Ренат Акчурин: «Я порадовался за волгоградцев»

Ренат Акчурин: «Я порадовался за волгоградцев»
В Волгограде Ренат Акчурин бывает часто. Вот и на прошлой неделе его с удовольствием встречали волгоградские врачи. Но легенда отечественной кардиохирургии нашел несколько минут, чтобы пообщаться с корреспондентом «Волгоградской правды.ру».

– Ренат Сулейманович, обычно вы сразу едете в кардиоцентр, а сегодня почему-то отправились в новый гемодиализный центр, открытый в Кировском районе. Неужели стало скучно в рамках своей специальности?

– Все намного проще. Этот гемодиализный центр построил мой сын. Он девелопер в области здравоохранения и специализируется на строительстве вот таких высокотехнологичных медучреждений. У них сложилась хорошая команда с молодыми докторами. Они изучают эпидемиологию вопроса и строят гемодиализные центры по европейским стандартам, где затем оказывается помощь пациентам в рамках системы ОМС. Для Волгограда с его большой протяженностью открытие еще одного диализного центра актуально: тяжелые больные с хронической почечной недостаточностью порой вынуждены ехать несколько часов, чтобы получить жизненно важную процедуру. Сейчас эта проблема будет частично решена. Я порадовался за волгоградцев, которых я люблю, и, естественно, за сына и его команду.

– Так вас этот центр в первую очередь заинтересовал как папу или как кардиохирурга?

– Меня в первую очередь интересуют высокие технологии. В 1996 году я стал инициатором и одним из основных разработчиков федеральной программы «Медицина высоких технологий». Ну и папа должен всегда поддерживать хорошие начинания сына. Вы согласны?

– Конечно. А тем, как реализуется еще одно ваше детище программа «Медицина высоких технологий», вы тоже довольны?

– В принципе – да. Я убежден, что в здравоохранении не бывает столиц и периферий. Здравоохранение везде одинаково. Исходя из этого, создавалась программа высоких медицинских технологий. Мы настояли на том, чтобы в регионах строились высокотехнологичные центры. И мы с доктором Щучкиным, тогда главным врачом волгоградского кардиоцентра, выпросили у Минздрава специальные квоты на высокотехнологичные операции. Потому что рассматривать волгоградский кардиоцентр как обычную областную больницу было бы кощунством. Он являлся образцом высоких технологий.

– Вы много лет являетесь одним из руководителей Национального медицинского центра кардиологии. Движется вперед наша кардионаука?

— В нашей кардионауке слишком много практического. Могу сказать, что за последнее десятилетие серьезно расширился диапазон хирургических вмешательств, самих операций стало больше – в 5–6 раз. И это при том, что средний возраст наших больных – 67–70 лет (а десять лет назад было 59). Самый пожилой наш пациент – академик Малиновский, которого мы оперировали в 92 года. Ему делали коронарное шунтирование и замену аортального клапана. Летальность при больших кардиохирургических операциях раньше была 3–5%, сейчас – 0,5–1%, а пребывание в отделении интенсивной терапии сократилось с 65 до 30 часов. Я считаю это серьезным достижением.

Известно, что 60% заболеваний в России – сердечно-сосудистые. Это тенденция или мы сами виноваты в своих болезнях?

– Есть масса общих факторов. Например, женщины заболевают сердечно-сосудистыми заболеваниями после 50 лет, когда у них наступает менопауза и они теряют способность рожать детей. Почему после этого у них начинает развиваться атеросклероз, сейчас изучается. У мужчин эти проблемы возникают гораздо раньше, поскольку они чаще курят, злоупотребляют алкоголем, чаще подвергаются воздействию неблагоприятных факторов. Не только в России 60% заболеваний – сердечно-сосудистые, но и во всем мире, во всех странах. И, несмотря на усиленную многостороннюю работу правительств разных стран и всевозможные профилактические мероприятия, тенденции к снижению нет, к сожалению.

– Профилактика эффекта не дает?

– Дает. Хорошо работает реклама здорового образа жизни. Например, в Финляндии народ понял, что трезвость и физическая активность приводят к долголетию, и перестал пьянствовать. Это уже победа. Снизилось ожирение – и сразу упало число фатальных инфарктов. Подобное прослеживается и в России, хотя число операций с каждым годом растет. Государство поднимает цены на алкоголь, и это тоже правильно. Если ты такой ценитель, купи лучше немного качественного напитка, а не заливай в организм спиртосодержащую жидкость. Постепенно, но профилактика приносит плоды. Самое главное здесь – не снижать темпов и двигаться вперед.

– Что вы считаете главным фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний?

– Гиподинамию. Это колоссальный фактор риска. Люди, которые сидят изо дня в день в одной позе, работают в кабинетах, не делают никаких упражнений, не занимаются собой, находятся в самом центре группы риска. Ведь все просто: встань, отойди от стола и сделай хотя бы десять приседаний – уже продлишь себе жизнь. Немаловажный фактор – продовольственная корзина. Чем больше в ней животных жиров, тем хуже прогноз. Нужна растительная пища, нужны разгрузочные дни, нужно отказываться от большого количества углеводов.

– России угрожает американская болезнь – ожирение?

– Понимаете, ожирение возникает по многим причинам. У нас ожирение появляется не потому, что у нас такое же изобилие продуктов, как в США. Большое влияние на человека оказывают стрессы, особенно ТВ – оно у нас не может ни дня без пожаров и убийств. Все это накаляет обстановку в обществе, и это неправильно.

А вы сами что смотрите по телевизору?

– Я его редко смотрю. Лишь иногда новости, которые меня тоже очень раздражают. Наши жестокие передачи вызывают у человека стресс, а стресс вызывает голод – и человек начинает много есть. Причем часто еда бывает совершенно ненужной: мучное, макароны, пироги, пиво, водка, хлеб, картофель. Вот и результат…

– Не могу не спросить о вашем самом известном пациенте – первом Президенте России Борисе Ельцине. Говорят, что вы были не первым кардиохирургом, кому предложили прооперировать руководителя страны?

– Да. Остальные доктора наотрез отказывались его оперировать. И не потому, что боялись ответственности, а из-за сложных медицинских показаний. Я сам перед операцией наблюдал этого необычного пациента в течение трех месяцев и 5 ноября 1996 года выполнил ему операцию аортокоронарного шунтирования

– Она была самой сложной в вашей практике?

– Нет, но самой ответственной – не каждый же день оперируешь первое лицо государства. У меня сложилось впечатление, что Борис Николаевич был достаточно смелым человеком. Прежде всего – в отношении самого себя. Имея возможность получить лечение в любой клинике мира, он принял решение оперироваться здесь. Наверное, это было непросто. Но он так решил. Это был его собственный выбор. И за это его можно уважать.

– Ваша жизнь после встречи с Ельциным как-то изменилась?

Она стала более интенсивной. Именно Ельцин впервые рассказал россиянам, что такое АКШ. Это стало очень популярной темой в СМИ. Тут же возникло множество различных предложений, в том числе из зарубежных клиник…

– А вот интересно, спустя 20 лет вы что-то изменили бы в той операции?

Нет, мы бы снова выполняли ее под микроскопом, использовали бы отечественные микрохирургические инструменты и тонкий шовный материал. Кстати, срок жизни Бориса Николаевича после операции (а это 11 лет) с медицинской точки зрения можно считать очень хорошим результатом…

 

СПРАВКА: Впервые о Ренате Акчурине заговорили в России в 1996 году. Именно он провел операцию аортокоронарного шунтирования первому Президенту России. С тех пор прошло много лет. Сегодня Ренат Акчурин – академик, профессор, заместитель генерального директора Российского кардиологического научно-производственного комплекса Минздрава РФ по хирургии, лауреат государственных премий СССР и РФ, кавалер многочисленных наград за заслуги в области здравоохранения, член ряда международных научных и благотворительных обществ. А еще – большой друг волгоградских кардиохирургов.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий