Россия в поисках баланса

О философских посылах и тернистых буднях муниципального, государственного и партийного строительства в разговоре с корреспондентом «ВП» размышляет председатель комитета по организации государственной власти и местному самоуправлению Волгоградской областной думы Леонид Титов.

Лето, жара, комары, мухи... Бросить бы все – и уехать в Урюпинск, Леонид Александрович?

– У меня не получается.

Почему?

– Однопартийцы доверили мне руководство окружным штабом по выборам в Государственную Думу. В округ входит 16 районов области. Избирательная кампания официально еще не началась, но подготовка к ней ведется всеми партиями, поэтому летом, во время отпуска, мне придется поработать.

Моя преамбула об Урюпинске не была случайной. Как сообщило на днях информационное агентство «Волга – Каспий», руководство регионального общественного движения «Комитет защиты ветеранов военной службы и других силовых структур» выступило с заявлением о «недопустимости оказания давления на членов районного отделения организации в городе Урюпинске с целью вхождения этой организации в Народный фронт». Что происходит? Лидер партии «Единая Россия» и, скажем так, основатель Народного фронта Владимир Путин говорит о недопустимости понуждения к вступлению в эту организацию, а на местах то ли выслуживаются, то ли испытывают очередное головокружение от успехов...

– На мой взгляд, ни то ни другое. Это вечная проблема России. Помните, их у нас две: одна дороги, а вторая …образно говоря, наши российские традиции. А пример с Урюпинском – компрометация самой идеи Народного фронта. Вы правы: Владимир Путин неоднократно подчеркивал, что необходимо исключить понуждение граждан и общественных организаций к вступлению в это движение. Это должен быть их выбор. И такой пример я вам сейчас приведу. Недавно казачьи организации Новоаннинского района решили, что пока воздержатся от вступления в Общероссийский народный фронт. Это их решение, и, как ни досадно, я этот выбор уважаю.

И Новоаннинский, и Урюпинский районы входят в избирательный округ, по которому вы баллотировались в областную думу. Вы часто там бываете, организуете работу с избирателями. Что говорите в случае возникновения подобных «перекосов»?

– Говорю так, как есть. Да, у нас есть проблемы, в том числе в самой партии. Некоторые лидеры партии и на федеральном, и на региональном уровне «забронзовели» и ощущают себя несменяемыми. Это раздражает людей и вызывает их усталость от политических реалий. Основная идея Народного фронта – обновление кадрового ресурса партии, особенно ее представителей в выборных органах власти всех уровней. Как широко известно, в выборных списках в Государственную Думу впервые появятся 150 представителей общественных организаций, вошедших в состав Народного фронта.

Вы убеждены в том, что в интересующих всех списках появятся именно 150 предложенных обществом кандидатур?

– Абсолютно в этом убежден, поскольку та «забронзовевшая» часть партийной элиты, которая вызывает раздражение населения, должна уйти. Борьба за эту квоту – 150 мест в Госдуме – будет вестись только среди общественных организаций и их представителей, которые будут претендовать на эти места.

Конечно, это политически очень грамотно – переложить ответственность за выдвижение новых лиц на общественные организации, которые будут между собой бодаться...

– Бороться.

Может быть, и бороться, посмотрим... Ну, поборются, а потом им скажут: вы не до конца выстроили отношения, поэтому вам достанется не 150, а, к примеру, 30 мест в федеральном парламенте.

– Я уверен, что объявленное намерение, в том числе и в нашей Волгоградской области, будет реализовано. И именно 150 мест в Государственной Думе России впервые получат выдвиженцы общественных организаций. И от жителей Волгоградской области, в том числе, зависит будущий состав парламентариев. Так давайте конструктивно работать, а не так: лето, мол, жара, комары, мухи. И если даже уехать в Урюпинск, который я очень люблю, то не только затем, чтобы в Хопре искупаться. Работать с людьми надо, встречаться надо, слушать, слышать и убеждать... Обязательно!

Исходя из своего немалого стажа службы в правоохранительных органах, оцените, пожалуйста, ситуацию, связанную с реорганизацией милиции в полицию. Недавно заговорили о том, что правовое основание проводимых мероприятий – соответствующий федеральный закон – не проходил антикоррупционную экспертизу, чего мы здесь, на местах, добиваемся применительно к любому региональному законодательному акту.

– Позвольте немного отступить от конкретного вопроса и несколько шире взглянуть на проблематику. На мой взгляд, одна из ключевых проблем России – это тотальное, сверху донизу, неуважение к закону. В обществе даже считается признаком этакой доблести, этакой лихости, его нарушение. Строгость законов – тоже общеупотребительный рефрен – вполне компенсируется в России необязательностью их исполнения. Наряду с правовым нигилизмом вторым злом России я считаю отсутствие справедливости. Английское слово «джастис» объединяет два понятия в русском языке: правосудие и справедливость. Учитывая то, что образование смыслов в языке неслучайно, правосудие у нас не всегда совпадает со справедливостью. Такое положение сложилось в новейшей истории России в годы реформ и приватизации. Ваучер стал мерилом вклада наших отцов и дедов в создание мощнейшего на тот момент государства, а все его богатства оказались поделены между несколькими десятками сограждан. Остальные, разумеется, почувствовали себя обманутыми.

В сферу деятельности думского комитета, который вы возглавляете, входит назначение на должность мировых судей. Именно они являются тем звеном, где действует или не действует справедливость на житейском уровне. Вам когда-нибудь было стыдно за кого-то из тех, кто прошел через думское «сито» и был назначен затем на должность мирового судьи?

– Из тех, кто был назначен на должность посредством этой процедуры, никто не привлекался к уголовной ответственности. Вывод: механизм отбора работает. Но я всегда интересуюсь у судейского сообщества: существующая система назначения мировых судей через законодательное собрание региона правильная или ее нужно заменять выборами непосредственно в тех районах, где судьям предстоит работать? Напомню, что аппарат мировых судей, а их в области 145, – кузница кадров судейского корпуса федерального уровня. Последние проходят профессиональное становление в качестве мировых судей. Пока сложившаяся в регионе система назначения мировых судей через несколько уровней аттестации, подконтрольных областной думе, устраивает и граждан, и омбудсменов, и самих судей. Тем не менее, уже сложились предпосылки для более демократичного инструмента – выборов. Это мне подсказывает и накопленный опыт, и профессиональная интуиция.

И о музах на стройплощадке новой России. Чем была продиктована ваша инициатива о том, что области необходим театр оперы и балета. Хотя догадываюсь по тому, как любовно и со знанием дела подсвечены картины в вашем кабинете...

– Возведение такого объекта окрылит людей. Город, где произошло величайшее событие мирового масштаба, город, заслуживший статус одного из центров исторического и культурного наследия России, должен быть достойно представлен. Культура – не отрасль, а полноценная сфера человеческой жизни. Это касается и Волгограда, и тех муниципальных районов, и тех сельских поселений, которые я, как депутат, представляю в законодательном и представительном органе власти Волгоградской области. Да, работы много, очень много, но какие наши годы, а? Работать с людьми надо, встречаться надо, слушать, слышать и убеждать... Обязательно!

Поделиться в соцсетях