, посвященная исходу Русской армии из Крыма в 1920 году

По отзывам многих посетителей, выставка, работавшая в мемориально-историческом музее Волгограда, передает атмосферу трагизма, душевной боли и стойкости офицеров, солдат, казаков и их семей, оказавшихся в результате жестокой Гражданской войны на чужбине. Эта выставка стала результатом более чем 20?летней работы сотрудников музея.

Две белые армии – Донская и Кубанская – сражались под Царицыном в 1918?1920 годах. Крым стал для них последним плацдармом в Гражданской войне. В течение нескольких дней в ноябре 1920 года они погрузились на черноморские суда и отправились к берегам Турции.

Вот как об этом сказано в приказе правителя Юга России и главнокомандующего Русской армией от 29 октября?/?11 ноября 1920 года (Севастополь):

«По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства с их семьями и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага. Для выполнения долга перед армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих. Дальнейшие наши пути полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны. Откровенно, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает. Да ниспошлет Господь всем силы и разума одолеть и пережить русское лихолетье. Генерал Врангель».

Более недели люди пребывали на кораб­лях в обстановке давки, тесноты, грязи, угнетенных настроений и голода. У берегов Константинополя корабли встали «голодной армадой» на внешнем рейде. Русские изгнанники сидели в своих невольных тюрьмах и ожидали своей участи.

Под залог русских кораблей Франция взяла беженцев под свое покровительство. По соглашению с французским правительством воинским частям Русской армии оставляли 20?ю часть оружия. У офицеров оружие не отбирали. Французы сгрузили русского казенного имущества (продовольствия, обмундирования и белья) на 70 млн франков. Русская армия переходила в материальную зависимость к «другу и союзнику».

По настоянию Врангеля армия как организованная боевая сила была сохранена. По соглашению с бывшими союзниками – странами Антанты – воинские чины были размещены на территории Турции и Греции. К февралю 1921 года армия генерала Врангеля насчитывала около 56 тыс. военнослужащих. В создавшихся условиях выживания за границей сохранить армию было уже невозможно.

С мая 1921 года началась переброска воинских чинов в Болгарию и Сербию. Чтобы оградить честь русского мундира, приказано временно снять его и прекратить ношение отличительных воинских знаков, погон и орденов, кроме Георгиевских крестов и ордена Св. Николая Чудотворца. С 1922 года многие перебираются в западные европейские страны. К 1930?м годам во Франции проживало более 10 тыс. казаков, большинство из которых были донцы.

Жизнь русской эмиграции в Европе, особенно во Франции, представляла собой модель дореволюционной России с ее сословиями, противоречиями, богатством и нищетой. Несмотря на тяжелейшие условия в чужеземной среде, русские эмигранты сумели сохранить и передать своим потомкам духовные традиции и язык родной страны.

Остается добавить, что при подготовке к выставке было использовано много интересных материалов, рассказывающих о жизни воинских чинов на чужбине: о военизированных лагерях Турции и Греции, трудовых буднях в Болгарии и Сербии, выживании в Западной Европе и Америке. Это и награды периодов Первой мировой и Гражданской войн, эмигрантские памятные знаки, предметы обмундирования и знаки различия, предметы военного быта, документы и фотографии из эмигрантской жизни чинов Русской армии. Представлены материалы трех музеев: музея-заповедника «Сталинградская битва», музея «Дети Царицына – Сталинграда – Волгограда», Чернышковского казачьего музея истории и этнографии, а также предметы и документы из частных коллекций известных в нашем городе коллекционеров Виктора Комягина и Алексея Авчухова. Также среди экспонатов выставки – документы из трех государственных российских архивов и Гуверовского института войны, революции и мира (Стенфорд, США).

Фото архив музея

Поделиться в соцсетях