Тайны дома со старинными оберегами

  • Тайны дома со старинными оберегами
  • Тайны дома со старинными оберегами
  • Тайны дома со старинными оберегами
«Волгоградка» продолжает свои воскресные путешествия

На этот раз приглашаем читателей в один из самых живописных уголков региона – в Калач-на-Дону. Всего полтора часа езды на автобусе от волгоградского автовокзала, и мы на месте.

Мостик в прошлое

Пожалуй, одна из главных достопримечательностей в самом Калаче-на-Дону – это краеведческий музей. Кстати, он является одним из четырех филиалов Волгоградского областного краеведческого музея.

Музей открылся 22 ноября 1972 года – накануне годовщины освобождения города от немецких захватчиков. 43 года – возраст для такого учреждения скорее еще юношеский, но его собрание входит в число самых крупных и самых интересных среди музеев нашей области. Стоит учесть, что основная часть коллекции из почти 11 тысяч предметов подарена самими жителями города.

Со дня открытия музей располагается в одном из самых старых зданий города – бывшем доме купца Семена Кравченко. Жители города свой музей называют необычно и довольно романтично «мостиком в прошлое». С этим утверждением, конечно, трудно не согласиться. Тем более что в музее можно увидеть много интересного. Даже само здание как удивительный экспонат.

Свой дом купец Семен Кравченко построил где?то в году 1890?м. Человеком, судя по всему, в торговом хуторе Калачевском он был далеко не последним. Имел два кирпичных завода, а на каждом кирпиче были его инициалы – «С» и «К». Но дом для себя он построил почему?то не из кирпича, а из северной лиственницы, которую специально везли на Дон. Древесина ее такая прочная, что когда не так давно ставили для музея кондиционер, то мастера с трудом сверлили бревна.

– В памяти жителей города купец, – рассказывает заведующая музеем Вероника Никитина, – остался и как первый и единственный благотворитель. На свои деньги он построил здание училища из кирпича, которое не только сохранилось до нашего времени – сейчас в нем работает городская средняя школа № 2.

Наверняка Семен Иванович был человеком верующим и православным. А вот дом его, тем не менее, украшен оберегами старинными, если не сказать языческими. Стоит особенно внимательно рассмотреть верхнюю часть наличников на окнах и украшения углов здания. Все это подлинное, пережившее все события бурного ХХ века.

Чертов палец

Как и во всяком уважающем себя краеведческом музее, открывается экспозиция палеонтологической коллекцией. В ней большой набор древностей – от костей мамонта до зубов ископаемой акулы. Чаще всего внимание привлекают ростры вымерших десятируких головоногих моллюсков – белемнитов. У нас в По-

волжье ростры больше известны под народным названием «чертовы пальцы». Находят их в меловых отложениях по берегам Дона. Согласно преданию люди верили, что пальцы эти защитят их от сглаза, порчи и чужого черного дела. Волжские бурлаки вообще использовали найденные белемниты как лекарство: измельчали их в порошок и посыпали раны.

Интересно, может ли женщина прожить без зеркала? Вопрос скорее философский или риторический. Это ведь не хлеб, воздух или вода. Но в захоронение сарматской женщины положили в большом наборе вещи и бронзовое зеркало. Из уверенности, что и в жизни иной оно ей обязательно будет служить. Считалось, что зеркало отгоняло от представительниц прекрасной половины человечества злых духов. Оно было и инструментом для магических ритуалов у древних. Наверное, сарматская женщина была жрицей. В ее погребении еще нашли курильницу – небольшой глиняный сосуд для горящих углей. Их наполняли сухими травами и благовониями. Так с помощью ароматного дыма боролись с черной магией. Про какие еще сакральные обряды знала жрица, можно лишь догадываться. А вот предметы, которыми близкие сопроводили ее путь в вечность, теперь хранятся в местном музее.

Рукомойник

Россия, между прочим, не была «немытой». Вообще, русский человек перед тем, как начать есть, сначала мыл руки, затем читал молитву, а только после этого садился за стол и брал в руки ложку. Для умывания и мытья рук использовали подвесную круглую посудину с двумя (иногда с одним, иногда с четырьмя) носиками. Отсюда и пошло название – рукомойник. Изготавливались такие сосуды из глины и металла – меди или чугуна.

Музейный рукомойник не местного производства – хутор?то был торговый, а привезен, видимо, из села Дятьково Брянского уезда. Клеймо на экспонате сложно прочесть, но некоторые буквы указывают на то, что изготовлен он был именно там.

Награда – царский стакан

Действительно, казаков так награждали: стакан 1?й Кавказской казачьей дивизии «За лихую молодецкую рубку». Дивизия входила в состав 1?го Кавказского армейского корпуса, а ее штаб находился в городе Карс. На стакане портрет Его императорского высочества государя наследника цесаревича и великого князя Алексея Николаевича – атамана всех казачьих войск. Это для того, чтобы читатели не мучились с расшифровкой букв надписи.

Вещица редкая и дорогая. Изготовлен был стакан знаменитым Товариществом производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова. Кстати, поставщиком двора Его императорского величества.

Последнему хозяину стакана бабушка прислала эту семейную реликвию в часть, где он проходил срочную службу в Советской армии. Повезло – раритет не разбился и не потерялся. И что не менее важно – не появились вопросы у политработников.

Семь слоников на счастье

Когда?то семь слоников на счастье и удачу стояли на комоде и в буфете если не в каждом доме, то во многих. Волгоградцы постарше наверняка их помнят. Как же им не помнить, если играли с заветными слониками? Говорят, что дарить на счастье этих зверей стали в СССР с легкой руки индийских ремесленников еще в начале ХХ столетия. Слоников делали из фарфора или мрамора, их сегодня можно увидеть лишь в калачевском музее. Их действительно ставили на вышитую или кружевную салфетку. Правда, там слоников только шесть – наверное, седьмого заиграли дети.

В 60?е годы продвинутая, говоря современным языком, советская интеллигенция объявила слоников (и почему?то фикус) символом мещанства. С ними повелась неофициальная, но решительная борьба. После «победы» слоники исчезли из квартир и домов, их заменили новые символы благополучия советского человека – эстампы и радиолы.

Часы, которые не хотели уходить из дома

Все посетители музея обращают внимание на красивые настенные часы в комнате-горнице. Сделаны они в Западной Европе, в XVIII или в XIX столетии. На корпусе из красного дерева накладные узоры из бронзы. Над этими узорами стоит задуматься – каждый означает что?то важное и необыкновенное. Часы хранились не одно десятилетие в семье учительницы русского языка и литературы Валентины Можайской, передавались по наследству. В голодное послевоенное время Валентина Александровна решилась продать их. Но из этого ничего не вышло. Когда она приходила на рынок, вешала часы на забор, они переставали ходить. Понятно, что сломанные, хоть и очень красивые часы никто не хотел покупать. Только вот когда она возвращалась домой и вешала часы на их «родное» место, стрелки сразу же начинали свое движение. Так происходило несколько раз. И каждый раз часы на рынке переставали идти. Но снова и снова начинали отсчитывать время, когда возвращались домой. Видимо, очень не хотели покидать своих хозяев.

Лошадиный противогаз

Военная коллекция музея, благодаря бескорыстной работе местных поисковиков, очень интересна. На местах боев найдены 45?мм противотанковая пушка, пулемет Максима, 82?мм миномет, фрагменты обмундирования, гранаты, мины, личные вещи бойцов и командиров Красной армии, солдат и офицеров вермахта. В экспозиции представлены 23?мм авиационная пушка ВЯ-23, которая устанавливалась на штурмовиках Ил-2, и 20?мм танковая пушка ТНШ-20 для легкого танка Т-60.

Хотя самый редкий экспонат – это фрагмент немецкого конского противогаза: маска с дыхательным клапаном и два патрубка.

Редко какой из музеев – областных или даже центральных – может похвастаться такими образцами.