Сталинград Зины-кучеряшки

Сталинград Зины-кучеряшки
…В 1975 году однополчане из бывшей 64?й армии шли на Лысую гору, по местам своих былых сражений. "Слышу голос Зины-кучеряшки!" - громко сказал один из них.

Зинаида Степыкина, которую когда?то звали так на фронте, обернулась на эти слова. Увидела мужчину в черных очках, шедшего под руку с незнакомой женщиной.

На сталинградской Голгофе

Обнял он Зинаиду Петровну, спросил:

- Зина, разве ты не помнишь Васю Махнина?

- Как же не помню? Ты был ранен в голову, я тебя в медсанбат отвозила. Мне сказали, что ты умер там.

- Нет, я остался жив, но зрения лишился. После войны выучился музыке, преподаю сейчас в школе.

Много в жизни Зинаиды Петровны было таких встреч, много набралось воспоминаний. Потому она часто подолгу не может ночами заснуть - всплывают в памяти знакомые по фронту люди, лица. Бывает, что и всплакнет ветеран, вспоминая, как в 1941?м ее, 18?летнюю, работавшую в Бекетовской санэпидстанции, призвали в армию. Сначала в Краснодар направили, в военное училище на курсы медсестер, затем на фронт и сразу - в Сталинград.

- Когда летом 42?го, - вспоминает Степыкина, - гитлеровцы прорывались к Сталинграду, нас, краснодарских курсантов, подняли по тревоге. Пешком прошли мы через всю Калмыкию, юг Сталинградской области. Так до Горной Поляны дошли, где санаторий. Заняли оборону.

Зина-кучеряшка, которую прозвали так за кучерявые задорные ее вихры, была в составе санвзвода из четверых санитаров, фельдшера и повозочника, управлявшего телегой с лошадью.

- В фильмах показывают, будто медсестры на фронте были в юбочках да в сапогах, - говорит Зинаида Петровна. - Это неправда! Как тянуть раненого, если ты будешь так одета?! Брюки были на нас, а на ногах - ботинки да обмотки. Этими?то обмотками обхватив раненого под руки, тянешь его по полю боя - ползком, если сильный обстрел, либо на четвереньках, на карачках.

Сперва краснодарских курсантов гитлеровцы с Лысой горы оттеснили к Лапшин-саду, к железной дороге. Но поступил приказ: вернуть прежние позиции! Солдаты и вернули их с жестокими боями. Вновь поднялись на Лысую гору, там и держали оборону вплоть до середины января 1943?го.

- Когда немцы с Лысой горы уходили, - рассказывает Степыкина, - приковали они там румына к пулемету, чтобы он по нам стрелял. Но он не стал стрелять, в плен сдался…

А мы с Лысой горы на Песчанку пошли в сторону кирпичного завода. Прошли поселок Минина, вышли к элеватору, затем - к драмтеатру, на площадь Павших Борцов. Там наша стрелковая бригада и взяла в плен генерал-фельдмаршала Паулюса.

Как брали его в плен, я сама не видела - раненых было очень много, ими занималась. Помню только - когда последнего из них перевязывала, кто?то рядом сказал: "Вон Паулюса пленного к машине повели…"

Три встречи с Шумиловым

- После Сталинграда нас направили под Харьков, - продолжает Зинаида Степыкина. - А затем в июне 43?го - на Курскую дугу. Так и дошла я с боями от Сталинграда до Праги в составе 97?й отдельной стрелковой бригады. Наша часть прошла Украину, Молдавию, Румынию, Австрию, Венгрию, Чехословакию.

Сама я всю войну санитаркой прошагала, в звании старшины медицинской службы. Орденом Красной Звезды была награждена, медалями "За боевые заслуги" и "За оборону Сталинграда". Когда меня ранило в 44?м в Венгрии, все эти награды на мне были. Осколок в орден угодил и в сторону ушел от сердца. Так что, если бы не этот орден, убило бы меня тогда. А вот осколки в голове остались по сей день, врачи их даже трогать не решаются…

Командармом нашей 64?й армии был Михаил Степанович Шумилов. Знаете, что это был за человек? Он никогда не грубил подчиненным, относился к ним доброжелательно и с пониманием. Наш ротный командир не зря называл его человеком от Бога.

В первый раз я увидела Шумилова 17 ноября 1942 года. Я на передовой была, в окопах. Незадолго до того нам объявили, что сейчас придет командующий армией. Вскоре он впрямь пришел к нам по траншеям. Собрались вокруг него бойцы, он обратился к ним: "Дети мои! Скоро начнется наступление, будут жестокие бои. Я очень вас прошу - давайте отстоим наш Сталинград, нашу Бекетовку! Если мы к Волге отступим, то 62?я армия окажется в окружении. Давайте не допустим этого! Я буду рядом с вами эти дни. И если я погибну, пусть меня похоронят на этой же земле, где мы сейчас сражаемся, вместе с нашими погибшими солдатами!"

И бойцы ему ответили троекратным "Клянемся! Клянемся! Клянемся!"

Потом, после войны, я еще дважды видела его в нашем же Кировском районе, в 1963?м и в 1973 годах. Вместе с ним мы пешком поднимались на Лысую гору…

Квартира от президента

А уже в 2013 году, во время празднования победы наших войск под Сталинградом, довелось Зинаиде Степыкиной повстречаться и с Президентом России Владимиром Путиным.

- Я побывала тогда на встрече с Владимиром Владимировичем в музее-панораме "Сталинградская битва", сидела там рядом с ним и Сергеем Шойгу. Как только сообщили мне в Совете ветеранов, что приму участие во встрече с президентом, призадумалась: как бы мне передать ему письмо? Долго его сочиняла, четыре раза переписывала заново.

Пришла на встречу и сижу, жду прихода президента. Вдруг кто?то подходит сзади, наклоняется ко мне, за руку берет и говорит: "Здравствуйте, Зинаида Петровна!" Я оглянулась, обомлела - Путин…

Но не растерялась, говорю ему:

- Владимир Владимирович, можно мне вам передать письмо?

- Пожалуйста!

Он начал задавать собравшимся вопросы и одновременно читать мое письмо. Я все там написала - и как я воевала в 64?й армии, и какой был командарм Шумилов, как он приходил к нам на Лысую гору… А в конце письма добавила: "Я для себя ничего не прошу. Хоть живу 30 лет с подселением, для меня это неважно. Но очень хочу, чтоб в Волгограде установлен был хороший памятник нашему командарму Шумилову, где был бы он изображен со всеми орденами и регалиями. А не таким, как Фантомас, каким запечатлен он в памятнике, установленном в нашем городе на улице 64?й Армии, где он совсем на себя не похож".

Когда мероприятие закончилось, Путин подозвал меня к себе. Обнял и спросил: "Так почему же вы живете с подселением?" Я объяснила, что мне отовсюду отвечают: как одинокая женщина, я не отношусь к тем гражданам, кто могут получить отдельную квартиру. "Я вам помогу", - ответил он.

И через считанные месяцы мне выделили новую квартиру! Четыре даже предоставили, на выбор. Я только пожелала, чтобы непременно в Кировском районе, где всю свою жизнь прожила.

Так и живет сегодня участница сражения за Сталинград в комфортной квартире, выхлопотанной для нее лично президентом Путиным.

- И все меня устраивает, - говорит Зинаида Петровна. - Жаль только, что с нашими однополчанами мы больше не встречаемся, поскольку не осталось их почти в живых. Раньше, бывало, на праздник я по 100 открыток рассылала им. Потом все меньше, меньше… А теперь общаюсь разве что по телефону с Марией Олейниковой из Риги, она у нас в бригаде медсестрой была…

Фото автора.