Party-бум

Party-бум
Партийное строительство в России последних лет живо напомнило лихие 90-е. Вновь, как и двадцать лет назад, то тут, то там на политическую авансцену выходят партии, названия которых удивляют и умиляют даже видавших виды политтехнологов. «Субтропическая» и «Пиратская» партия в этом ряду – просто образчики политкорректности.

Как считает волгоградский политолог, профессор ВолГУ Александр Стризое, на начальном этапе своего развития многопартийность была скорее похожа на «детскую» болезнь. Сегодня мы вынуждены констатировать, что спустя двадцать лет симптоматика не только не излечена, но и активно прогессирует.

– В начале 90-х российское общество уже, казалось, переболело этой «болезнью» – многопартийностью. В стране, как мы помним, было одномоментно создано несколько десятков различных партийных объединений. И чем все это закончилось? Конечно, естественным отбором и межпартийной селекцией. Осталось 5-6 партий, которые сегодня ведут реальную, а не декларативную политическую борьбу. Также будет у нас и в этот раз. Могу сказать совершенно точно, сегодня невероятно трудно создать даже небольшие партийные организации и хотя бы в половине субъектов РФ. А это значит, что реальная борьба за власть в стране так и будет продолжаться между 5-6 партийными объединениями, не более того, – уверен Стризое.

Действительно, Министерством юстиции России в соответствии с Федеральным законом зарегистрировано сегодня уже 25 политических партий. Минюст также располагает сведениями о еще 195 действующих организационных комитетах политических партий, которые подали документы на регистрацию. Есть стойкое убеждение, что уже скоро многие из них проявятся и в Волгоградской области.

Заблаговременно изучив список претендентов, мы смогли убедиться, что многие оргкомитеты подошли к процедуре выбора названия весьма основательно и постарались максимально учесть предпочтения целевой аудитории.

К примеру, хотите в «Россию без мракобесия»? Пожалуйста, есть такая партия. Если, к примеру, печень стала пошаливать – двигайте в «Трезвую Россию» или «Чайную партию России». Ели диагноз серьезнее – срочно на процедуры в «Партию продления жизни».

Хотите вечный респект и уважуху? Велком в «Хипстер-пати». Желаете погорячее – «зажигайте» вместе с «Партией 18+» или «Партией любви». Тем, у кого дети выросли, а дом построен, наверняка будут близки идеалы партии «Посади свое дерево».

Конечно, с большим интересом хотелось бы посмотреть на убежденных сторонников «Партии граждан России Великий Гончар 55». А также хоть одим глазком взглянуть на отцов-основателей политической партии «Народная, Казачья Консолидация противодействия чиновникам, нарушающих законы, Конституцию и природные права Казаков, на самоорганизацию и самоуправление «Союз Казачьих Формирований Российской Федерации», которые устав и программу партии на 10 лет предусмотрительно уместили в названии.

Все это, как говорится, было бы смешно, если бы не было так грустно. К примеру, координатор «Клуба волгоградских экспертов» Андрей Серенко считает, что подобные «мотыльковые» партпроекты нежизнеспособны, и уверенно ограничил жизненный цикл новой волны партстроительства 2-3 годами.

– Безусловно, в каждом эволюционном периоде есть свое рациональное зерно. Чередование политических трендов от монопартийнойсти к многопартийности будет происходить непрерывно. Относительная стабилизация наступит только тогда, когда партии станут аккумулировать в своих рядах большие социальные группы, которые готовы объединиться для борьбы за общезначимые интересы. Сегодня же мы видим, что подавляющее большинство партийных объединений представляют всего лишь инструментарий для реализации политических амбиций отдельных личностей или финансовых групп. Поэтому, я уверен, лет через пять от этих партийных новоделов не останется и следа. Уже через 2-3 года у всех тех, кто сегодня получил новенький партийный билет какой-нибудь квазипартии, неизбежно начнется стремительное разочарование в дееспособности. Я уверен, что подавляющее большинство нынешних новообразованных партпроектов уже скоро превратится в красивые пластмассовые цветы на венке многопартийной системы, – считает Серенко.

Но несмотря на явный перебор желающими вписать себя в историю отечественного партстроительства, у экспертов нет никаких сомнений, что многопартийность в России должна сохраниться. Присутсвие в политической системе оппозиционных партий, не прощающих власти даже малейших промахов, неизбежно заставляет последнюю действовать более разумно и эффективно.

Безусловно, прийти к пониманию того, что есть более значимые ценности, чем партийные антипатии и симпатии, для партбоссов пока очень сложно. Не многие из них готовы понять и принять тот факт, что партии существуют не для борьбы за собственные интересы, а для борьбы за интересы общественно значимые. Что соперничество партий должно выражаться, прежде всего, в их готовности решать задачи, которые стоят на повестке дня государства, а не те, которые написаны в партийном уставе.

Также очевидно, что процесс формирования многопартийности в нашей стране не может пройти безболезненно и будет развиваться по диалектической спирали. Наши демократические институты слишком юны и не совершенны. И российскому обществу еще много чего предстоит изменить и усовершенствовать, чтобы в будущем в заявочном листе Минюста не оказалось аж три партийных объединения, которые пожелали назваться «Против всех».

Поделиться в соцсетях