«Тот утес Сталинградом зовется…»

  • «Тот утес Сталинградом зовется…»
  • к врезу
  • Алевтина Константиновна Егунова 37 лет проработала воспитательницей детсада № 77. Об этом ей напоминают сотни фотографий
Волгоградка Алевтина Константиновна Егунова обратилась к «ВП» с просьбой навестить ее. Объяснила: хочет исполнить обещание, данное ее семьей солдату в 1942-м. А именно – сберечь в памяти людской стихотворение, которое он тогда прочитал. Красноармейца прислали к ним после страшной бомбежки 23 августа, чтобы обезопасить неразорвавшиеся бомбы в их полуразрушенном убежище.

Стоит посмотреть альбом хозяйки дома, и сразу ясно, кем она трудилась много лет. Фотографии малышей чуть не на всех страницах. Несколько тысяч ребятишек были ее воспитанниками. И каждому отдала она кусочек своего сердца. Детство должно быть счастливым и безмятежным, считает Алевтина Константиновна, а для этого нужно любить каждого ребенка, как своего собственного.

…23 августа 1942 года навсегда в ее памяти. Тонны смертельного металла, сброшенные фашистскими самолетами, превратили город в ад. Мать и бабушка схватили ее и брата в охапку и бросились к Волге. Но переправиться на другой берег не удалось.

По Волге, пылающей нефтью, на другой берег переправляли только военных и оружие. Они вернулись на свою Ростовскую улицу, где на месте домов теперь торчали лишь печные трубы. А уже в октябре пришли немцы и погнали мирное население из города.

Есть на Волге утес,

Он бронею оброс,

Что из нашей отваги куется.

В мире нет никого,

Кто не знал бы его,

Тот утес Сталинградом зовется.

На утесе на том,

На посту боевом,

Встали грудью бойцы-сталинградцы.

Воет вражья орда,

Но врагу никогда

На приволжский утес не взобратся.

В мире нет никого,

Кто не знал бы его,

Тот утес Сталинградом зовется.

«Шнель, шнель…» – значение этого слова она сразу поняла.

В освобожденный город они вернулись только весной 1943-го. Выживали, как могли: и лебеду доводилось есть, и траву, которую они называли калачики-малачики… Отцу в конце 1940-х от завода Куйбышева выделили участок недалеко от кроватной фабрики. А когда купили козу, и вовсе жизнь начала казаться почти налаженной. Собрать кору на растопку печи-буржуйки, траву для козы, натаскать воды для домашних нужд – такими были ее с братом заботы. Ну и, конечно, школа, после окончания которой она поступила в педучилище.

– Как меня направили в детсад в №77, что на Тракторном, так там 37 лет воспитательницей отработала и о другой профессии не мечтала, – говорит пенсионерка.

Неизменным все эти годы было одно: детям постарше, шестилеткам, она рассказывала о героическом прошлом города, в котором они живут. О том, что пережила сама, и конечно же читала стих, услышанный много лет от солдата, имени которого никогда не знала. И сегодня с радостью вспоминает, как однажды позвонила ей внучка из Москвы и попросила продиктовать ей те самые, родные ее сердцу строки. Счастлива была тогда, что теперь и правнучка будет включена в эстафету памяти.

– Сейчас такие молодые, что ничему не верят, – с горечью говорит Алевтина Константиновна. – Не хотят они читать книги о детях-героях, о том, что наш город пережил, а ведь это их родной дом. Вот поэтому и прошу, чтобы вы то стихотворение напечатали...

DNG