Представляем молодую талантливую волгоградскую поэтессу Ульяну Гайдамакину

Представляем молодую талантливую волгоградскую поэтессу Ульяну Гайдамакину
Ульяна Гайдамакина, психолог по образованию, активно участвует в литературной жизни региона. Печаталась в альманахе «Сетература», сборниках «Стихи в кармане», «Слэм», «Шум». Выступала на фестивале «Встреча на Волге», флешмобе «Читающий город», участвовала в зарисовке «Любвиотека». Первым опытом публичного чтения своих стихов для молодого автора стала площадка LostPoetryFront, где выступления оценивает случайно выбранное жюри из зрителей. Журналист Издательского дома «Волгоградская правда» Виктор ПЛЕШАКОВ расспросил поэтессу о ее творческих планах, а заодно поинтересовался, кого из волгоградских молодых талантов она рекомендует почитать.
Очередь за критикой

– Ульяна, как вы решились поучаствовать в слэмах и что это такое вообще?

– Поэтический слэм – турнир авторов стихов без какой‑либо цензуры. Оценки поэтам ставят пять случайно выбранных зрителей. В Волгограде слэмы проходят лет семь в рамках движения LostPoetryFront. Сначала пошла туда как простой зритель: послушала, посмотрела, заинтересовалась. На тот момент я еще нигде не выступала, ни в каких сообществах не состояла, знакомых авторов у меня почти не было. А тут раз – и целое движение! И не просто лирические посиделки, а задорно, с юмором, с острым словцом на злобу дня. Подавала заявки на несколько слэмов, но взяли не с первого раза, потому что всегда много желающих читать. А потом понеслось – влилась в эту атмосферу.

– Какие темы затрагивают в своих стихах участники слэмов? Сразу кажется, что это должна быть острая социальная проблематика, но наверняка это не так?

– На слэмах звучат самые разные стихи: и философские, и романтические, и на общие темы, каких‑либо ограничений нет.

– Но далеко не каждый автор готов заявить о себе на слэме, это в большей степени мероприятие для своих, нежели открытая площадка для литературной молодежи?

– Очень многие молодые и даже совсем неопытные поэты Волгограда хотя бы раз участвовали там. Конечно, не всем подходит такой формат, но я бы не сказала, что слэм – мероприятие для своих, наоборот, каждый раз туда стараются взять нескольких новичков. Ну а для тех, кому это не близко, в Волгограде есть много других проектов: открытые микрофоны, квартирники, флешмобы.
 

– Есть, например, Пушкин, который написал бессмертные стихи, не покидая России, ему это просто не было нужно для создания текстов, и есть Хемингуэй, который считал путешествия необходимым условием творчества. Какая позиция вам ближе?

– Каждый находит свой источник вдохновения. Новый опыт необходим для творчества, но где и каким образом его получать – каждый решает для себя сам: в путешествиях, новых знакомствах или новой работе… А иногда достаточно наблюдательности, внимательности к деталям, умения смотреть на привычные вещи под новым углом – тогда и прогулка по давно знакомому парку может вдохновить на стихотворение.

– Любите путешествовать?

– Да, и некоторая часть моих стихов связана с этим. Я каждому мной увиденному городу посвятила бы стихотворение! Но в моих путешествиях обычно нет времени на творчество, потому что они проходят очень активно. Нет времени посидеть с бокалом божоле и блокнотом, глядя на медленно догорающий над морем закат. К тому же мне плохо даются «описательные» стихи. Но кое‑какие строки приходят ко мне после путешествия. Недавно дописала стихотворение про Айя-Софию в Стамбуле.

– А где хотелось бы остаться?

– Наверное, такого города я пока не нашла. Я же не только с романтической точки зрения смотрю на города, но и с практической. Надеюсь, что это место и это чувство – желание остаться насовсем – у меня впереди.

– Некоторые смотрят на путешествия как на выход из зоны комфорта, который помогает взглянуть по‑другому на себя и происходящее вокруг, оценить со стороны свою жизнь. Вы с этим согласны?

– Да, но с поправкой, что это про настоящие путешествия, а не поездки по турпутевке. Какие только эмоции и ситуации не переживаются в путешествии! Совершенно по‑другому начинаешь ощущать чувство чистоты, голода и сытости, усталость или бодрость, безопасность, свое самочувствие в целом. А еще вдруг осознаешь, как много в мире людей, готовых помочь тебе просто так: оставить переночевать, накормить, подбросить до нужного места или просто по пути, помочь купить билеты и посадить на нужный автобус.

Люди хотят дружить и общаться вне зависимости от языка, национальности, вероисповедания. Наверное, если бы все путешествовали и общались друг с другом, в мире было бы меньше предрассудков.

О важности диалога

– Вы дважды участвовали в музыкально-поэтической встрече «Городами» – нравится формат?

– Да, там стихи звучали под гитару, скрипку и флейту вместе с песнями и отрывками прозы. Одна из этих встреч проходила в музее, волгоградские поэты читали стихи и пели песни, а на стенах висели городские пейзажи – в тот вечер объединились литература, живопись и музыка. Было замечательно!

– Давайте поэкспериментируем: назовите три города, где побывали в последнее время, и попробуйте одним предложением описать каждый так, чтобы нашим читателям тоже захотелось туда поехать.

– Стамбул – обитель пушистых и мурчащих. Тбилиси – нельзя просто так взять и не съесть самые настоящие хинкали после посещения серных бань! Батуми – поцелуй Али и Нино растопит любое сердце.

– У вас есть иронические стихи о преклонении молодежи перед Северной столицей. А какие у вас лично отношения с Петербургом?

– Питер прекрасен! Я любила этот город еще до того, как это стало мейнстримом. Такие повальные увлечения – очень удобная тематика для иронических, саркастических стихов. У меня есть зарисовки не только про любовь девочек к Питеру, но и про интернет, соцсети, про моду ходить зимой без шапок.

– В ваших текстах часто встречаются императив, обращение к собеседнику, местоимения «ты», «твой» – до кого вы хотите достучаться?

– Не смогу ответить за каждое стихотворение, но многие действительно обращены к конкретному человеку. Иногда просто «висит» образ, ты пишешь, а потом уже понимаешь, о ком это. Иногда это вымышленные персонажи, как, например, в стихотворении про Шерлока от лица Ирен Адлер. У меня есть стихотворение, написанное от имени Долорес – старухи, которой в моем воображении стала набоковская Лолита. Еще в одном тексте мой персонаж обращается к морю, в другом – к городу. Наверное, для меня действительно важно вести диалог в мыслях или стихах.

«Бродский для меня – поэт номер один»

– Вы тоже считаете, что ценителям литературы не стоит идти в филологи, потому что «раскладывание по полочкам» сюжетов любимых книг убьет всю прелесть от наслаждения чтением?

– Не думаю, что на мое творчество сильно повлияла выбранная специальность. Хотя мне было бы интересно, если бы мои стихи проанализировали с точки зрения психологии – так сказать, провели анализ продуктов деятельности. Сама не могу, будет необъективно.

– Без каких трех книг вы бы никогда не состоялись как поэт?

– Это книги, которые стояли у нас дома в шкафу и которые в определенный период подросткового возраста стали привлекать мое внимание: сборники стихов Ахматовой, Есенина, Цветаевой. Позднее, когда уже сама писала, я познакомилась с творчеством Бродского, он стал для меня number one в поэзии. Не могу сказать, что я равнялась на кого‑то из этих поэтов в своем творчестве или подражала им, скорее они разбудили во мне автора.

– Назовите нескольких самых талантливых молодых волгоградских поэтов, на ваш взгляд, – кого стоит нам почитать?

– Ольга Смелянская, Иван Лескин, Александр Кафтанов, Леонид Хлямин, Тимур Забиров, Миша Ёж, Евгений Кравец, Ульяна Матохина, Александр Глуховский, Ксения Ващенко, Евгений Рыжов… и многие-многие другие!

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях