Прооперированная в Тайване волгоградка вернулась домой

Прооперированная в Тайване волгоградка вернулась домой
После публикации в «ВП» о нашей землячке к решению проблемы подключились МИД РФ и администрация региона.

...Слезы от счастья на глазах у матери. Она обнимает дочь, которая просто падает с ног от усталости. Три дня в пути. Сначала 1500 км из Тайбэя (остров Тайвань) в Сеул (Южная Корея), оттуда двухчасовой перелет во Владивосток, потом еще 9 часов в воздухе до Москвы и 1000 км на машине до Волгограда. Таким был путь домой нашей землячки Натальи Стручковой. Вернуться на родину из-за пандемии и отмены всех рейсов она не могла больше двух месяцев! За десятки тысяч километров от Волгограда она заболела, едва не умерла, перенесла операцию, потом осталась без денег. Все это время она была совершенно одна в чужой стране. Ее «вытаскивали» с далекого Тайваня мама, журналисты «ВП», МИД РФ и администрация региона. И у нас получилось!

Эта несчастливая заграница

Давайте вспомним эту историю, по которой, наверное, можно написать сценарий и снять кино. 23‑летняя волгоградка Наталья Стручкова училась за границей – на образование зарабатывала себе сама. Мама трудится врачом, папы не стало в прошлом году, так что рассчитывать на чью-то финансовую помощь девушке не приходится. Когда началась пандемия, Наталья осталась без работы и решила сразу лететь домой. Но не успела – все рейсы отменили.

Шла неделя, вторая, девушка застряла на Тайване, шансы вернуться на родину таяли вместе с деньгами – оставаться так долго за границей Наталья, конечно, не рассчитывала. Видимо, переживания и нервотрепка сделали свое дело. У девушки случился сильнейший приступ боли в животе.

Мы рассказывали, как она два дня пыталась попасть в больницу. Даже по страховке, с острой болью, ее не брали. Строгий эпидрежим – без теста на коронавирус не принимают. В далеком Волгограде мама Ольга Стручкова сходила с ума от страха за дочь. Как практикующий хирург она понимала – у Натальи, скорее всего, острый аппендицит, нужна срочная операция.

Но девушку не пустили даже на порог больницы – капельницу пациентке, которая от боли буквально падала в обморок, поставили прямо на улице: принесли стульчик, усадили и «ободрили» словами, мол, «у вас ничего страшного».

Потом была компьютерная томография, добиться которой удалось буквально с боем. Диагноз «аппендицит» подтвердился, и пациентку все-таки положили на операционный стол. Это спасло ей жизнь. Но восстановиться в больнице девушке не дали – выписали на третий день, хотя рана заживала плохо, была температура, и Наталья нуждалась в перевязках.

Какой-то доктор сжалился и дал с собой антибиотик. На нем она и протянула долгие дни в гостинице – почти без денег (шел второй месяц вынужденного пребывания в чужой стране) и сама себе делая перевязки под руководством мамы-хирурга по телефону…

Понять и помочь

Журналисты «ВП» просто не могли пройти мимо этой истории. Да, объективно мы понимали: девушка взрослая, сама отвечает за себя, и раз приняла решение ехать за границу, значит должна брать на себя все риски. Но там был не отдых, а учеба и работа. И пандемию с тотальной – на несколько месяцев! – отменой всех рейсов (без возможности вернуть деньги) спрогнозировать никто не мог. Как и внезапную болезнь, и срочную операцию, и незаживающую рану.

Среди родных Стручковой, увы, нет олигархов, способных оплатить частный самолет из Тайваня. А потому мы решили за волгоградку бороться – через форс-мажор, бюрократические препоны, недоумение и равнодушие.

И вот 23‑летняя Наташа Стручкова дома. После операции уже прошел месяц, однако рана так и не зажила, правый бок постоянно болит, держится «воспалительная» температура. Говорит: меня спасала только надежда – вновь обнять свою маму, которая ждала, переживала и надеялась увидеть дочь живой и невредимой.

Долгий путь домой

Но для этого надо было поднять на ноги всех. Это был не вопрос нескольких часов – нескольких недель.

Сначала – запросы и переговоры с МИД РФ, где вместо нерабочих дней в разгар пандемии сотрудники сутками «висели» на телефонах, пытаясь вызволить застрявших в разных точках мира россиян. Их – сотни. И почти везде – ситуация «SOS».

Нам предстояло объяснить, убедить, что дочь врача из Волгограда на Тайване, перенесшая операцию, болеющая, оставшаяся без денег и медпомощи, – это совсем не тот случай, который может подождать.

К счастью, аргументы журналистов и мамы девушки дипломаты услышали. На связь с Натальей вышла директор департамента печати и информации МИД РФ Мария Захарова. Благодаря ей и усилиям ее коллег, через несколько дней волгоградку зарегистрировали на спецрейс, который должен был вылетать из Сеула в Москву. А потом помогли добиться перечисления обещанной государством матпомощи.

Дальше был отрезок работы администрации Волгоградской области: здесь пристально следили за ситуацией, и как только стало ясно, что рейс будет, организовали машину в Москву (единственный вид междугородного сообщения во время карантина), чтобы встретить Наташу с самолета, оказать медпомощь и привезти домой.

Мы следили буквально за каждым этапом этой спасательной операции: вот Наташе пришло подтверждение регистрации на рейс, вот она оплатила билет Сеул – Москва и ищет возможность добраться до столицы Кореи из Тайваня.

– Российских граждан в Сеуле в аэропорту соберут в транзитной зоне, там они могут пробыть от двух дней до двух недель, это зависит от решения местных властей, но Наташа рискнула и взяла билеты, теперь, по крайней мере, у нее есть средства, чтобы купить еду, лекарства и оплатить ночлег, – говорит по телефону мама девушки.

А мы держим за Наташу кулачки.

И спустя несколько часов узнаем – она доехала, уже в сеульском аэропорту! И даже улыбается. Потому что дом стал на 1500 км ближе.

Ожидание в транзитной зоне. И, наконец, посадка на рейс. Спустя 12 часов – она в Москве, а потом еще через 12 – долгожданное сообщение «Я дома!»

«Рядом с мамочкой безопасно!»

– Из Тайваня до Сеула я летела 2,5 часа, – рассказывает нам уже в Волгограде обо всех перипетиях своего возвращения Наташа Стручкова. – Все пассажиры были в масках. Стюардесса тоже – в маске и специальном костюме. Пассажиры сидели в «шахматном» порядке, через сиденье, чтобы никто друг с другом не контактировал. В транзитной зоне Сеула были «места отдыха» с полулежащими креслами, это меня просто спасло. Нас было 70 человек.

Как позже выяснится, кроме Натальи, было еще семеро волгоградцев. Благодаря тому что МИД РФ занялся проблемой Стручковой, на этот же спецрейс зарегистрировали и других ее земляков.

– Больше всего я боялась, что меня не пустят на борт из-за температуры, – говорит Наталья. – Кому и как я буду доказывать, что это все из-за незаживающей раны, что это никакой не ковид. Поэтому, кроме обезболивающих, постоянно пила таблетки, чтобы сбить температуру.

В дороге термометр показывал 37–37,2, а «проходной» на борт была 37,5. Наталье просто повезло, ее взяли.

– До Владивостока летели 2,5 часа, потом еще 8,5 часа до Москвы, – говорит волгоградка. – Приземлились глубокой ночью.

В Москве ее встречал микроавтобус – администрация Волгоградской области отправила за девушкой не только машину, но и фельдшера.

29‑летний Дмитрий Загоруйко почти год уже работает в реанимационной бригаде при отделении санавиации городской больницы № 25. Во время эпидемии ему приходилось много раз переправлять пациентов из разных точек области в Волгоград.

– Из Сеула прилетело семеро волгоградцев, еще одну женщину с ребенком мы забрали из московской гостиницы, – поясняет Дмитрий. – Добрались домой хорошо, медпомощи никому не потребовалось, хотя Наталья была с осложнениями после операции, но, к счастью, перенесла дорогу хорошо, жалоб от нее не поступало.

Теперь Наташу Стручкову и ее маму Ольгу Владимировну ждут две недели самоизоляции. Наконец-то девушка сможет заняться своим здоровьем, снять воспаление, которое началось у нее после операции.

– Я рада, что не осталась одна, что были люди, которые переживали за меня, когда почти не было надежды, – говорит Наталья. – Был на связи и помогал представитель из консульства России в Тайбэе, он вел все переговоры с авиакомпаниями и сумел добиться, чтобы Волгоградскую область включили в список на рейс Сеул – Москва.

Сейчас Наташа под присмотром мамы-врача и смеется первый раз за многие дни: «После больницы в Тайване я теперь точно знаю – российская медицина работает лучше заграничной!»

– Я благодарна всем, кто оказал содействие в возвращении моей дочери, – говорит мама девушки Ольга Стручкова. – Она дома, и мне спокойно. Отдельная благодарность «Волгоградской правде» – журналисты не остались равнодушными к нашим сложным жизненным обстоятельствам. Благодаря вам удалось найти людей, которые помогли переправить Наташу домой. Спасибо всем, кто искренне за нас переживал!

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях