Свет в ЭКОшке

Свет в ЭКОшке
Когда нет детей, ничего не болит, кроме души.Каждая пятая семейная пара имеет проблемы с продолжением рода. Для большинства из них единственный путь к счастливому родительству – через пробирку.


В Волгограде за пять лет с помощью метода экстракорпорального оплодотворения рождено более трехсот детей, а очередь из желающих стать мамами и папами с помощью пробирки сформирована на год вперед. Государством в 2013 году выделено 200 квот на этот вид высокотехнологичной помощи, столько же человек смогли получить эту помощь по полису ОМС.

– С этого года впервые ЭКО делается по полису ОМС, – говорит заведующая гинекологическим отделением № 2 (вспомогательных репродуктивных технологий) клиники № 1 Волгоградского государственного медицинского университета Анна Мухина. – И в этом году 200 женщин нашего региона, у которых причиной бесплодия является отсутствие или непроходимость маточных труб, получили возможность сделать ЭКО по полису. Думаю, что в следующем году количество людей, которые могут сделать ЭКО по полису, возрастет, потому что расширяется список показаний. При этом сохранится финансирование из федерального бюджета.

После того как женщине сделают ЭКО, вероятность того, что беременность наступит, составляет порядка 30%, до родов дойдет еще меньше – 20-25% – это общемировая статистика.

– Когда пациентки спрашивают, почему такой низкий процент, мы, конечно, тоже расстраиваемся, нам хочется, чтобы 99% из них беременели, – продолжает Анна Мухина. – Но если взять естественный цикл, то у каждой женщины раз в месяц вероятность забеременеть составляет примерно 30%. За первый год планирования беременеют 70% женщин. Если мы будем делать ЭКО женщине 12 раз в году, то может быть и достигнем такой эффективности. Но это, увы, невозможно ни технически, ни по состоянию здоровья.

Между тем неудачная попытка сразу отбрасывает будущих родителей снова в конец очереди. Поэтому многие пары, устав ждать, решаются на платное ЭКО. Если нет противопоказаний, его проводят. Сегодня стоимость экстракорпорального оплодотворения варьируется от 100 до 150 тысяч рублей, но на что ни пойдешь, чтобы родить ребенка.

Если природа говорит «нет», шанс есть

Если раньше было принято в проблемах с продолжением рода обвинять женщину, то сегодня и по мужской части проблем возникает не меньше. Бывает и так, что после обследования пары врачи говорят о сочетанном бесплодии, когда оба супруга не могут иметь детей.
Но даже там, где естественный отбор говорит «нет», врачи дают шанс.

– Мы преодолеваем некоторые преграды, – считает Анна Мухина. – Те пары, которые могли быть бесплодными, если нет ЭКО, с нашей помощью получают счастье.

Она согласна с мнением многих женщин, идущих на эту процедуру, что прежде чем пообщаться с пробиркой, ребенок должен родиться в сознании женщины. Ведь есть те, кто хочет родить не потому, что не может жить без детей, а потому что так положено. Некоторые хотят получить какие-то материальные блага или удержать мужа, родив ребенка.

– Чаще всего такие женщины и в ЭКО не беременеют даже при идеальных условиях. Действительно нужно очень хотеть этого ребенка и стремиться к этому.

Мухина признается, что искренне уважает пациенток ЭКО за настойчивость и терпеливость – женщины выносят столько обследований, процедур и манипуляций, психологических страданий. Многие бы давно уже остановились, решив, что раз уж не дано, то ничего не поделать, а они идут до конца и самые настойчивые осуществляют свою мечту.

Детки-снежинки

– Девочки, а вы задумывались, что будете делать со своими «снежинками» (так доктора ласково называют замороженные эмбрионы), если беременность наступит, а они останутся? – спрашивает на специализированном форуме одна из участниц. – Не смейтесь, мне правда интересно: когда в эмбриончик залетает душа? После оплодотворения?

В волгоградской клинике у врачей не поднимается рука просто выбросить хорошие эмбрионы. С согласия родителей их замораживают, чтобы использовать при следующих попытках ЭКО. Возможно, что через несколько лет родители захотят второго ребенка. А он как раз их дожидается. Биологический возраст с их первенцем он будет иметь одинаковый, а вот по паспорту окажется младшим.

– Мы не уничтожаем эмбрионы хорошего качества, от которых можно получить беременность, – рассказывает Анна Мухина. – Мы предлагаем пациентам их заморозить, эмбрионы очень хорошо переживают это. Могут храниться сколько угодно долго и после разморозки быть такого же хорошего качества. Если эмбрионы остаются невостребованными, то мы предлагаем их отдать в добрые руки. Есть же женщины, у которых ни яйцеклетки не вырабатываются, ни мужа нет. Мы делаем перенос донорского эмбриона. Зато женщина сможет выносить ребенка, почувствовать все радости беременности и материнства.

Донорский кастинг

Бывают случаи, когда у супругов, пришедших на ЭКО, надежды на получение собственных клеток не остается. И врач советует семейной паре воспользоваться донорской спермой или яйцеклеткой. Как показывает практика, в России многие воспринимают это как «измену по медицинским показаниям».

– Ну и как его выбирать, глядя на строчки в анкете донора спермы? – спрашивают на специализированных форумах женщины. – Узкий лоб? А насколько узкий? Я бы все равно предпочла лучше увидеть фото один раз, чем прочитать, какие у него уши, глаза. Хочется, чтобы был хоть немного похож на мужа…

Но просмотр фотографий доноров – это из серии голливудских фильмов. В Российском законодательстве донорство полностью анонимное. В специальном приказе Минздрава и написано, что доноры не принимают на себя родительские права и обязанности по отношению к ребенку, который появляется на свет в результате использования их генетического материала. Так что донор полностью защищен. Единственное, что пара может узнать о нем, так это рост, вес, группу крови, форму носа, цвет волос, знак зодиака, образование и профессию. В миллионном городе от одного донора должно появиться на свет не более 25 малышей. Это делается для того, чтобы в будущем избежать между ними кровосмешения.

В клинике имеется свой банк спермы и яйцеклеток. Если нужно, обращаются в другие регионы, но, по словам специалистов, нехватка доноров существует.

– Люди кровь-то неохотно идут сдавать, что уж там говорить о сперме и яйцеклетках, – констатируетАнна Мухина. – Донор должен понимать важность своей работы. Это именно работа, а не разовая возможность подзаработать.

Пройти донорский кастинг не так просто. Возраст мужчины должен быть от 20 до 35 лет, при этом нужно быть здоровым, не курить, не пить, обследоваться на предмет всех инфекций, психических и генетических заболеваний. И при этом иметь качественную сперму, способную пережить замораживание и размораживание. Еще одним немаловажным моментом является отсутствие ярких фенотипических особенностей. В общем, он должен быть ничем не примечательным на вид человеком.

Ощущают специалисты и нехватку доноров яйцеклеток. Требования к ним еще более жесткие – возраст до 35 лет, наличие ребенка и отсутствие вредных привычек и инфекций. Доноры яйцеклеток зарабатывают намного больше, но они должны быть готовы пережить уколы, стимуляции, инъекции, наркоз. Если доноры-мужчины приходят сдавать сперму 3-4 раза в неделю, то женщины-доноры сдают яйцеклетки 3-4 раза в год.

– Нам кажется, что это работа достойная, почетная и неплохо оплачиваемая, – говорит Анна Мухина.

Женщины благодарны суррогатным мамам

Все донорские программы, а также суррогатное материнство, государством не оплачиваются, в этом случае будущие родители делают ЭКО за свой счет. Случаев суррогатного материнства не очень много, в основном из-за дороговизны.

– Чаще мы работаем с теми матерями, которых привели сами женщины, – говорит Анна Мухина. – Обычно это их родственницы, подруги или знакомые, которые согласны помочь. Накладки в этих случаях бывают редко, потому что эти люди связаны друг с другом чем-то бОльшим, нежели финансовые отношения.

Она называет поступок суррогатных матерей сродни подвигу. Пациентки, которые воспользовались их услугами, очень благодарны этим женщинам за то, что они выносили их детей.

– Все суррогатные мамы хотят помочь, у них у самих есть дети и они знают, какое это счастье, когда у тебя есть свой ребенок, – уверена Анна Мухина. – По некоторым причинам у нас не так просто усыновить ребенка, к тому же не все родители готовы воспитывать чужого. Они честно в этом признаются. Считаю, у людей должен быть выбор, как ребенок придет к ним в семью – путем суррогатного материнства или усыновления.

Недавно в прессе промелькнула мысль о том, что женщины, родившие с помощью суррогатной матери, неизвестно чем занимались в молодости, потеряли свое здоровье, а теперь хотят купить ребенка.

– Все совсем не так, – говорит Мухина. – Больше половины женщин не из-за воспалительных заболеваний идут на суррогатное материнство, а из-за аномалий развития матки. В основном это молодые девушки, и они знают, что у них нет другой возможности родить ребенка. У других не было ни одного аборта, но было 10 выкидышей, есть женщины, которые родили первого ребенка, но во время родов потеряли матку из-за кровотечения. Но они хотят еще детей. Женщина должна иметь выбор, а государство – обеспечивать законами для того, чтобы это было возможно.

Поделиться в соцсетях