Путевку в жизнь дал Волгоград

Путевку в жизнь дал Волгоград
38 лет назад первые студенты-чехи закончили Волгоградский педагогический институт. На днях они приехали в Волгоград, чтобы пройтись улицам города и коридорам родной альма-матер, а также заглянуть в клуб интернациональной дружбы, с которым связано много студенческих воспоминаний.

Долгожданный звонок

Все они сегодня стали большими людьми – учеными, преподавателями, предпринимателями. Свой жизненный успех напрямую связывают с хорошим образованием, полученным в Волгограде, и тем жизненным опытом, которым запаслись здесь за четыре года учебы в вузе.

Пока долгожданные гости не пришли, руководитель КИДа Ольга Безбородова рассказывает мне историю, как недавно у нее дома раздался телефонный звонок. На том конце провода мужской голос заявил: «Вы никогда не догадаетесь, кто вам звонит!»

Она возразила: «Почему же не догадаюсь? Это Вашек Кубичка из Остравы». Мужчина был потрясен до глубины души: его помнят! И растрогавшись, признался, что не было в его жизни счастливее мгновений, проведенных в Волгограде, в клубе интернациональной дружбы.

– Признаться, я ждала этого звонка, – рассказывает собеседница. – Мою дальнюю родственницу в Остраве в русском клубе один незнакомый мужчина однажды попросил отыскать в Волгограде некую Безбородову, которая когда-то работала в КИДе. Оказалось, что этот мужчина, будучи мальчишкой, жил в нашем городе. И частенько заходил в КИД преподавать чешский, общаться с ребятами и петь песни. Это был Вашек. Он был удивлен не только тому, что телефон вмиг нашелся, но и что Ольга Сергеевна до сих пор работает в КИДе.

«Тогда было другое время…»

Вашек Кубичка не заставил себя долго ждать и через несколько минут стоял на пороге КИДа вместе со своей одногруппницей Марией Горватовой. Вацлав и Мария – коллеги. Оба преподают русский язык в университетах, только он – в Остраве, а она – в Праге.

С порога они делятся своими первыми впечатлениями. О нервной посадке, о потрясающей прогулке по ночному городу, об ужине в старой пельменной с подносами на раздаче, как в советских столовых.

–Там сразу вспомнили, что такое русский стол, – говорит Вацлав. – Когда накормят так, что встать не можешь.

В их планах экскурсия по университету и встреча с преподавателями и ректором тех лет Максимом Загорулько. Что удивительно, Максим Матвеевич помнит Вашека, хотя студентов на его веку было тысячи. Наверное, трудно забыть этого рыжего парня с пышной шевелюрой, который был в числе первого выпуска чешских студентов.

– Этой осенью я встречался с Максимом Матвеевичем, – рассказывает Вацлав Кубичка. – И он мне сказал: «Знаешь, Вашек, тогда было другое время. И вам было трудно. И мне с вами». Я его хорошо понял. Мы в Волгограде были – первые чехи. Едва приехали, вышли на улицу в шортиках. Нам казалось, что все в порядке, а люди на нас смотрели в недоумении – как они так могут ходить! Я понял, какая у ректора была ответственность за нас.

О загадочной славянской душе

Они говорят, что живут и работают на основе того, что получили здесь.

– Все мы хорошо устроились. Ваш институт дал нам мощную базу. Здесь мы стали взрослее. А еще за эти четыре года учебы мы стали друг другу родными, – делится Мария.

Не случайно с 1974 года у их выпуска стало доброй традицией собираться вместе. Встречи организуют по очереди, передавая друг другу «эстафетную палочку».

– Что запомнилось вам за эти четыре года? – спрашиваю у них.

– Душа русского человека.

Вашек спохватывается и начинает рассказывать историю, связанную с его коллегой по университету. Она русская, преподает русский язык чешским студентам. Недавно она ему заявила: «Знаешь, Вашек, у меня только один русский друг в Остраве – это ты».

Однако они оба признаются, что постоянно жить в России вряд ли смогли бы.

– Я понял вашу страну, – говорит Вацлав. – Но это произошло не сразу. Спустя много лет после окончания учебы. Она мне близка, но родина есть родина.

Ольга Сергеевна в связи с этим вспоминает давний случай из истории КИДа. Когда им привезли более двух тысяч писем от американских детей. И все они писали, что хотят дружить с советскими детьми.

– Это было наше открытие Америки, – рассказывает она. – Они были так доверчивы и простодушны. Мы не знали таких американцев. И в некоторых письмах попадался вопрос – «Где бы ты хотел жить, если не на своей родине?» Он был совершенно непонятен нашим детям. Как это можно хотеть где-то жить?

Мария Горватова кивает головой. Ей самой трудно представить, что она будет жить где-то, кроме Праги:

– Я знаю каштан, который растет в моем дворе, знаю, когда он зацветает. Когда мы были маленькими детьми, то находили под ним выпавших из гнезда птенцов. Где еще найду такой каштан? На моем огороде растет раскидистая черешня, я посадила ее, когда мой сын пошел в школу. По соседству живет мама моего друга. И я должна раз в три дня ее увидеть, позвонить ему – он живет в Моравии – и сказать: «Карел, маму видела, она выглядит хорошо». Знаю, что в Праге мне нужно сходить в апреле к притоку Влтаве, когда утка выводит своих утят. И поставить палочку, что видела в этом году утят. Все это мне очень важно.

– Маша, это же славянская сентиментальность! – восклицает Ольга Сергеевна.

– Я не считаю это сентиментальностью, это образ моей жизни. Этим, мне кажется, мы очень похожи с русскими людьми.

Бонус за хорошую новость о России

Мария и Вацлав утверждают, что в последние годы интерес к русскому языку среди чешских студентов повысился. До 1989 года там русский язык был обязательный. И Мария помнит, как с вызовом смотрели на нее студенты: «Ну что ты нам будешь тут рассказывать. Не хотим мы этот русский!» Теперь она видит осознанный интерес.

– Своим студентам даю плюс пять очков за положительную информацию о России, найденную в наших официальных источниках, – говорит Мария. – Чаще всего ведь новости о вашей стране имеют негативный оттенок. Допустим, сгорел дом пенсионера, прогремел взрыв, ребенок выбросился с 10 этажа. И так далее.

– И они находят что-то хорошее в этом потоке?

– Стараются.

У Вацлава Кубички свои методы активизации интереса к русскому языку. Он делает ставку на регионоведение. В общем, рассказывает о России так, что у его студентов не остается шансов – только влюбиться в нашу страну и людей.

– Преподаватель русского языка должен хорошо знать страну, – считает Вацлав. – Знаете, как студенты на меня смотрят, когда я начинаю рассказывать им про то, как выглядят студенческое общежитие, гостиница, столовая, что такое московское метро, Мамаев курган, КИД!

Для чехов русский язык не сложный. Главное, выучить азбуку. Очень весело преподавателям наблюдать, как их студенты пишут «космические» буквы Я и Ж. И с какой гордостью сообщают своим сверстникам, что могут, хоть и по складам, прочесть фразу на русском.

Еще один мотив изучения нашего языка – повсеместная уверенность в том, что если у чешской фирмы есть торговые отношения с Россией, того она не прогорит.

Мария добавляет еще один важный момент, сближающий наши народы:

– Если чех знает русский язык, то с русским человеком он всегда договорится. Вот, например, немцу скажите: «Встретимся в 14 часов». Если партнера не будет в указанный час, то он уйдет и не поймет, в чем дело. А мы русского подождем и 20, и 30 минут. Мы ведь знаем, что такое русская душа. Опоздал? Ну, ясно, трамвай не шел!..

Поделиться в соцсетях