С клещом на дружеской ноге

С клещом на дружеской ноге
Они наступают! С появлением тепла активизировались тысячи насекомых, несущих с собой разнообразные инфекции, в том числе и такие особо опасные, как конго-крымская геморрагическая лихорадка, малярия, энцефалит, боррелиоз.

Сегодня жителей региона атакуют клещи – переносчики конго-крымской геморрагической лихорадки. По данным министерства здравоохранения Волгоградской области, на 14 мая по поводу укусов клещей в лечебные учреждения обратились уже 200 человек, тогда как в прошлом году на ту же дату их было в 4 раза меньше.
Главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко невероятно расплодившихся клещей считает чуть ли не своими личными врагами. Если выбираетесь на природу, в очередной раз разъясняет он, одеваться надо так, чтобы не дать клещу ни малейшего шанса. То есть воротник застегнут наглухо, штанины заправлены в носки, рукава полностью опущены и для гарантии прихвачены резинками. Вероятно, самое эффективное – ехать на пикник в скафандре. Ну, а если ваш устрашающий вид все-таки не напугал кровососов, и кто-то из них попытался на вас наброситься, снимайте его со всеми мерами предосторожности – и в банку, а потом на исследование.
Летняя «лихорадка»
«Последний путь» не в меру наглых клещей имеет вполне конкретный адрес – лаборатория особо опасных и природно-очаговых инфекций Центра гигиены и эпидемиологии по Волгоградской области. Лето для сотрудников лаборатории – самое горячее время в прямом и в переносном смысле.
– Вот противочумный институт всем своим штатом летом на целый месяц в отпуск уходит, – не без зависти констатирует и. о. руководителя лаборатории Илона Авдышева. – А у нас – самая «страда»…
Вообще-то сотрудники лаборатории – народ гостеприимный, но журналистов, как и клещей, встречают без особой радости: и те, и другие для них – хуже горькой редьки.
– Мы второй год твердим волгоградцам, что не надо приносить на исследование клеща, который вас укусил, – по-видимому, в сотый раз объясняет Илона Иювна. – Раньше, когда ККГЛ для нашей области была «молодой» и незнакомой инфекцией, в этом был смысл. Сейчас постоянный мониторинг за распространенностью клещей ведут специалисты зоогруппы, мы исследуем привезенные ими пробы, и этого вполне достаточно. Однако частные лица несут клещей по-прежнему. Не останавливает даже то, что их исследование является платной услугой…
Гвозди бы делать из этих клещей
В лаборатории выясняют: инфицированный клещ или нет. Для начала его стирают в порошок, или, как говорят специалисты, превращают в суспензию. А потом исследуют ДНК. По сути, проводят генетический анализ – только так можно найти в маленьком насекомом опасный антиген.
В чем только не приносят укушенные своих обидчиков! В маленьких баночках и в больших трехлитровые банках, в посуде с темными стеклами, в которой клеща вообще не разглядеть, и в коробочках из-под кремов. Наш народ как-то умудряется затолкать клеща даже в шприц!
Бывает, что насекомых на скотч наклеивают, в лейкопластырь заворачивают, йодом или зеленкой мажут. «Для красоты, что ли?» – недоумевают сотрудники лаборатории и объясняют: для исследований нежелательны даже частички масла, с помощью которого снимают клещей с кожи, не то что йод. Поэтому перед тем, как пустить кровососа «в дело», они сначала обрабатывают его в спирте, потом в физрастворе. И не устают удивляться: вот живучие, заразы! Даже после такой «ванны» шевелятся!
Энтомолог Галина Фролова подтверждает: по своей жизнестойкости клещи даже тараканам фору могут дать. А ведь те, как известно, после ядерного взрыва выживают. Не страшны клещам ни лютые морозы (они могут зимовать на глубине 70 см под землей!), ни 40-градусная жара. Наводнения им тоже нипочем: после двух недель нахождения под водой они благополучно выбираются на землю, чтобы исполнить свою главную задачу – напиться крови три раза и после каждой такой «трапезы» пережить три фазы развития – личинка, нимфа и взрослая особь.
Гиалёма с городской пропиской
Принесенных, но еще не отправленных на исследование клещей хранят в холодильнике.
– Познакомиться с нашими «квартирантами» не желаете? – предлагает Галина Ивановна и широко распахивает дверцу холодильника.
На всякий случай я отпрыгиваю подальше: вдруг пара килограммов кровососов вывалится оттуда прямо на меня? Но вываливаться некому: на полке в коробочке всего 6 пластиковых пробирок с «квартирантами». Это последняя партия, поступившая два дня назад. Все они родом из Красноармейского района, хотя еще несколько лет назад основным местом обитания клещей были районы сельские. Выходит, теперь и у горожан закончилась спокойная жизнь: клещи получили прописку в мегаполисе.
– Вот этот, раздувшийся, крови уже напился. Этот, маленький, – еще голодный: присосаться как следует не успел. Вот нимфа, – знакомит меня с кровососами Галина Фролова.
– А здесь пусто. Убежал, что ли, ваш «постоялец»?
– Не убежал. Это личинка. Возьмите лупу и увидите.
У Галины Ивановны 45 лет стажа, и каждого клеща она «в лицо» знает, мальчика от девочки отличить может и даже по «имени-отчеству» назвать.
Имя-отчество у клещей – как песня. Например, те, которые ККГЛ переносят, называются шикарно: «Гиалёма маргинатум»! У гиалёмы не только звучное имя, но и, в отличие от других собратьев 17 видов, распространенных в Волгоградской области, есть еще и глазки. К тому же они необыкновенно шустрые. Если остальные клещи сидят себе тихонько в травке и терпеливо поджидают жертву (у них, кстати, отличное обоняние – почувствовать запах животного или человека способны на расстоянии около 10 метров), гиалёма за своим «прокормителем» может и пробежаться. Да с такой скоростью, что даже энергичные энтомологи с трудом догоняют.
Не на ту напал!
Но вот этот, судя по всему, уже отбегался: барахтается в баночке из-под крема и сильно хочет вырваться на свободу с чистой совестью и пустым желудком. Девушка Таня поймала его очень вовремя. На даче, объясняет, этот «кавалер» к ней присосался.
Таня – человек серьезный, на авось не надеется. Газеты читает, телевизор смотрит и знает: от клещей – сплошные неприятности. «На зубок» к ним уже попали несколько ее знакомых и родственников. К счастью, никто не заболел. Но сейчас девушка не на шутку напугана:
– Посмотрите, может, у него «крым-конго». Или энцефалит?
– На «крым-конго» посмотрим, – обещает Фролова. – А насчет энцефалита можете не волноваться – его очагов в Волгоградской области нет.
Собственно, и насчет ККГЛ Татьяна может не переживать. На сегодняшний день в лаборатории исследовано свыше 130 проб, и только в одном клеще удалось обнаружить антиген. К тому же, как утверждают инфекционисты, даже если вас укусил клещ, имеющий антиген, еще не факт, что вы обязательно заболеете. Природа – дама мудрая: чем тяжелее заболевание, тем сложнее его «подхватить». Самое главное – после укуса клеща регулярно 2 раза в день мерить температуру, и если она хоть немного поднялась – бегом к врачу.
Справка «ВП»
В министерстве здравоохранения Волгоградской области отмечают: природные очаги Конго-крымской геморрагической лихорадки в настоящее время располагаются на территории Котельниковского, Октябрьского, Светлоярского, Калачевского, Клетского, Суровикинского, Чернышковского, Иловлинского районов и города Волгограда. Возможно включение в эпидемический процесс Серафимовичского, Городищенского, Ленинского, Среднеахтубинского и Палласовского районов.

Поделиться в соцсетях