Прихлопнул как муху

Убийство, произошедшее на днях в станице Березовская Даниловского района, казалось бы, для сегодняшнего дня абсолютно рядовое. В его фабуле – стандартный набор: спиртное, социальная необустроенность и конфликт сторон. Словом, бытовуха. Но в этой истории удивляет не столько жестокость, сколько равнодушие. И не только убийцы.

Оксанка-НЛО…

57-летнюю Людмилу Негуро в станице Березовская и великовозрастные, и дети звали запросто… Оксанкой. Лишь после ее гибели от следователя Котовского межрайонного отдела СУ СК России по области Валентины Царевой станичники с удивлением узнали – «Оксанку»-то звали Людмилой. А имя Оксанка просто приклеилось однажды – кто-то пошутил, другие подхватили – и пошло-поехало.

Появилась она лет 7-8 назад в станице, как выразился глава здешней администрации Виктор Полоснинников, «как НЛО». И уточнил: «Приблудилась!» С крохотной поклажей в руках зашагала однажды по станице. Почему облюбовала Березовскую? Какими узами, когда и с кем в станице была связана биография «Оксанки», – вопрос так и остался открытым. Ни родных живых, казалось бы, ни родственников здесь никаких. Ни жилья, ни работы.

Стала перебиваться случайными заработками. А чем еще? Полстаницы – безработные. Что потопал, то и полопал. Выживают за счет частных подворий.

«Оксанка» соглашалась на любую работу. И вкалывала за двух мужиков, хотя с виду хлипкая. А еще, по рассказам станичников, виртуозной модисткой, якобы, была – могла сшить любую одежду.

«Пьющий элемент! Сами понимаете!» – характеризует ее Виктор Полоснинников. Так что заказы «Оксанке» в станице делали нечасто. Тем более что своей швейной машинки у нее не было. Но, если обращались, она изо всех сил старалась угодить заказчику.

Ночевала женщина где придется. Когда кто-то брал ее «ходить за скотиной» за кусок хлеба и стопку спиртного, – в хлеву обитала, рядом с животными. В поле работала – там и ложилась на ночлег. Стоило появиться копейке в кармане – и пошло веселье.

Жертва… бутылки

Погибла «Оксанка», как и следовало ожидать, от бутылки. Точнее – от удара ею по голове. Этот роковой удар нанес 22-летний Роман Реут (фамилия изменена).

Он причину конфликта даже сформулировать не может. Вышел-де из магазина с бутылкой пива. Оксанка стала клянчить выпить. Он ее послал, та в ответ обругала. Он ее и огрел бутылкой.

На голове убитой судмедэксперт обнаружил несколько ран от ударов тупым предметом. Продавщица магазина, единственная свидетельница случившегося, утверждает: слышала, что Реут почему-то громко смеялся. А Оксанка вдруг громко закричала и начала звать полицию. После затихла. Кстати, после рукоприкладства пострадавшая еще была жива. Мимо нее в течение дня ходили многие. Дважды проходила и жена Романа Реута, посвященная в то, что ее муж избил бутылкой Оксанку. Кстати, жена Реута – медсестра по профессии. Но… сестра милосердия вызвала «скорую», только когда заметила – пострадавшая отдает концы.

Звериный оскал…

– Когда приехала в станицу вместе с обвиняемым устанавливать обстоятельства преступления на месте, – рассказывает Валентина Царева, – станичники окружили меня плотным кольцом. Было видно: односельчане ее жалели. А обвиняемого – осуждали. Можно сделать вывод: особых проблем населению погибшая не доставляла.

Обвиняемый Реут, по рассказу Валентины Царевой, был уверен в своей полной безнаказанности: мол, за бомжиху-алкашку ему вообще ничего не будет. Словно и не человек она вовсе…

А кто он сам? Родом из Быково. Не работающий. Было – ездил на заработки в столицу. Но в одну из поездок был уличен в краже, которую совершил прямо в пути следования – на территории Новоаннинского района. При снятии судимости сменил фамилию. Не раз был замечен в драках. В разговоре Реут постоянно использует тюремный жаргон и зонную лексику. И, говоря его же терминологией, – «гонит косяки» – пытается уйти от ответственности. В общем, большой лицедей!

– При этом ни грамма сожаления, ни раскаяния, ни осознания, что лишил жизни человека, нет, – делится Валентина Александровна. – Жестокость и равнодушие таких фигурантов по делу пугают! Создается впечатление: доброта для них – презираемое качество характера.

В общем, убил человека – словно муху прихлопнул.

Станем добрее!

– А что это вас так заинтересовала ситуация со смертью нашей Оксанки? – недоумевала специалист администрации станицы Березовская. – Даже странно как-то. Случай-то рядовой!

– Как же «рядовой»?! Человека убили, – продолжаю.

– Да вон их сотни убийств вокруг. Каждый день! И в жизни, и на экране!

– А Оксанка (как Людмилу ее никто в станице не знает!) односельчан сильно доставала? – интересуюсь.

– Нет, безвредная была. Абсолютно! Пила только! Работу выпрашивала да выпивку.

– А много ли в селе пустующих хат?

– О, хат десятки! Кто-то умер, кто-то сам бросил и уехал…

– А почему администрация не пристроила Людмилу Негуро в какую-нибудь из пустующих изб? Не помогла ей обрести хоть какую-то крышу над головой? – «допрашиваю» теперь уже главу станицы Виктора Полоснинникова. – Вон хат пустующих полсела!

– Но она лично ко мне с этим вопросом не обращалась, – тут же открещивается глава поселения.

– Судя по возрасту, Негуро – два года как пенсионерка. И имеет право на получение пенсии хотя бы по возрасту. Администрация пыталась ей помочь в этом вопросе?

– Да мы только после ее смерти узнали, что она, оказывается, и не Оксанка вовсе, а Людмила. А был ли у нее паспорт, и не знали…

– А следователь сразу же установил личность. Значит, паспорт был.

– Выходит, был…

– Есть государственная программа трудоустройства безработных через Центр занятости на общественные работы. Вы ведь могли помочь Людмиле Негуро. Сами рассказываете, что двое хронически пьющих, которые обрели стабильную работу в рамках этой программы, встали на путь исправления. В Камышине работает наркологический стационар, куда территориально через участкового можно определить любого страдающего алкоголизмом жителя района. Получается, на территории поселения на глазах у всех жителей разворачивалась трагедия пожилой пьющей женщины, а администрация равнодушно наблюдала за происходящим? Прояви о ней заботу – возможно, и спасли бы человека? Ведь тем, кто однажды оступился в жизни, пополнив ряды бомжей-алкашей, встать с колен самим очень трудно. Да и само проявление этой заботы о нуждающемся в ней человеке – показатель милосердия государства, его человеческого лица. А на территории станицы государство представляет администрация поселения и лично вы…

Виктор Михайлович в ответ довольно пространно говорил про проблемы села, которых десятки, про расцветшее пьянство в российских селах. Затронули мы и проблемы нравственности в нашем обществе, про жестокость и «волчью мораль» поколения лихих девяностых, которое сегодня поражает своим цинизмом.

Но, одно говорить об этом, охать и ахать, и другое – самому, каждому из нас, проявлять милосердие к окружающим людям, а людям, облаченным властью, – обеспечивать государственный подход к человеку.

– Позиция администрации станицы к судьбе Людмилы Негуро, – сказал в беседе руководитель Котовского Межрайонного следственного отдела СУ СК России по области Юрий Тарабрин, – по моему мнению, не выдерживает никакой критики. Столько лет на глазах у всего села разворачивалась трагедия пожилой бездомной женщины, но местная власть даже пальцем не пошевелила, чтобы проявить хотя бы какое-то участие в судьбе человека. Ладно, в городе местная власть может сослаться: не доглядели. Но ведь в селе – каждый на виду. А наше российское село во все века славилось своей уникальной добротой и состраданием. Ведь человек, его жизнь и благополучие – главная обязанность местной власти.

Добавлю: и вообще главная ценность на земле…

P.S.

«Почему же Оксанка «приблудилась» именно к нам в Березовскую?» – обсуждают сегодня, по рассказам, станичники. Может, судьба прибила ее сюда неспроста и чем-то она была связана с казачьей станицей? Тайну своего появления в Березовской 57-летняя Людмила Негуро так и унесла с собой в могилу навсегда. Как и тайну своей непутевой жизни. Был человек – нет человека…

Поделиться в соцсетях