Сталинградка Лилия Чмутова: «Мы и сегодня душу отдадим за комсомол»

Вряд ли Лилия Чмутова об этом мечтала, но сложилось как по писаному.

Убежденная, что комсомол слепил ее по собственному подобию, она живет в Волгограде на улице Комсомольской, а из окна ее квартиры в любую погоду прекрасно виден памятник героям-комсомольцам. Себя к героическому поколению Лилия Кузьминична не причисляет: «Я лишь современник той эпохи, творили ее другие».

Ее отец был строителем по профессии и романтиком в душе. Потому и дал своим дочерям цветочные имена: Роза – старшей дочери, Лилия – младшей. В таджикский город Ленинабад семейство отправилось с Алтая, впрочем, не только за романтикой и теплом: у Лили начал развиваться ревматизм. В 30-е годы в этом красивом восточном городе жило много русских, особенно из числа ссыльных. Школьными учителями работали московские и питерские профессора, знания они давали великолепные, хотя приходилось им несладко. Случалось видеть ученикам своих наставников со скрещенными руками за спиной, а по бокам с конвоирами.

Когда началась война, отца мобилизовали, а сестра Роза добровольно ушла в армию. Лиля же, как только исполнилось 14, вступила в комсомол. Тогда даже вопросом никто не задавался – вступать или не вступать. Быть как все – самое главное.

Устроенную жизнь, жаркое солнце и изо- билие урюка они поменяли на жизнь в городе, которого, по сути, не существовало.

– 7 сентября 43-го мы приплыли из Саратова в Сталинград, – вспоминает Лилия Кузьминична. – Нельзя сказать, что город был мертвый, хотя все признаки налицо: пустые глазницы разрушенных домов, улиц нет... Стоит часть здания, а на стене картина, или часы висят. Деревьев нет.

Впечатление жутковатое, но была, говорит Лидия Чмутова, и своя странная красота.

– Есть такие цветы – сентябринки. И вот идешь, а в развалинах вдруг всполох сентябринок. Никогда этого не забуду. Вроде полумертвый город, но страха ни у кого нет, – вспоминает Лилия Кузьминич- на. – Людей ни днем, ни ночью почти не видно, но утром, откуда ни возьмись, они бегут к пригородному поезду.

Осенью 1944-го на всем Тракторном нашли всего с полсотни детей, чтобы отправить их в первый пионерлагерь в Калаче. Лилю отправили в Калач пио- нервожатой. Там она стала и физруком, заменив заболевшего, а заодно – главной рассказчицей. По вечерам мчались ребята в палатку пораньше, каждый раз – новая книга, от «Чар полнолуния» до «Тимура и его команды».

Так что с профессией определилось само собой – инструктор райкома по школам. Действующих школ тогда в городе раз-два и обчелся. Всех первых послевоен- ных выпускников она помнит по именам..

В 1946–1947 годах «мобилизовали» комсомолку Лилию для участия во Всесоюзных физкультурных парадах.

– Нужно было стране дух поднять, показать, что не все у нас так плохо. И то, что пыль в глаза всяким иноочищенных кирпичей, значит, здесь уже работают. Землянок много было, которые нарыли и немцы, и наши. Оттуда дымок идет, значит, жизнь есть.

Девчонок, прибывших из Ленинабада, заселили в подвал дома на Тракторном, недалеко от кинотеатра «Ударник». Зима была свирепая. Чего было в избытке, таВ 1943-м Лилия увидела в кинохронике осво- божденный от фашистов Сталинград, площадь Павших Борцов... Зрелище разрушенного, но победившего города так подействовало, что 16-летняя девушка тут же записалась в отряд, который формировали в Таджикистане для по- мощи в восстановлении города. Узнав о планах дочери, и мама решилась на переезд.

Истранным делегациям пустили, так это ради престижа родины, – считает собеседница.

В середине 50-х она перешла на партийную работу, а позднее – на преподавательскую. Но до сих пор к комсомолу и всему, что с ним связано, относится с трепетом. «Никто из моих друзей никогда не сказал и не скажет слова плохого о комсомоле, мы и сегодня душу отдадим за комсомол».

– Вот смотрите, – говорит Лилия Кузьминична. – Улица Комсомольская связывает Волгу, аэропорт, железную дорогу. Она поперечная, хоть и малень- кая, но на ней все фокусируется. И штабы фронтовые связывает, и памятник трагедии 23 августа 1942 года. Может, так и не планировалось, но все совпало. Разве не так?

Поделиться в соцсетях