В России к 2025 году увеличится количество людей старше трудоспособного возраста

В России к 2025 году увеличится количество людей старше трудоспособного возраста
С 1980 года показатели смертности россиян в возрасте от 15 до 60 лет неуклонно сокращаются, а это значит, что количество людей старшей возрастной группы постоянно растет.

К 2025 году, по прогнозам специалистов, в нашей стране доля граждан старше трудоспособного возраста увеличится до 27 % и составит почти 40 млн человек. В связи с этим начали меняться и медицинские подходы к их лечению. О них мы побеседовали с заместителем директора по лечебной и научной работе Российского геронтологического научно-клинического центра, профессором Надеждой         РУНИХИНОЙ, посетившей Волгоград с рабочим визитом.

Рецепт с учетом прожитых лет

– Надежда Константиновна, почему медиков так беспокоит увеличившаяся продолжительность жизни – радоваться же надо!..

– Так радуемся! Рост продолжительности жизни – это очень серьезное достижение нашего государства. Сегодня средняя продолжительность жизни уже перешагнула рубеж 72 года. А в некоторых регионах она такая же, как в европейских странах. Например, в Москве средняя продолжительность жизни 78 лет, а в Ингушетии – 80 лет. В России увеличивается количество людей старше 80 лет. Но это те самые люди, которые требуют особого подхода к медицинскому обеспечению.

– И в чем эта «особость»?

– Объясню. Если главной проблемой медицины молодого возраста являются профилактика, выявление и лечение болезней, то для людей старше 75 лет – это замедление процесса старения, сохранение самостоятельности и высокого качества жизни. Необходимо увеличить количество активных лет прожитой жизни. А потому меняются приоритеты. Привычный подход к лечению болезней пожилых не оправдал себя, поскольку не улучшал результат такого лечения. И есть еще чисто экономические моменты, которые тоже надо учитывать.

– Что вы имеете в виду?

– Сегодня в России люди в возрасте 65+ составляют всего 13% населения, но на их лечение тратится 37% всех расходов отечественного здравоохранения. На них приходится 80% посещений участковых врачей в поликлиниках, 33% от всех госпитализаций и почти 50% расходов стационаров. То есть такие пациенты дают очень серьезную нагрузку на систему здравоохранения. В ответ на реалии сегодняшнего дня развивается гериатрия – медицина для пожилых людей.

Старость можно лечить

– В нашем регионе о гериатрии знают уже не только врачи: на протяжении года в Волгоградской области реализуется пилотный проект Минздрава «Территория заботы» – открываются гериатрические кабинеты, врачи и средний медперсонал получают соответствующую подготовку…

– И это совершенно правильно! Болезни пожилых людей лечатся по‑другому. Служба гериатрии требует энциклопедических знаний. Гериатр должен быть терапевтом, психиатром, кардиологом, неврологом и доктором, и он умеет выявить синдромы, которых нет у молодых, и, в частности, синдром хрупкости. Возраст вспять мы не повернем, но можем помочь нашим пациентам избежать дряхлости. Старость можно лечить. Для этого есть современные технологии, которые использует гериатрия.

– Не сильно ли преувеличена ее значимость? Сегодня медицинскую помощь пожилым оказывают врачи всех специальностей – кардиологи, эндокринологи, неврологи – зачем нужен еще и гериатр?

– Гериатры занимаются диагностикой и лечением возраст-ассоциированных заболеваний и гериатрических синдромов, среди которых – старческая слабость, когнитивные нарушения, депрессии, нарушения сна, недержание мочи, сенсорные дефициты и другие. Никто из специалистов, кроме гериатров, не занимается, например, таким гериатрическим синдромом, как падение.

– А это так серьезно?

– Конечно! 75 % пожилых людей, которые падают, получают травмы, в том числе и очень тяжелые – черепно-мозговые, перелом шейки бедра, которые совершенно меняют их судьбу и «ответственны» за высокую заболеваемость и смертность у этих людей. И даже если человек не получил травму, у него возникает страх падения. Он перестает активно двигаться, выходить на улицу – и его старение происходит гораздо быстрее. Поэтому очень важно выявлять людей с высоким риском падения и, если этот риск уже выявлен, проводить с ними профилактические мероприятия, определять причины падений и бороться с ними.

– И какие здесь могут быть причины?

– Падение напрямую связано с другими гериатрическими синдромами – с головокружением, остеопорозом, саркопенией… Это приводит к тому, что человек начинает медленнее ходить, его походка меняется. Кстати, есть интересные научные исследования, посвященные взаимосвязи нарушений походки и когнитивного статуса. Когда мы молоды и здоровы, то маршируем, как солдаты. С возрастом же у человека не только походка замедляется, но и увеличивается вариабельность длины шага. Так вот оказалось, что изменение вариабельности длины шага приблизительно на полгода предвещает появление когнитивных нарушений! И доказано: предотвратить развитие этих когнитивных нарушений могут помочь занятия физкультурой и элементарная ходьба.

Губительная депрессия

– Выступая перед волгоградскими врачами, среди главных проблем возраста 65+ вы назвали нарушение сна и депрессию – это правда серьезная проблема?

– Да, это очень актуально, анализ показал, что в целом ряде регионов России скорая работает в основном на пожилых пациентов с нарушением сна. Они не спят по ночам,  родственникам звонить неудобно, врача из поликлиники  тоже не вызовешь, и они набирают  03. Между тем есть технологии, как «вести» пациентов с этой проблемой, – и такими технологиями владеют врачи-гериатры.

– А депрессия? Разве это не проблема психологов?

– Это тоже «зона внимания» гериатров. В начале 2017 года было опубликовано большое эпидемиологическое исследование австралийских специалистов. Они доказали, что среди факторов риска преждевременного старения депрессия занимает одно из первых мест. Потому что депрессия определяет все поведение пациента – как он следует рекомендациям врачей, как принимает лекарства, как следит за собой, как питается – вплоть до суицидальных исходов. Суициды, кстати, очень характерны для людей пожилого возраста. По данным международной статистики, смертность от внешних причин (а туда входят и суициды) среди людей старше трудоспособного возраста в России в 2,5 раза выше, чем в Евросоюзе. Это наши, как мы говорим, «недосмотренные» пациенты.

– Какие еще проблемы со здоровьем помогут  решить врачи пожилым пациентам?

– Например, такую деликатную проблему женщин, как недержание мочи. Мы проводили исследование среди амбулаторных пациентов Москвы в возрасте 65+. Это люди вполне себе крепкие, которые самостоятельно приходят в поликлинику. Но 32 % опрошенных женщин жалуются на недержание мочи. И опять же опрос показал: если сама женщина об этом не скажет, никто из участковых терапевтов ее об этом не спросит. А это, между прочим, качество жизни, ранний уход на пенсию, отсутствие социальных контактов, невозможность куда‑то поехать. То есть абсолютно житейские вещи, на которые «обычные» врачи не обращают внимания. Хотя  есть меры профилактики, система лекарственной терапии, очень много эффективных хирургических методов для коррекции такой проблемы. А еще очень опасно, когда разные специалисты для лечения заболеваний начинают выписывать одному пациенту десятки лекарственных препаратов. Такая «химическая атака» принесет пожилому человеку больше вреда, нежели пользы. 

– И это тоже забота гериатра?

– Да, потому что определенные препараты нельзя просто так взять и перестать принимать – они имеют синдром отмены и могут серьезно ухудшить состояние пациента.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях