Страна «Тысячи улыбок»

Страна «Тысячи улыбок»
Волгоградский фотохудожник понял, почему Мьянму зовут краем золотых ступ и счастливых нищих

Многие в юности мечтают стать классным фотографом и объехать весь мир, чтобы запечатлеть его красоту на своих снимках. Мало кому потом удается эту мечту осуществить. У волгоградца Павла Сытилина получилось. Всегда путешествуя вместе с женой, Павел «наскоком» объезжает сразу пять-шесть стран, а потом возвращается к работе в родной Волгоград. Во время своего последнего заезда в юго-восточную Азию Павел Сытилин посетил не затоптанную туристами Мьянму.

50 тонн золота

Прямых перелетов из России в Мьянму, бывшую Бирму, нет. Возможно, поэтому там редко можно встретить наших соотечественников. Визу в Мьянму в наши дни можно заказать и оплатить по Интернету, что гораздо дешевле и удобнее для волгоградцев, чем ехать в посольство или визовый центр в Москву. Заказав таким образом визу и оплатив переводом недорогой сбор, Сытилины получили разрешение на въезд в аэропорт бирманского города Янгона. В Янгон туристы едут из-за главной святыни Мьянмы –

огромной золотой ступы Шведагон. Каждый житель страны хотя бы раз в жизни должен посетить это место и прилепить на поверхность ступы пластинку из сусального золота. Согласно преданию, в основании ступы хранится небольшой ларец, содержащий восемь волос с головы Будды. Ступа высотой 109 метров весит 50 тонн. Четырехметровый шпиль весь усыпан драгоценными камнями – рубинами, сапфирами и изумрудами. Но главное сокровище – бриллиант весом 72 карата. Ночью Шведагон красиво подсвечивается. Ступа стоит на холме, поэтому видна из любой точки города.

Бирманский сервис

Из Янгона Сытилины отправились на поезде в древний заброшенный город Баган.

– Поезда в Мьянме – это нечто! – рассказывает Павел. – В вагоне вдоль стен стоят длинные деревянные скамьи без спинок. Вот местные крестьяне (Мьянма – бедная аграрная страна) набьются туда с вещами и едут. Для состоятельных в том же вагоне есть драные мягкие кресла, выброшенные кем-то как отслужившие свой век. А для иностранцев – что-то вроде купе за перегородкой, но только полки идут не поперек, как у нас в РЖД, а вдоль стен вагона. Вагона-ресторана нет.

– Но не успели мы подъехать к соседней с Янгоном станции, – продолжает Павел, – как подбегает местный мальчишка и требовательно спрашивает: «Что вы будете есть?» Причем дает понять, что сказать нужно сейчас, а то поздно будет. На следующей станции подскакивает другой малец, узнает: «Вы заказывали еду? Вот, получите ваш заказ!» Мы: «Погоди, да мы не успеем поесть за минуту». –

«Ничего, на следующей станции другой мальчик заберет у вас грязную посуду». Вот такой бирманский сервис!

На двуколке по городу храмов

Баган – мистическое мес­то. Никто там не живет сотни лет. Но в отличие от Ангкора, окруженного джунглями, Баган не зарос из-за более засушливого климата. Баган, или Паган, был столицей Бирмы с IX по XIII век. В 1287 году, после разгрома бирманских войск монголо-татарами, город был сожжен захватчиками. От былого величия остались только каменные храмы. Сейчас там насчитывается около пяти тысяч построек.

– Пешком обойти эту огромную заброшенную столицу трудно. Но сегодня по Багану можно ездить на мопедах и на такси, хотя выхлопные газы вредны для древней архитектуры, – рассказывает Павел. – Мы не стали нарушать очарования места и наняли двуколку с возницей за 25 долларов за два дня. Он нас возил двое суток по всем храмам. Рассказал, что это – традиционный туристический бизнес их семьи. Восход мы встречали на вершине одного из тысяч храмов заброшенного города. Над Баганом можно полетать и на воздушном шаре. Но цены оказались настолько заоблачными, что я отказался от этой идеи.

Еще одна поразительная достопримечательность Мьянмы – Голден рок, или «булыжник Будды». Считается, что Будда невидимым волшебным волосом привязал этот неустойчивый булыжник к небесам, потому он не падает даже во время землетрясений. Между камнем и скалой можно протянуть веревку, но булыжник будет стоять. Ежедневно к этому труднодоступному месту в горах съезжаются сотни паломников.

Бирманцы гордятся своей страной и знают: счастье не в деньгах, а в любви ближних.

«Улыбайся. Жизнь прекрасна!»

В поездке по Мьянме Павел Сытилин начал вести дневник. Вот выдержки из его путевых заметок:

«Поезд Баган – Мандалай, Бирма. Раннее утро. Еще свежо, так как климат здесь влажный, как и повсюду в Юго-Восточной Азии. Стекла грязные, хотя вагон первого класса. Маленький вагончик полон пассажиров. Языка я не знаю, и спросить разрешения открыть окно не могу, но все же открываю. Потянуло холодком. Пассажиры оборачиваются, пытаясь понять причину. Видят большого белого человека из далекой северной страны с дорогой камерой и.... одеваются теплее. Ни слова возражения, обиды, вообще какого-либо негатива или злобы в мой адрес. Надо – снимай, мы потерпим, нам не сложно. Ты проделал такой путь, ну привези впечатления, расскажи, как мы тут живем.

Здесь не бывает самоубийств, никто не рассуждает о безысходности, даже в глазах нищих в рваных, грязных майках, которые мы не пустили бы и на тряпки, больше оптимизма, чем у наших доморощенных бизнесменов. Эти места еще не тронуты «глобализацией» и тотальной жаждой наживы. Передвигаются на деревянных повозках, запряженных парой быков, на них же и пашут, растят рис или сахарный тростник, и так поколение за поколением. Едят-пьют, готовят пищу в глиняной посуде. Пластик и металл дороги, далеко не везде есть свет, да и тот с перебоями. Газ не нужен, бензин тоже. С врачами вот плохо, смертность высокая, но и рождаемость на высоте. Выживет сильнейший. За младшим старший присмотрит, а с пяти лет уже и помогают, кто чем может, привыкают к труду. Детей нужно много, пенсий нет, в старости только они содержать тебя будут. Браки крепкие, кому придет в голову «жить для себя»? Прошалберничал жизнь – сдохнешь одиноким стариком на паперти, и жалеть никто не станет, а не помогают дети – тюрьма им, там научат предков чтить, работать и родителей содержать. Только нет почти осужденных по такой статье, позор это большой, никто такого греха на себя брать не хочет. Словом, весь накопленный за год негатив бесследно растворяется в считанные часы после прилета. Какие к черту могут быть у тебя проблемы, если люди живут вот так и всех все устраивает?»

Фото Павел Сытилин и из открытых источников