Просто никому не нужен этот остров…

  • Просто никому не нужен этот остров…
  • Просто никому не нужен этот остров…
  • Просто никому не нужен этот остров…
Жители Сарпинского снова оказались в транспортной блокаде, у них уже заканчивается запас продуктов и медикаментов

Около двух тысяч жителей острова Сарпинского, административно входящего в состав Кировского района областного центра, оказались заложниками конфликта между руководством Волгоградского речпорта и администрацией города. С 1 января люди фактически отрезаны от «большой земли» – переправы нет, и лишь в экстренных случаях кого-то могут довезти в город спасатели на аэросанях. На острове заканчивается запас продуктов первой необходимости и медикаментов. Островитяне говорят о возможной гуманитарной катастрофе в ближайшие дни.

– Мы куда только ни писали, но пока все безрезультатно, – говорит председатель ТОС «Сарпинский» Владимир Сорокин. – Ситуация у нас патовая, и я сейчас через вашу газету хочу обратиться ко всем, от кого зависит решение нашего вопроса. Сарпинцам нужна помощь!

За две недели «блокады» люди исчерпали запасы лекарств – у кого давление скачет, у кого сердце болит, у кого температура высокая. А ведь на острове с десяток инвалидов, почти триста пенсионеров, более сотни детей и подростков.

– Не дай бог, кому?то на удаленном хуторе станет плохо, будем молиться, чтобы дороги снегом не занесло и больного хотя бы до нашего фельдшера довезли. А если уж совсем худо будет, то одна надежда на МЧС из Волгограда – чтобы на своих аэросанях эвакуировали.

Сейчас никакие грузы на остров не доставляются и люди пользуются только продуктовыми запасами, сделанными ранее.

Дальше – только на вертолете

А еще у сарпинцев отменились работа и учеба – те, кто трудится в Волгограде, вынуждены взять отпуска за свой счет. «Прогуливают» занятия и студенты – если у тебя нет возможности оплачивать съемное жилье, значит, сидишь дома и ждешь, когда восстановится транспортное сообщение с островом.

– Вы знаете, это просто какой?то кошмар, – говорит жительница села Лещево Лариса Фоменко. – У нас и пекарню закрыли, и аптеку. Сидим без хлеба и лекарств. Как блокадники, но в мирное время. Что же теперь нам – помирать здесь, что ли?

Но бьют во все колокола и подают сигналы SOS пока только сами жители. Власти города, ответственные за судьбу этих поселков, хотя и признают наличие серьезной проблемы, призывают ситуацию не драматизировать. «ВП» муниципальные чиновники заверили – в настоящее время сообщение с островом Сарпинским частично налажено, бот муниципальных спасателей выполняет рейсы два раза в день, утром и вечером. И в город якобы чуть ли не с ветерком доставляются все желающие – порядка 100 человек ежедневно.

На самом же деле, по словам сарпинцев, все это не так. Аэросани за один рейс могут взять не более восьми пассажиров, а в ветреную погоду – только пять, боятся возможного переворачивания судна. По этой же причине «на борт» отказываются брать детей – слишком высока угроза для жизни.

Более того, и это плавсредство МЧС оказалось не таким надежным. В первые дни января техника поломалась, и тогда для сарпинцев наступили самые страшные дни – отсутствовала вообще какая?либо транспортная связь с «материком». Теперь жители на аэросани буквально молятся – не дай бог, встанут. Тогда разве что на вертолете…

Не поделили деньги?

Резонный вопрос: «Доколе?» упирается в стену глухого конфликта. Как уже ранее сообщала «ВП», речные рейсы дотирует городской бюджет. Но транспортники считают, что в 2015 году мэрия им не доплатила, и требуют свои деньги, а до этих пор отказываются подписывать договор и возобновлять перевозки.

– Мы закончили работу в соответствии с контрактом, срок которого истек 1 января, – сообщил начальник службы пассажирских перевозок пассажирского порта Волгограда Павел Попов. – С 1 января никаких законных оснований продолжать перевозку пассажиров по этому маршруту, да и по другим тоже, у нас нет. Городские власти еще с прошлого года недоплатили нам приличную сумму. Сегодня мы пытаемся взыскать с мэрии Волгограда за выполненные сверх расписания рейсы более пяти миллионов рублей.

Ни на какие уступки речники не идут. До урегулирования спорного финансового вопроса заключать новый договор на 2016 год отказываются – уже проигнорировали объявленный мэрией конкурс. А заменить этих транспортников некем. Волгоградский речпорт – монополист на рынке водных перевозок. Чем, видимо, успешно пользуется.

– Еще 27 ноября прошлого года мы объявили конкурс на заключение нового муниципального контракта, однако руководство речпорта приняло решение в нем не участвовать, – подтвердил председатель комитета транспорта, промышленности и связи администрации Волгограда Дмитрий Веркин. – 28 декабря конкурс был признан несостоявшимся. Все это время мы вели переговоры. В ближайшие дни объявим новый конкурс и очень надеемся, что разум все?таки возобладает и речпорт подаст заявку.

Но гарантии нет никакой. Хотя в бюджете Волгограда на 2016 год заложено 36 млн рублей на субсидирование речных пассажирских перевозок, и этой суммы вполне достаточно, чтобы возобновить работу пассажирских линий на Сарпинский.

То, как ведут себя портовики, очень напоминает злоупотребление исключительным положением на рынке. А потому в ситуацию должно бы вмешаться управление ФАС по региону. Именно антимонопольное ведомство могло бы расставить все точки над «и». А дальше – пусть речпорт и мэрия в судебном порядке выясняют, кто, кому и сколько должен.

Но жители – они не могут и не должны быть заложниками ситуации. Пока же сарпинцами банально «торгуют»: стороны обмениваются исками, деля то ли пять, то ли десять миллионов. Вот такая вот «цена вопроса» за – в буквальном смысле – жизнь людей.

Без еды и лекарств

Между тем транспортная блокада – далеко не единственная проблема островитян. Мы отправились на Сарпинский перед самым Новым годом и убедились, что, хоть остров и считается городской территорией, по сути это – глухая деревня.

Утлое суденышко, что до 31 декабря 2015 года три раза в день отчаливало от пристани Руднева в Кировском районе, ровно 12 минут везет своих пассажиров из относительно благополучного настоящего прямиком в далекое прошлое.

Хотите побывать в России XIX века – не пожалейте времени, отправляйтесь на Сарпинский. Поверьте, после этого путешествия у вас надолго пропадет желание крыть на чем свет стоит городские дороги, а любовью к благам цивилизации воспылаете с новой, утроенной силой.

Дорог на Сарпинском нет вообще. Никаких. Размытая лесная тропа – единственная «ветка», связывающая берег острова – причал со стороны пристани Руднева – с хуторами, где живут люди.

Глубокая колея не оставляет шанса проехать на легком транспорте.

– Еще дня два – и привет, на тракторе не проедешь, – восклицает житель поселка Песчанка-2 Роман Слесаренко, вызвавшийся быть нашим гидом по острову. – И это –XXI век! На том берегу Волги – цивилизация, а у нас – как во времена феодализма. Во многих домах до сих пор печное отопление, нет канализации и питьевой воды.

Летом дачники выкачивают для полива все ерики, и колодцы у жителей пересыхают.

– Где же одиноким старикам воду брать? – растерянно спрашиваем мы.

– Где-где… – ворчат на нашу непонятливость местные мужики. – Этого никто не знает. Водопровод сюда тянуть никто не будет, смешно даже надеяться. Пообещали вот власти города пробурить нам на хуторе Песчаном скважину. Но это когда еще будет…

Нужен врач - молись!

С лекарствами на острове тоже беда. Хорошо хоть фельдшер есть, но по закону он не имеет права продавать медикаменты. Выход один – запасаться заранее в городских аптеках.

– А если кому?то потребуется экстренная помощь врачей в стационаре? – снова интересуемся мы.

– Ну тут уже – как кому повезет, – усмехаются жители.

Добраться до больницы, как мы уже поняли, целая история. Мобильная связь на острове есть не везде – придется сначала добраться до стационарного телефона – он один есть в местной школе – и вызвать подмогу.

– Если, не дай бог, от боли скрутило, то молись, – поучают островитяне. – Если сани на ходу и спасатели за тобой успеют, то, считай, повезло – выживешь. Одну женщину везли рожать в город, так под санями лед треснул, и она посредине Волги родила…

Был один, станет два

Так и живут аборигены – с городской волгоградской пропиской, но в деревенской глуши. Вроде бы в XXI веке, но без всяких благ цивилизации. Завоз продуктов – муки, сахара, круп – мешками раз в год. Вся власть – на другом берегу Волги.

Старожилы вспоминают, что хорошо на Сарпинском было в советское время. Свой клуб, рыбсовхозы, овощные поля. Едва ли не каждый день с острова отчаливали три доверху набитые помидорами баржи. Их так и называли – «томатницы». Словом, была работа и была жизнь – причем получше, чем в городе.

Уезжать с острова целыми семьями начали в начале 90-х. Тогда основной причиной были затопления. По весне больше 70% территории уходит под воду, а берег с катастрофической скоростью сползает в реку – укреплением никто не занимался в последние 20 лет.

– Когда на острове Голодном берег укрепили, удар воды пошел сюда, – председатель ТОСа «Сарпинский» Владимир Сорокин подводит нас к самому краю обрыва.

Внизу – приток Волги, беспокойная речка Воложка-куропатка. Течение быстрое, вода то и дело заворачивается крошечными водоворотами. Смотреть вниз страшно.

– И нечего не сделаешь – стихия или, как в народе говорят, «шутиха» – течение, которое подмывает остров снизу. За два часа может двадцать метров пройти, а может два. Никто не знает, – вздыхает старожил. – Сколько уже домов, дач свалила. Сейчас на глубине образовались пустоты, и в любой момент может произойти обрушение берега. Тогда ближние дачи уйдут под воду.

Однако и это не самое страшное. Если вода и дальше будет размывать берег, то она может дойти до озера, которое расположено в середине острова, и тогда он распадется на две части.

– Будет тогда у города не одна проблема, а две: Сарпинский-1 и Сарпинский-2, – горько усмехаются сарпинцы.

«У нас экстрим не хуже Антарктиды!»

Население острова – около двух тысяч человек. Причем несколько поселков расположены вдоль Волги на противоположной от города стороне Сарпинского. Добираться туда по бездорожью и распутице – только пешком. Зимой в валенках, весной и осенью – в сапогах.

– Раньше на ту сторону острова пароходики ходили, – говорят жители. – Но с ноября маршрут закрыли. И те, кто живет на хуторах Бобыли, Волгострой, Песчаная-1, Песчаная-2, Песчаная-3 и Зайчики, существуют, как настоящие изгои, практически в полной изоляции.

– Вон видите, бабушка с сумкой, – показывают нам на пожилую женщину. – Ей в поликлинику надо. Но если и заберут ее аэросани, то до них ведь еще дойти нужно – 14 километров пешком по бездорожью. Как можно так над людьми издеваться?!

Сколько раз сарпинцы умоляли городскую власть – сделайте дорогу, свяжите две стороны острова. Но – без толку.

– Никому мы не нужны, – горько говорит житель хутора Песчаная-3 Василий Иванов. – Вот у меня зимой заболел зуб, а залечить его негде, катер не ходит. Так и пришлось ждать, пока сам отвалится.

В общем, «живем мы тут как положено, а положено у нас на все», шутят островитяне.

– Мы как экстремалы-робинзоны, проходим курс выживания, – говорят сарпинцы. – Вон депутат Савченко в прошлом году Антарктиду покорял. Так зря он так далеко собрался – лучше бы к нам, здесь зимой экстрим не хуже, аж дух захватывает. Пингвинов, правда, нет. Но зато выхухоль водится, мы ему покажем! Валенки пусть с собой берет, теплую одежду и запас продуктов, – предупреждают заботливые островитяне.

Но передать «наказ» депутату госдумы от Волгоградской области Олегу Савченко мы не смогли – он был очень занят и говорить не мог. А его помощники «послали» в мэрию, потому что «Сарпинским она должна заниматься, пусть туда и обращаются», сам Олег Владимирович максимум может «запрос написать», точнее – «он уже несколько раз это делал».

Сарпинцы, правда, о таком радении ничего не знают, зато мы услышали – буквально накануне волгоградский депутат, обеспокоенный судьбой туристов, попросил закрыть для посетителей опасный перевал Дятлова.

Эх, выступил бы лучше с инициативой запретить жить на Сарпинском – потому что тут еще страшнее…