Семья с Украины сбежала от ужасов войны в Волгоградскую область

Волгоградская правда
43-летняя Лидия Лебедева и ее пожилая мама Любовь Домаскина два года назад переехали с Украины в Волгоградскую область. Покинуть свою родину их заставили война и бесчеловечное отношение к своим гражданам властей Украины.

«Сидели в погребе и боялись...»

Лидия родилась и всю жизнь прожила в городе Краматорске Донецкой области. Она с улыбкой вспоминает те времена, когда на ее родине все было хорошо.

– Все жили дружно, трудились, спокойно ходили по улицам, – говорит женщина. – Не было проблем с работой. Я много лет занималась торговлей вещами на рынке, был свой небольшой бизнес.

Но в стране начались политические потрясения, которые привели к революции, а потом – к настоящим  боевым действиям. Лидия признается, что никогда бы даже и представить не могла, что ее семье придется пережить ужасы войны.

– Недалеко от нашего дома был аэродром, откуда летали борты с оружием, постоянно раздавались стрельба, грохот, – со слезами рассказывают мама и дочка. – Мы прятались в погребе, сидели и плакали от страха. Конца и края не было видно этому. Погибали люди, дети! У наших родных сгорел дом. Мы жили в постоянном страхе.

Тогда многие жители Донбасса стали бросать жилье и уезжать, пытаясь спасти свою жизнь.

– Мы тоже думали об этом, тем более что есть родные в России, – рассказывает Лидия. – Но хотелось верить в лучшее, думали, вот-вот наладится. Успокаивали себя тем, что здесь дом, пенсия. А что будет в другой стране? Примут, не примут нас, неизвестно.

Лидия вспоминает: тогда и уезжать было очень боязно, но и оставаться на родине стало совсем страшно...

Сердце не выдержало

Лидия говорит, что те, кто остался жив после бомбежек, у кого не был разрушен дом, все равно уже не могли жить, как прежде: многие потеряли близких, друзей, лишились спокойствия и веры в будущее. А у самой Лидии Лебедевой просто не выдержало сердце: от сильных переживаний в 2014 году у нее случился инфаркт. Но лечиться на родине было просто негде, и тогда она приехала «на разведку» в Россию.

В Волгоградской области у нас живут родные, и я планировала здесь сделать необходимую мне операцию, – рассказывает Лидия. – Приехала в кардиоцентр, прошла обследование, но оставаться здесь больше не смогла – моя мама была на Украине одна, и она тоже болела...

В результате семье пришлось продать все имущество, чтобы оплатить лечение Лидии дома – оперировалась она уже в Киеве.

Работы к тому времени у меня уже не было, а после продажи имущества мы вообще остались ни с чем, – вздыхает Лидия. – Спасибо, что хоть были живы...

Жить было не на что

После операции Лидия стала инвалидом II группы, ей предстояло долгое восстановление: дорогостоящие лекарства, покой, никакой физнагрузки. Но те условия, в которых они жили, совсем нельзя было назвать «лечебными».

– Что такое для нас тогда была Украина? – переспрашивает женщина. – Мы там не жили, а выживали...

Не хватало денег – пенсия двух женщин вместе составляла 3300 гривен – это примерно 9000 рублей – но только на одни медикаменты, объясняет Лидия, нужно 7000 гривен в месяц!

А еще оплата квартиры, которую мы стали снимать, электричество, продукты, – перечисляет женщина. – Мы все время переживали, как нам жить и на что.

Мама Любовь Васильевна пыталась добиться хоть какой‑то помощи, ходила по инстанциям, но везде получала отказ.

– Мы поняли, что всем плевать на граждан своей страны, – говорит пенсионерка. – Государство не заботится ни об инвалидах, ни о пожилых, которые просто не могут найти работу и обеспечивать себя. Мы остались один на один с нашей бедой.

Еще проблема, с которой столкнулись мама и дочка, – это, по их мнению, притеснение русскоязычных людей.

– Нас стали задевать за то, что говорим по‑русски, – вспоминает Лидия. – Это было под запретом! Иначе штраф!

Но Лидия Лебедева и училась в школе на русском, и всю жизнь говорила на этом языке.

А теперь нас заставляли разговаривать только на украинском, – вспоминает женщина. – Мы чувствовали себя чужими, будто людьми второго сорта, у которых ни работы, ни жилья...

Новый дом

И тогда семья решилась переехать в Россию.

– Выбрали Волгоградскую область, Волжский, где часто бывали у родных, где жили друзья, мой папа родом отсюда, – объясняет Лидия. – Но боялись, что нас не примут, мы уже не были беженцами. Это был 2019 год, официально считалось, что войны на Украине нет, хотя это не так.

Женщины написали письмо президенту РФ Владимиру Путину.

И вскоре получили ответ. Власти разъяснили, что надо подавать на гражданство. Процесс сразу запустился – женщины обратились в УФМС по Волгоградской области.

– К нам по‑человечески отнеслись, все объяснили, – со слезами вспоминает Лидия. – Теперь у нас российское гражданство!

Лидия говорит, что сложно было привыкнуть к спокойной жизни.

– Мы настолько смирились с войной, что даже когда здесь слышим сирену на улице или гул самолета, вздрагиваем от страха, – признается теперь уже россиянка. – Просыпаемся и проверяем, все ли в порядке, нет ли бомбежки. Порой даже не верится, что все хорошо.

Семья строит планы на будущее, по словам женщин, в России они получили поддержку.

– Я перестала дрожать от страха, думаю бизнес небольшой открыть, – улыбается Лидия. – Хочу от души поблагодарить президента России, губернатора Волгоградской области и всех, кто нам помогал! Мы чувствуем себя в безопасности. Конечно, скучаем по родине, но теперь наш дом здесь!

Своих не бросаем!

В Волгоградской области реализуется госпрограмма «Оказание содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом». Ознакомиться с ней можно на сайте ГУ МВД России по региону. Участники проекта могут оформить российское гражданство в упрощенном порядке через полгода пребывания, а также обратиться за помощью во временном трудоустройстве, пройти профессиональное обучение или дополнительное профобразование, получить финансовую поддержку, например оформить единовременное пособие на бытовое обустройство. Вступить в программу могут как соотечественники, проживающие за рубежом, так и те, кто уже приехал в наш регион, – это должны быть трудоспособные граждане, имеющие среднее профессиональное или высшее образование. Кстати, участвовать в проекте могут и студенты образовательных организаций, расположенных на территории Волгоградской области. В 2020 году 32% тех, кто воспользовался такой поддержкой, имели высшее образование, 47% – среднее профессиональное, более 20% – учащиеся.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий