Путь от Петербурга до Иркутска преодолел инвалид из Волгограда на хэндбайке

Путь от Петербурга до Иркутска преодолел инвалид из Волгограда на хэндбайке
Алексей Костюченко – участник международного велопробега «Шоссе мира», в рамках которого он двигается по маршруту Санкт-Петербург – Владивосток, преодолевая сотни километров на хэндбайке. Мировой рекорд по дальности путешествия на инвалидной коляске он запланировал в прошлом году. В сентябре Алексей прибыл в Иркутск, где у друзей переживает зиму и с наступлением тепла отправится в путь через сложнейший Култукский перевал. На своем примере 57-летний путешественник хочет показать безграничные возможности «особых людей».

Такая жизнь не для меня

Его история потрясает: дайвер, альпинист, путешественник. Но во всех этих областях Костюченко проявил себя лишь после того, как стал инвалидом. Алексей рассказывает, что сначала его жизнь была, как у большинства обычных людей, – дом, семья, работа. А потом что-то не заладилось.

– Десять лет я беспробудно пил, – признается Алексей. – Жена ушла, квартиру пропил за долги. Уехал на заработки в Сургут. И тут перестройка... Перебивался случайными заработками, даже лом бесхозный сдавал, если честно, иногда этот лом приворовывал. Потом не пил 16 лет, жизнь начала постепенно налаживаться, и вдруг у меня украли документы и деньги. Не выдержал, сорвался и, пьяный, в сугробе уснул.

Результат – пять операций, ампутация ног и пальцев рук. Его ждало бесперспективное будущее – три дома-интерната в Сургуте, Балакове, Волгограде.

Из социального центра его перевели в геронтологический, где Костюченко начал заниматься в театре-студии. Так втянулся в творчество, что даже научился танцевать на инвалидной коляске. Затем решил заниматься плаванием. В Волгограде осуществил свою давнюю мечту – прыгнул с парашютом.

– Все время приставал к друзьям, чтобы помогли организовать мне прыжок. У них в голове не укладывалось, как это сделать, – вспоминает Костюченко. – А в канун Нового года позвонили сами и спросили: «Алексей, ты не передумал?» Я говорю: «Нет». И вот 25 декабря с высоты 2000 метров при 20 градусах мороза в тандеме был совершен первый прыжок.

Но жить приходилось в доме престарелых и инвалидов.

– Каждые три-четыре дня мимо моей двери выносили вперед ногами людей. Однажды мне стало настолько грустно, что сидеть и ждать своей очереди я не смог. Плюнул на все, написал заявление и ушел из дома-интерната. Я даже сказал так: «Пусть теперь эта с косой в саване побегает за мной по России, чем я буду сидеть и, смиренно сложив лапки, ждать ее».

Потом был дайвинг, а еще чуть позже – альпинизм. Он совершил невозможное – на альпинистских жумарах, привязанных к рукам, поднимался вверх по веревке на отвесных участках.

– Хочу взойти на Ай-Петри, – объясняет Алексей. – Вот вернусь из путешествия, обязательно осуществлю эту мечту.

«Птички поют, и мне хорошо»

А еще он решил преодолеть 11 000 километров от Петербурга до Владивостока. На это путешествие и приобретение хэндбайка волгоградца сподвигла встреча с удивительным человеком из Уфы Ильдаром Голиафаровым. Он собрал себе такой же аппарат и поехал из Уфы в Севастополь на празднование Дня Победы, где его дедушка воевал. По пути Ильдар заехал в Волгоград.

– У меня появилось желание приобрести такой же велобайк. Ребята из «Ротари-клуба», узнав о моей идее, помогли купить это колесо. Если кто-то хоть раз ездил на велосипеде, знает, что основная нагрузка падает на ноги. А если ног нет? Можно сделать педали для рук. А если руки без кистей, то как? Но отступать я не собирался. В этот проект я включился еще ради того, что, может быть, мое участие как-то изменит жизнь других инвалидов, заставит их поверить в собственные силы.

До хэндбайка, подаренного ему земляками-меценатами, Алексей 15 лет передвигался на обычной коляске, для вождения которой нужны здоровые кисти рук. Ему же приходилось приводить в движение колеса предплечьями. До Питера Алексей доехал на автобусе, а дальше пересел на своего «железного коня».

– Я планировал дневной пробег в 50 километров, но получается больше, доходил даже до 90 километров, – рассказывает Алексей. – Кстати, даже такие моменты, когда тебя подвозят на машине, как-то выбивают из колеи.

Дожди, такие желанные в Волгограде, оказались частыми и надоедливыми в Ленинградской области. Иногда пережидать их приходилось прямо на трассе.

– Как-то останавливается возле меня встречная машина. Выходит женщина и спрашивает: «Вы улыбаетесь, почему?» Отвечаю: «Весна, почечки, листочки начинают появляться. А слышите, как птички поют? А Вам в машине ничего не слышно!» Она обняла меня, ничего не говоря, и уехала.

«В дороге нас трое: я, коляска и Бог»

Его небольшая корзина впереди руля нагружена инструментами и едой, сзади – палатка, которую Алексей ставит сам. Во время пути ночевал в монастырях, на стройках у гастарбайтеров, в палатке, иногда в придорожных гостиницах. Изначально Костюченко проложил маршрут в объезд городов – там, по его словам, редко где дороги приспособлены для перемещения инвалидов.

– 700 метров едешь – тычешься в бордюр, разворачиваешься и 700 метров едешь назад. То заезда нет, то съезда, – сетует Алексей. – Пандусы к магазинам стоят под углом 45 градусов. Единственное, где нет барьеров, это проезжая часть. Только по ней и можно ездить беспрепятственно.

Благодаря провидению неприятностей, говорит Алексей, в дороге не случалось, а ремонт коляски охотно помогали делать в любом автосервисе, денег не брали.

– Людей разных встречал, но больше хороших, – признается Алексей. – Батюшки в храмах строги, а при разговоре в беседке так душевно могут сказать! Совсем другая интонация, совсем другая речь, и она как-то вливается в тебя, что-то переворачивается внутри. А еще я познал истину: чем беднее, тем щедрее. В придорожных гостиницах часто в ночлеге отказывали. Говорили: «Не для тебя». Честно говоря, когда отправлялся в путь, боялся только бродячих собак – я на своем уровне от них не отобьюсь. Но иногда казалось, собаки добрее людей. Я, например, хотел застраховать свою жизнь перед поездкой в одной приличной компании, но мне отказали. Объяснили просто: «Ты – инвалид». Вот приеду и скажу: «Эх, ребята, вот это вы прокололись!»

Проехал Санкт-Петербург, Тверь, Владимир, Нижний Новгород, Казань, Уфу. Две недели жил на базе байкеров «Ночные волки» в Москве.

– Это как государство в государстве, – делится впечатлениями Алексей. – Дисциплина железная, каждый день – цель. Очень много делают для патриотического воспитания молодежи. А еще в Москве у меня была интересная встреча с Ильдусом Янышевым из Казани. Ильдус собирался на велосипеде во Владивосток с запада, проехав Европу, а я – с востока. И у нас получается кругосветка на двоих. Собираемся осенью встретиться во Владивостоке.

Алексей принципиально не хочет механизировать свое средство передвижения, считает, что это будет не совсем честно. К тому жеэлектроколеса весят от семи килограммов и выше, на ровной поверхности их хватает максимум на 11 километров. Но на перевалах все-таки нужна более мощная техника, а на Дальнем Востоке придется передвигаться по сопкам. Так что волгоградец остановился на ручной тяге.

В Иркутске Алексей сделал перерыв в своем путешествии до более теплой весны, в непогоду ему сложно преодолеть перевал. Но зря времени он не терял, принял участие в велопараде на льду Байкала вместе с другими инвалидами-колясочниками. Своими впечатлениями от поездки активно делится в соцсетях и... сочиняет стихи.

– Я их всегда читаю в дороге, – говорит Алексей. – И сочиняю новые. Я одержим дорогой. И еще я счастлив, потому что живу!

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях