«США нас предали»: волгоградские афганцы рассказали о событиях в Кабуле

Волгоградская правда
Больше двух недель власть в Афганистане удерживают представители террористической организации «Талибан» (организация признана террористической и запрещена в РФ). США заявили о полном выводе войск. Тысячи жителей пытаются выбраться из страны и найти убежище в другом месте. В материале «Волгоградской правды.ру» читайте летопись событий роковых дней из первых уст, а также размышления экспертов, куда правление талибов заведет Афганистан.

«Тела цеплявшихся за шасси самолетов находили в 15–20 км от Кабула»

Волжанин Мохаммад Саид (имя изменено, поскольку в Афганистане у него остались родные и им может угрожать опасность. – Прим. ред.), на днях вернувшийся из Афганистана, рассказал о пережитом ужасе. Мохаммад в 1989 году окончил в Волгограде Высшую следственную школу. На родину в Афганистан возвращаться не стал, завел семью, но родных и близких не забывал, часто летал в Кабул. Последний визит на родину едва не стал роковым для него и его жены. Вот что он рассказал «ВП» сразу после возвращения в ставший родным Волгоград.

«...В Афганистан мы отправились вместе с женой 27 июля, чтобы навестить родственников, живущих в Кабуле. Вернулись в Волгоград 26 августа, но теперь я очень переживаю за сестер и братьев, оставшихся там.

Ничто не предвещало перемен. 15 августа мы были в гостях, зашли пообедать. А через два часа вышли и увидели улицы, которые буквально запрудили пикапы с талибами.

Было очень страшно, потому что никто не знал, чего ожидать. Да, было известно, что талибы приближаются к столице, но никто и подумать не мог, что всего через 2 дня они возьмут город и власть в Афганистане.

Неожиданностью для всех нас стало то, что армия оказала такое слабое сопротивление. Мы считали ее очень сильной.

Но, как я слышал, возникла проблема с доставкой боеприпасов. Возможно, это тоже сыграло роковую роль. А еще в некоторых районах армейские подразделения просто сдавались без боя.

Хотя очень многие бойцы и офицеры не хотели складывать оружие.

Но начальство сказало им: все, ребята, есть приказ свыше, сдавайтесь. Все это очень похоже на предательство!

Ведь наша армия была тренированная и по численности в разы превосходила отряды талибов. У нас было около 270 тысяч бойцов, у них, насколько я знаю, около 60. Да и оружия у талибов не было такого, как у армии. Но…

И это неправда, что население талибов поддерживает – на самом деле сторонников у них мало.

Но они всех запугали до такой степени, что даже в селах люди боятся громко разговаривать! Они шепотом говорят: «Талибы – это плохо». Но только шепотом…

У нас были обратные билеты на 18 августа, но улететь не смогли – аэропорт к этому времени был уже закрыт. 16 августа мы как граждане России обратились в посольство РФ с заявкой об эвакуации. И таких, как мы, оказалось около 600 человек. Нам сказали быть на связи. Мы регулярно созванивались с посольством, и, наконец, оттуда пришел имейл, что такого-то числа нам нужно приехать.

В аэропорт нас отправили в сопровождении охранников посольства – русских ребят, которые перекрывали по ходу движения перекрестки.

В нашей колонне было около 20 микроавтобусов, в каждом человек по 20. Впереди ехали талибы, а по бокам – посольская охрана на «ленд крузерах».

По-настоящему страшно стало перед въездом в аэропорт. Стрельба велась непрерывно! Талибы стреляли буквально в 10–15 метрах.

Да, вроде бы не по людям, а над головами, чтобы не позволить желающим прорваться в аэропорт. Но было очень страшно, и не только за себя – кругом огромное количество женщин и детей, приехавших в автобусах.

Мы успокоились только тогда, когда въехали в ворота аэропорта – туда талибов не пускали. У нас проверили паспорта, документы, багаж. Ребята из МЧС отнеслись к нам с уважением, помогали женщинам и детям перенести вещи в самолет. Нам, я считаю, просто повезло...

Мой брат, оказавшись в аэропорту на 2 дня раньше, был свидетелем той самой жуткой истории с самолетами американцев.

Многие афганцы никогда близко не видели самолет, не летали на нем и не понимали, что творят. Они цеплялись за шасси и в воздухе погибали. Их трупы потом находили в 15–20 километрах от аэропорта…».

...Что теперь ждет Афганистан? Талибы хотят показать себя с лучшей стороны, проявляют доброжелательность. Но чтобы управлять страной, недостаточно быть вежливым. Нужно быть грамотным, нужны юристы, экономисты, управленцы. А они, кроме как воевать, ничего не умеют, даже компьютер включить не могут. Сейчас в Афганистане хаос, ничего не работает, страна живет страшным ожиданием…

«Это было потрясением для всех»

Трагические события в Афганистане уже которую неделю остаются в центре внимания всего мира. Что будет с многострадальной страной, как сложится судьба тысяч беженцев? На эти вопросы пока никто не знает ответа. С большой тревогой наблюдают за происходящим и в России, которая 30 лет назад стала второй родиной для многих выходцев из этой восточной республики. О судьбе Афганистана наш обозреватель Анатолий Любименко поговорил с председателем местной национально-культурной автономии в Волгограде Абдулой Мананом.

– Манан, немногим более месяца назад ничто не предвещало такого развития событий в Афганистане, для вас это тоже было неожиданно?

– Это стало настоящим потрясением. В силовых структурах Афганистана служили около 300 тысяч человек, которые были должным образом вооружены и обеспечены. Кроме этого, насколько я знаю, шли двусторонние переговоры между законным правительством Афганистана и руководством движения «Талибан» (здесь и далее – организация признана террористической и запрещена в РФ. – Прим. ред.) при посредничестве РФ и КНР.

– Что было целью этих переговоров?

– Как я понимаю, создание временного правительства, а затем проведение выборов. Но западные страны, в том числе и американцы, эти переговоры не приветствовали.

– И теперь толпы беженцев хлынут за пределы страны?

– Я так не считаю. Первым делом талибы объявили об амнистии. Обратите внимание: бывший президент Афганистана Хамид Карзай и бывший министр иностранных дел Абдула Абдула ведут переговоры, хотя чем они завершатся – судить не берусь, я слишком далеко от центра событий.

 – Вы ведь тоже когда-то уехали из Афганистана, как проходила адаптация?

– Тут многое зависит от принимающей страны. Я, например, с отличием окончил Академию полиции в Кабуле, потом в ней же преподавал.

Я был начальником курсов, членом ЦК комсомола Афганистана, а в1989‑м меня отправили учиться в Волгоград, в Высшую следственную школу.

Работал по специальности на родине, а потом вернулся в Россию и с тех пор здесь. И о своем решении не жалею.

– Именно вы стояли у истоков создания национального сообщества афганцев в начале 90х, как это происходило?

– В начале 90‑х из‑за политических потрясений только в Волгограде оказалось около 1500 афганцев. Естественным было наше желание сохранить свои корни, помочь друг другу адаптироваться к российским реалиям.

В России были тогда непростые времена, однако от региональных властей мы получили большую поддержку при создании ассоциации.

Ощущаем эту всестороннюю помощь и сегодня.

– Чем сейчас живет община?

– В нашей ассоциации около 250 человек. Акцент в работе мы делаем на студентов, которые приезжают сюда учиться. Афганистан нуждается в специалистах, и мы стараемся вносить свой посильный вклад.

А сейчас свою первейшую задачу видим в том, чтобы помочь людям, которые совсем недавно навещали родственников в Афганистане и только что вернулись, потрясенные увиденным. Если же появятся беженцы, сделаем все возможное для их адаптации.

Заменить студентам родителей

– Чем объясняется популярность наших вузов у ваших земляков?

– Знания, которые здесь дают, очень глубокие. Турция и Индия, где также много наших студентов, России уступают.

Российский диплом очень ценится, поэтому какой бы ни была политическая ситуация в Афганистане, за знаниями наши земляки едут в Россию.

Я часто говорю молодым: будете хорошо учиться, все у вас жизни сложится, как надо. Пример – мои дети. С чистой совестью могу ими похвалиться. Их у меня четверо. Все школу закончили с золотыми медалями.

Сын Гурдзан Манан – выпускник Академии госслужбы, другой сын, Атал Манан, закончил ВолГУ, дочь Назия Манан после педуниверситета работает в школе, а у младшего Поцуна еще все впереди.

Я убежден: деньги и власть – не самое главное в жизни. Сегодня они у вас есть, а завтра – нет.

Знания же, которые появятся за время учебы, останутся с вами на всю жизнь. А, значит, будет и успех, и счастье, но самое главное – будете нужны людям.

– Многие считают, что здесь афганцы чаще всего занимаются торговлей…

– Признаться, мне это не очень нравится. Есть примеры другие. Недавно я был в гостях у одной афганской семьи в Волгограде. Их дочь закончила кадетскую школу и с волнением ждала результатов ЕГЭ – мечтала поступить в медуниверситет. Спросил ее, чем вызвано такое желание.

Ее ответ меня поразил: «Я родилась здесь, выросла, получила знания и теперь хочу отдать долг России, которая так много для меня сделала, хочу помогать людям!»

Афганистан – наша родина, но Россия – вторая, потому что то место, где родились твои дети, тоже становится родиной.

«Закон на нашей стороне»

– Как складываются отношения ассоциации с региональными властями?

– Чаще всего мы общаемся с областным комитетом по делам национальностей. И речь не только о совместных мероприятиях, праздниках. Это сотрудничество во благо людей. Приведу несколько свежих примеров.

Две многодетные афганские семьи в прошлом году получили участки для строительства жилья. Общими усилиями ассоциации и силовых структур пресечена незаконная миграция.

Были мошенники, которые торговали липовыми документами, а их покупатели незаконно находились на территории РФ. Случалось, что семья жила в стране уже много лет, а дети не имели возможности сдавать ЕГЭ, поскольку их пребывание не было легализовано. Теперь они перестали прятаться, закон им помог.

– Что, повашему, так тесно связывает Россию и Афганистан уже много лет?

– Да, разносторонним отношениям наших стран уже более века. Хочу напомнить, что Афганистан стал первым государством, официально признавшим Советскую Россию.

Дружеские связи между нашими странами обусловлены тем, что многие тысячи афганцев получали образование в СССР, в России.

Вот и сейчас Россия предпринимает усилия для стабилизации ситуации. Верю, что разум восторжествует и мир воцарится на древней земле Афганистана.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий