От диктатуры к произволу

От диктатуры к произволу
Об облике Царицына - Сталинграда - Волгограда, исторических архитектурных тенденциях и современных перспективах градостроительства размышляет член Союза архитекторов России Сергей Хорун.

- До определенного времени архитектура наших городов развивалась по спе­цифическим законам. Они определялись, как и многое другое, директивным образом.

После революции в стране возникли школы авангардной архитектуры. Конструктивизм развивал новую эстетику. Возникли новые формы как в проектировании новых типов зданий и сооружений, так и городов. В Сталинграде были построены новые заводы, а вокруг них новые жилые районы.

Вместе с тем на смену вольномыслию пришла директивная архитектура. Для власти она должна была стать еще одним орудием классовой борьбы, прославлять, вдохновлять…

Расцветом сталинского ампира стал возрождаемый после войны Сталинград. Он был практически заново запроектирован без учета своего исторического предшественника Царицына – возник новый город. Его архитектура продолжала нести идеологию прославления Победы, народа-победителя. За основу взяли тот же имперский неоклассический стиль. Именно в этот период город стал тем, чем его жители могут гордиться по праву.

К сожалению, прекрасные идеи творцов не вобрали в себя бытовые потребности населения. Парадный вход – красное крыльцо заколачивалось за ненадобностью, лепнина балконов, лоджий, террас безобразно остеклялась, ввиду острейшего дефицита жилья большие и хорошие по планировке квартиры заселялись покомнатно, порождая проблему коммуналок. Решить жилищную проблему в рамках затратной эстетики оказалось невозможным.

В конце 50-х появилась директива о смене приоритетов: на смену помпезности пришла другая крайность – «хрущевская архитектура». Это безликие типовые дома, лишенные главных и неглавных фасадов. Застройка такими домами давала возможность значительно ускорить темпы строительства, применяя другие приемы формирования застройки. Возникли микрорайоны, в которых дома размещались не строчкой лицом к улице, как в квартале, а отдельно стоящими жилыми группами.

Так Волгоград вместе с новым именем получил и новое развитие. Завершая местами недозастроенные кварталы 50-х годов, в центре города в них нелепо втиснули типовые безфасадные пятиэтажки. Более уместное применение последние нашли в новых микрорайонах. Как правило, ансамбль застройки микрорайона формировался из нескольких типов домов: в основном пятиэтажек и акцентами из девяти-, двенадцати-, шестнадцатиэтажек – это весь перечень «нот», на каких мог «играть» архитектор. Получалась не слишком изысканная «мелодия».

И вот пришла новая историческая действительность. Государство перестало быть главным заказчиком, 90% жилья возводится негосударственным застройщиком, объекты общественно-делового назначения также строятся коммерсантами, отсутствует директивное руководство свыше, а мы опять недовольны архитектурой… В чем же причина?

Архитектура, как и все остальное в нашем обществе, – продукт общественного, то есть нашего с вами сознания. Если коммерсант, преследуя корыстные интересы, не стремится построить качественный продукт, а общество это принимает и не препятствует, если архитектор, мягко говоря, не мастер, но «нарисует быстро и недорого», то мы будем иметь то, что имеем.

Ушли, к сожалению, времена, когда архитектура была государственным делом, а главный архитектор города имел огромные полномочия. Ситуация такова,что законодательство не позволяет даже профессиональному цеху влиять на ситуацию. Задать вопрос: «Куда смотрят городские архитекторы?» становится некому. А ведь архитектура города – это и показатель состояния культуры городского сообщества.

Поделиться в соцсетях