В честь великого князя

В честь великого князя
Первое документальное упоминание о станице Сергиевской Даниловского района относится к концу 19-го века. Донской краевед Андрей Кириллов считает, что она появилась в 1860 году в результате слияния двух близлежащих станиц: Орловской и Заполянской.

Корректор Не прочитано

Автор Анатолий ЛЮБИМЕНКО

Фото

«Говорящие» фамилии

У Орловской было невыгодное местоположение: с одной стороны, она затапливалась рекой Медведицей, а с другой ее теснили сыпучие пески. Орловцы уговорили жителей Заполянской соединиться, и большинство согласилось. Лишь некоторые остались на прежних местах, образовав хутора Орлы и Заполянка.

Новая станица получила название в честь великого князя Сергея Александровича - четвертого сына царя Александра Второго. Предки жителей новообразованной станицы облюбовали те места еще в конце 17-го века. Они не раз подвергались нападениям кочевников, страдали от неурожая, наводнений. Особенно сильные случились в 1835 и 1849 годах, когда водой были уничтожены многие строения. В 1848-м заполянцев посетила холера, а в 1851-м был сильный падеж скота.

И все же обе станицы росли и крепли. Наиболее распространенными в этих станицах были фамилии Ерахин, Болдырев, Заикин, Кузин, Чирсков, Рязанцев, Егупов... Многие из них произошли от прозвищ, которые казаки получали в зависимости от профессии, внешности, характера, происхождения.

Болдыревы, к примеру, являлись потомками метиса, родившегося от казака и калмычки. Предок Жалмеровых происходил от солдатской вдовы. «Говорящими» были фамилии Кузнецов, Швецов, Рязанцев. Музыкального предка имели Скрипкины.

Как и другие станицы, Сергиевская имела земельный юрт, в который входили пахотные земли, леса и луга. Каждый казак получал надел пахотной земли, через шесть лет производили передел по жеребьевке.

В казачьих семьях сложился своеобразный быт. Нередко в больших семьях вместе с родителями жили женатые сыновья. Главой такой семьи являлся отец или дед. Важные дела решались на семейном совете.

Как выбирали невесту

Одним из наиболее важных была женитьба сыновей. В 21 год надо было идти на царскую службу. В доме должна была остаться работница. Поэтому старались женить 12-15 летних подростков, а невест брали значительно старше. Старожилы рассказывали: бывало, ведет жена мужа за руку, а он за ней вприпрыжку и нос вытирает.

При заключении браков решающее влияние имели родители, не считаясь с чувствами жениха и невесты. Особенно тяжела была судьба женщины-казачки. Уже с 13 лет ее ограничивали самыми строгими приличиями. Внушали: не гляди в глаза мужчине, Бог счастья не даст. Да и не общалась она с чужими мужчинами. По будням сидела на крыльце с шитьем и убегала, увидев на улице молодого мужчину. Писать ее не учили, чтобы не переписывалась с мужчинами. Конечно, молодые люди все же общались: по праздникам в церкви, на «сиделках» зимой.

Сложным ритуалом было сватанье. Невесту выбирали, чтоб была справная, работящая, смирная. Свадьбы устраивали в течение осеннего и зимнего мясоеда, когда почти не было сельскохозяйственных работ. Или весной, на Красную горку. Сперва устраивались смотрины с участием отца и жениха в доме невесты. Потом следовали рукобитие и сговор, дня за два до свадьбы – смотр приданого.

После венчания в церкви устраивалась выпивка. В старину молодая жена разувала при этом мужа, у него в правом сапоге была плетка. Казак бил плеткой по подушке, имея в виду жену. И действительно, в семье казачке жилось несладко. Поговаривали: «баба одного боится – кулака», «и хорошая жена легкомысленна, муж должен учить ее».

При этом не только воспитание детей, но многие хозяйственные заботы лежали на ее плечах, так как казак долгие годы находился вдали от дома, на военной службе, на войне. Ведь казаки участвовали почти во всех войнах, которые вела Россия, а начиная с 1880 года – и в подавлении революционных выступлений.

Правда, не все рьяно проявляли верноподданические чувства. Одним из соратников Александра Ульянова, готовившего покушение на царя Александра Третьего в 1887 году , был уроженец станицы Сергиевской студент Петербургского университета Федор Васильев. Но таких вольнодумцев среди станичников было мало.

Врез.1 Многие фамилии произошли от прозвищ, которые казаки получали в зависимости от профессии, внешности, характера, происхождения. Болдыревы, к примеру, являлись потомками метиса, родившегося от казака и калмычки. Предок Жалмеровых происходил от солдатской вдовы

Поделиться в соцсетях