В Камышине разгорелась настоящая «речная война»

В Камышине разгорелась настоящая «речная война»
Часть залива Кирпичного, где почти полвека находится лодочная станция и куда мог прийти любой лодочник, отдана в пользование частнику за 38 рублей 13 копеек арендной платы в год. Новый хозяин акватории, как утверждают местные жители, тут же начал торговать «водой». В ситуации попыталась разобраться наша коллега Тамара Проскурякова.

Даешь «Прогресс»!

Сообщество лодочников «Прогресс» создано еще в 1976 году. Нынешний его председатель Александр Лихачев, по его рассказу, будучи мальчишкой, приходил сюда с дедом, бывшим фронтовиком, страстным любителем рыбалки.

– Здесь стояло несколько сотен лодок! – вспоминает Лихачев. – Принимали всех. Владельцы лодок следили за берегом и акваторией, очищали от ила, камыша, мусора.

42 года назад местный исполком выделил «Прогрессу» 0,4 га береговой территории во временное пользование, до начала благоустройства парковой зоны микрорайона. Но парк так и не разбили, а лодочная станция дожила до наших дней.

Два года назад местная администрация вспомнила, что документов на лодочную станцию в рамках требований нынешнего законодательства у «Прогресса» нет. Хотя по факту станция есть.

Тогдашний председатель Солянкин спешно представил пакет документов в Нижне-Волжское бассейновое водное управление (НВБВУ) для заключения договора на водопользование акваторией залива на 30 лет.

– Но из управления по телефону нам зачем-то порекомендовали сменить заявителя на более молодого – Солянкину шел 76‑й год, – рассказывает Николай Кручинин.

Пока, как рассказывают лодочники, выбирали нового председателя, передавали в НВБВУ документы, один из членов «Прогресса» Алексей Масленников за спиной коллектива оформил на себя право аренды на часть акватории в 60 кв. метров.

– А друг Алексея, Чаркин, никогда не состоявший в нашем кооперативе, оформил остальную часть акватории на свою жену, – продолжает Кручинин. – В общем, забрал оставшиеся 360 метров «общей воды». Вскоре Чаркина потребовала с нас за нахождение плавсредств в ее акватории 8 тысяч рублей ежемесячно…

Цель оправдывает средства?

– Мы стали разбираться, на каких условиях отдали «воду» Чаркиной, – делится Лихачев. – Выяснили. При получении права на водопользование в Нижне-Волжском бассейновом управлении она указала, что хочет в этом месте построить лодочную станцию.

Но ведь по факту лодочная станция в этом месте уже существует 42 года, возмущаются члены «Прогресса». И на проведенной аэросъемке видны ее объекты, к которым заявительница не имеет никакого отношения, но, как считают лодочники, выдала за свои.

– Никаких услуг лодочникам Чаркина не оказывает, даже ни одной урны не установила! – слово берет член лодочного кооператива Валерий Кондратьев, на станции он 30 лет. – Мы как собирали здесь мусор, так и собираем его. Сами каждые две недели вырезаем в акватории камыш. Иначе залив превратится в болото. Сами следим за состоянием причалов, пирсов, сторожим по очереди лодки и платим за освещение. Так за что мы должны ежемесячно платить Чаркиной?

Лодочники показали копию договора на водопользование, который НВБВУ заключило с Чаркиной.

Признаемся, в полное замешательство нас привела сумма, которую арендатору назначили платить в казну государства за водопользование акваторией: за 2017 год – 38 рублей 13 копеек, за 2018‑й – 175 рублей 49 копеек. В 2025 году Чаркина за акваторию обязана будет заплатить стране аж… 466 рублей 30 копеек. То есть, заплатив стране за общую воду цену, равную сайке хлеба, не вложив сюда ни копейки, как заявляют члены «Прогресса», арендатор желает 20 лет ежемесячно взимать с них дань.

Но за что? Этот вопрос мы решили задать самой Чаркиной, но от личной встречи и даже разговора по телефону женщина отказалась наотрез.

По замкнутому кругу

Лодочники обратились в природоохранную прокуратуру с заявлением провести проверку законности действий Чаркиной. Просили проверить правомерность выделения акватории частному лицу для обустройства лодочной станции, в то время как она, станция, в этом месте уже есть.

Однако из ведомства пришел ответ: нарушений федерального законодательства по данному факту не выявлено. Что же касается соблюдения Чаркиной условий договора, прокуратура передала жалобу в Росприроднадзор. Тот, в свою очередь, перенаправил ее в Нижне-Волжское бассейновое водное управление – к тому, на кого заявители и жаловались.

Оттуда еще раз уведомили лодочников: заключенный с Чаркиной договор дает ей право использовать участок водохранилища для размещения плавсредств и других объектов и сооружений сроком на 20 лет при выполнении определенных условий и обязательств. Правда, выполнение условий договора, как утверждают лодочники, никто так и не проверил.

Поняв, что попали в замкнутый круг, члены «Прогресса» решили сделать ход конем – взять в аренду земельный участок, прилегающий к акватории, на котором расположена станция. Причем единым «куском», надеясь понудить новых хозяев вернуть в общее пользование и саму акваторию. Не будут же лодки попадать на воду по воздуху, рассудили в сообществе.

Но в комитете по имуществу камышинской мэрии, куда лодочники отправились с заявлением, вышла странная неувязка.

16 января этого года его подали, а в феврале получили отказ – по причине несоблюдения какой-то юридической закавыки.

Но уже 19 марта в мэрии идентичные заявления приняли от Чаркиной и Масленникова.

Узнав об этом, председатель «Прогресса» вновь подал заявление. Через две недели выяснилось: документ передали по ошибке не в тот отдел.

Камышинская прокуратура, куда обратились лодочники, провела свою проверку и установила: в принятии заявления комитет по имуществу отказал неправомерно.

Лодочники тут же обратились в суд, чтобы опротестовать отказ. Но процесс проиграли ввиду упущенных сроков на подачу исковых требований.

Чужой причал

А к этому времени уже были объявлены торги. Причем сразу по двум лотам.

– Если бы наше заявление было принято вовремя и мы были первыми, участок был бы выставлен на торги одним лотом, а не двумя, – делится Александр Лихачев, который представлял интересы лодочников. – Чтобы не упустить землю, я вынужден был идти ва-банк: так задрал цену, что она оказалась неподъемной для всех. Так как внести заявленную сумму я не смог, итоги аукциона отменили, а меня признали недобросовестным участником.

– Передать землю сообществу лодочников без аукциона мы не можем, – прокомментировал глава Камышина Станислав Зинченко. – Никакое преимущество при выделении земли, несмотря на то что лодочная станция существует в этом месте почти полвека, к сожалению, законной силы не имеет. Кроме этого, независимо от того, чье заявление поступило к нам первым, чье вторым, был бы назначен аукцион. Комитет по имуществу администрации города планирует выставить на торги земельный участок всей лодочной станции одним лотом.

Определенная надежда у лодочников при таком раскладе, признаются члены «Прогресса», есть. Однако они не тешат себя надеждами. Говорят, выиграем ли торги – вопрос...

– А пока Чаркина продолжает выдворять нас со «своей воды», – рассказывает Валерий Кондратьев. – Видно, решила задушить нас штрафами поодиночке, Росприроднадзор уже тысячу рублей выписал.

От редакции

Нерасторопность «Прогресса» сыграла злую шутку – позаботься лодочники о документах вовремя, не пришлось бы отчаянно доказывать свою правоту. Однако ситуация с акваторией кажется сюрреалистичной: часть реки сдана в аренду частнику по баснословно низкой цене. Но на берегу мы увидели лишь разборный модуль цвета камуфляжа. Его вроде бы поставил Масленников, над входной дверью – символ опасности: череп с костями. Неужели такое благоустройство подразумевало НВБВУ, заключая договор аренды части реки?..

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях