Шпионы в Сталинграде

  • Шпионы в Сталинграде
  • Шпионы в Сталинграде
Как чекисты ловили фашистских агентов после битвы на Волге

О работе органов госбезопасности во время Великой Отечественной вой­ны опубликовано много статей и книг. Между тем период деятельности УНКВД СССР по Сталинградской области с 1943?го по 1950 год хранит немало белых пятен. В этом убедился наш военный обозреватель Александр ФОЛИЕВ, который благодаря помощи чекистов волгоградского управления получил доступ к уникальным архивам.

Документы, регламентирующие деятельность органов НКВД на освобожденной от немецких войск территории, были подготовлены еще в конце 1941?го – начале 1942 года. Согласно специальному приказу и указанию НКВД СССР к оперативной работе необходимо было приступать сразу же после ухода вражеской армии.

Вот как были сформулированы главные направления работы сталинградских чекистов сразу после окончания битвы на Волге:

– выявление предателей, изменников, пособников и провокаторов, состоявших на службе у немецких властей, а также оставшихся на освобожденной территории немецких агентов и диверсантов;

– борьба с бандформированиями и мародерами, действующими на территории области;

– выявление среди прибывших на восстановление Сталинграда, а также бывших военнопленных и вернувшихся из репатриации советских граждан лиц, сотрудничавших с иностранными разведывательными органами.

Трактир как «крыша»

Из приказа начальников УНКГБ и УНКВД по Сталинградской области от 25.05.1943 г.:

«Установлено, что на освобожденных от войск противника территории и в прилегающих к ним районах находится значительное количество шпионов, немецких пособников, дезертиров и иных подозрительных элементов…» (здесь и далее орфография использованных архивных документов сохранена).

В целях пресечения деятельности указанных элементов было необходимо: организовать выборочную проверку населения пунктов, освобожденных от немецко-фашистских войск, а также прилегающих к ним районов; провести прочесывание лесных массивов, оврагов, балок и прочих мест; всех задержанных подвергнуть тщательной проверке и фильтрации, возложив эту задачу на опытных оперработников НКВД и НКГБ; для проведения операций использовать войсковые части НКВД по охране тыла, местные гарнизоны, сотрудников милиции, истребительных батальонов и партийно-советский актив.

Оперативными работниками было установлено, что действовавшие на оккупированной территории области подразделения спецорганов Германии и ее союзников (полевая жандармерия, тайная полевая полиция, подразделения военной разведки «абвер» и пр.) для выполнения поставленных перед ними задач вербовали агентов из числа местного населения и военнопленных Красной Армии. При отступлении немецко-фашистских войск спецслужбы противника оставили подготовленную агентуру для продолжения разведывательной деятельности против СССР.

Врали на допросах

Из директивы начальника УНКГБ по Сталинградской области Воронина от 29.04.1944 г.:

«Установлено, что на оккупированной территории немцы создали массовую агентурно-осведомительную сеть из числа сотрудников жилищных отделов, председателей уличных комитетов, квартальных уполномоченных и управляющих домами, которую использовали для выявления скрывающихся партийно-комсомольских и советских активистов, партизан, а также для предварительного отбора советских граждан, принудительно отправляемых в Германию».

В качестве прикрытия для своих резидентур и явочных квартир немецкие разведорганы использовали рестораны, кафе, закусочные, чайные и трактиры. Обслуживающий персонал этих заведений нередко укомплектовывался из проверенных агентов.

Для выявления действовавшей на оккупированной территории немецкой агентуры органам безопасности необходимо было выполнить следующие мероприятия: восстановить связь с агентурой органов госбезопасности, оставленной на оккупированной территории; провести опросы местного населения; изучить и проанализировать захваченные документальные материалы; допросить военнопленных.

Кроме того, установить фамилии граждан, привлекавшихся немецкими спецорганами к сотрудничеству, можно было через уже арестованных немецких пособников: старост, полицейских, служащих комендатур. Однако во время допросов эти предатели пытались запутать следствие и давали противоречивую информацию.

Так, бывший начальник одной из районных полиций И. И. Иванов (ФИО изменены) в своих показаниях назвал 13 человек, которые по указанию гестапо были завербованы им в качестве агентов. Во время проведения следственной работы, тщательной проверки всех фактов эти данные не подтвердились.

В протоколе допроса И. И. Иванов показал:

«...Не могу сейчас объяснить, почему я оклеветал ряд невинных граждан. Я считал, что мои показания в отношении этих лиц перепроверить трудно, а то, что я назову следственным органам больше «предателей» – это будет учтено как смягчающее обстоятельство при вынесении мне приговора…».

Убивали и грабили

Другим направлением деятельности сталинградских чекистов была работа по нейтрализации действовавших на освобожденной территории области и в тылу Красной Армии банд.

Из воспоминаний бывшего начальника УНКВД СССР по Сталинградской области А. И. Воронина:

«...В некоторых районах остались вооруженные банды, которые пытались бесчинствовать в нашем тылу, заниматься убийствами советских людей, терроризировать и грабить местное население. Банды, как правило, состояли из бывших карателей, полицейских и иных фашистских пособников, преступления которых перед советским народом закрывали им путь к добровольной сдаче в плен. Банды укрывались в лесах, в заброшенных фронтовых землянках и глухих, покинутых жителями хуторах…».

В феврале 1943 г. Нехаевским райотделом НКВД была обезврежена бандгруппа численностью шесть человек. 12 февраля 1943 г. УНКВД по Сталинградской области докладывало в Москву о ликвидации двух бандгрупп, действовавших на территории Камызянского района. Эти банды состояли в основном из бывших военнослужащих РККА и лиц, уклонившихся от призыва в РККА, были вооружены огнестрельным и холодным оружием, занимались вооруженным ограблением колхозов и отдельных граждан.

В марте 1943 г. в райотделения УНКВД Сталинградской области была разослана следующая директива:

«После ликвидации войск противника в районе Сталинграда и очищения этого района от оккупантов имеются случаи, когда часть немецких офицеров и солдат и других бандитствующих лиц скрываются в блиндажах, балках с тем, чтобы в дальнейшем продвигаться на запад, перейти линию фронта и соединиться с фашистскими войсками. В пути следования они занимаются грабежами и убийствами… Некоторые из немцев проникают в села, где у населения приобретают штатское или военное платье, переодеваются с тем, чтобы удобнее было скрываться…».

Начальникам райотделений было предписано: не реже двух раз в месяц проводить проверку документов у граждан; систематически прочесывать леса, балки, оборонительные укрепления; немедленно организовывать проверку лиц, проезжающих или проходящих через населенные пункты, с привлечением к этой работе бойцов истребительных батальонов, групп общественного порядка и советского актива; устанавливать круглосуточное патрулирование по селам и хуторам; всех подозрительных лиц задерживать и доставлять в районное отделение НКВД для тщательной проверки.

В результате оперативной работы с начала наступления РККА по март 1943 г. на освобожденной от оккупации территории Сталинградской области органами госбезопасности было арестовано 2450 человек, из них: причастных к разведывательной деятельности против СССР – 479 человек, пособников оккупационных властей – 1423, бандитов и дезертиров – 78, прочего антисоветского элемента – 470.

Диверсанты с ампулами чумы

Несмотря на то что фронт был уже далеко, продолжалось направление в тыл советской территории вражеской агентуры.

Из воспоминаний бывшего сотрудника УНКВД – УНКГБ по Сталинградской области Б. К. Поль:

«Последний раз немцы выбросили на территорию области группу своих диверсантов в Кайсацкий район в 1944 г. Никто из них с повинной не явился. Задание их заключалось в диверсионных актах в животноводческих совхозах Николаевского района нашей области…».

В директиве начальника УНКГБ от 22.08.1944 г. указывалось:

«Согласно ориентировке НКГБ СССР германской разведкой ведется подготовка к заброске в советский тыл своей агентуры с заданиями по бактериологической диверсии. Перебрасываемую в советский тыл агентуру немцы имеют в виду снабдить ампулами бактерии чумы, холеры, бруцеллеза и брюшного тифа для заражения питьевых источников в населенных пунктах прифронтовой полосы, а также в тылу Красной Армии».

Для недопущения бактериологических диверсий следовало: выявлять лиц, работавших у немцев в бактериологических лабораториях и институтах; взять под агентурное наблюдение предприятия пищевой промышленности, общественные столовые, продуктовые склады, пекарни, больницы, аптеки, водоисточники. Также для этого периода была характерна активность антисоветски настроенных лиц в среде граждан, мобилизованных на работы по восстановлению промышленности Сталинграда.

В отчетных данных, подготовленных в августе 1945 г. о деятельности УНКГБ по Сталинградской области, указано:

«В среде направленных в Сталинград на восстановительные работы жителей западных областей Украины оказалось значительное количество активных участников украинской националистической организации бандеровского направления (ОУН)… участники этих а?/?с формирований саботировали работу на производстве, портили готовую продукцию, призывали рабочих не выходить на работу… Отдельные участники оуновских организаций подготавливали совершение террористических актов против руководящих партийно-советских работников и собирали шпионские сведения».

Чужой среди своих

С конца мая 1945 г. в Сталинградскую область начали поступать советские репатриированные граждане, преимущественно жители Сталинграда и области.

Основная их масса прибывала из Германии, Австрии и Польши. А с августа 1945 г., в связи с вышедшим постановлением СНК о мерах по восстановлению Сталинграда, в город дополнительно направлялись освобожденные из немецкого плена бывшие военнослужащие Красной Армии. Перед сотрудниками УНКГБ по Сталинградской области встала еще одна серьезная задача: обнаружить среди десятков тысяч прибывших граждан умело скрывавшихся шпионов.

Из директивы начальника УНКГБ от 11.06.1945 г.:

«Подрывную работу на территории СССР Ватикан осуществляет через забрасываемую к нам агентуру и эмиссаров, которым совместно с иноразведками поручается ведение шпионской и другой антисоветской работы… Известно, что Ватикан, в целях подготовки базы для подрывной работы в СССР, провел большую работу среди русских военнопленных, находившихся в Италии, подвергая их соответствующей обработке и оказывая им материальную помощь…».

Как видно из архивных материалов, иностранная разведка использовала разные пути для внедрения своих агентов на советскую территорию:

«Во время пребывания советских граждан в английских лагерях для военнопленных и интернированных… они неоднократно допрашивались офицерами английской разведки, которые интересовались службой допрашиваемых в Красной Армии, обстоятельствами пленения и пребывания у немцев… предлагали им перейти на службу в английскую разведку… Вербовка советских военнопленных обставлялась англичанами весьма конспиративно… После получения парашютной подготовки агенты в течение двух с половиной месяцев обучались в школах английской разведки… Обучавшиеся в этих школах, как правило, утверждают, что они были завербованы для деятельности против немцев, однако многие арестованные из них признают, что в действительности они подготавливались для работы против Советского Союза».

Их нашли и обезвредили

По учетным данным, по состоянию на 1 июня 1947 г. на территорию области прибыло 32 242 репатрианта. Было профильтровано – 32 165 человек, подлежал фильтрации – 61, выявлено нелегалов и лиц, уклоняющихся от регистрации, – 28 человек.

В сложных послевоенных условиях чекистами была проведена большая оперативная работа: опросы местных жителей, проживавших на временно оккупированной территории, проверка возвратившихся из немецкого плена граждан; организация розыска подозреваемых.

В результате были обнаружены и арестованы лица, оказывавшие содействие немецким оккупантам, поступившие на службу в РОА, в карательные и полицейские отряды, служившие старостами поселковых объединений и бургомистрами. Чекисты помогли ликвидировать бандитские группировки, разорявшие территорию области, и разоблачить сотрудников иностранных разведок, осуществлявших шпионскую деятельность.

P. S. Редакция "Сталинградки" благодарит УФСБ России по Волгоградской области за предоставленные архивные рассекреченные документы. И поздравляет руководство и всех чекистов волгоградского Управления с праздником - 98-й годовщиной со дня создания ведомства. Желаем вам успехов на службе во благо безопасности нашего региона и всего государства!

Из истории

28 мая 1918 года является днем создания специального органа по борьбе с контрреволюцией и саботажем - губернской чрезвычайной комиссии. Решение принято на заседании исполнительного комитета Царицынского Совета. Первым председателем Царицынской ГубЧК был Альфред Карлович Борман, латыш, имевший большой опыт подпольной работы. Позже созданы уездные ЦК - Царицынская, Николаевская и Камышинская. Славную историю царицынских чекистов продолжили сотрудники Управления НКВД. Именно 10-я дивизия войск НКВД первой встретила фашистов у Волги - полегла почти вся, но помогла удержать Сталинград до прибытия свежих частей. После войны чекисты продолжали исполнять свой долг. Волгоградское Управление КГБ СССР, а затем - подразделение Агентства федеральной безопасности, Министерства безопасности РФ, Федеральной службы контрразведки и, наконец, ФСБ России - всегда честно служили государству.

Поделиться в соцсетях