В Волгограде на митинге почтили память жертв политрепрессий

Вчера волгоградцы почтили память жертв политических репресий.
Вчера, в День памяти жертв политических репрессий, у памятника-композиции «Уходящие в небо» в областном центре собрались бывшие политзаключенные, родные и близкие погибших или отбывавших наказание в лагерях, общественные деятели, представители региональной и местной власти.

Этот день, учрежденный в России в 1991 году, появился в календаре памятных дат неслучайно. Страна потеряла миллионы жизней невинных людей, дети потеряли отцов и матерей, старики – своих кормильцев.

В списках репрессированных за период с 1917-го по 1956 годы значится порядка 700 тысяч жителей Волгоградской области. По данным МО "Мемориал" , за все годы советской власти (с 1917-го по 1986-й) от политических репрессий пострадали 12,5 миллиона человек, включая подвергшихся раскулачиванию и депортированных. Из них 1 миллион 100 тысяч были расстреляны, около 4,5 миллиона человек отправили в лагеря. Причем, эти цифры не учитывают родившихся в спецпоселениях. Репрессиям были подвергнуты не только отдельные люди, но и целые народы.

– Вспоминая 30 октября всех тех, кто однажды навсегда покинул ночью свои семьи, уважая чувства тех, кто годами оплакивал своих близких, мы делаем свой вклад в воспитание молодого поколения. Делаем для того, чтобы не допустить разрушения символов и истории, подобно тому, как это происходит в соседней братской стране, с которой нас связывает общее прошлое, – отметил, открывая митинг, исполняющий обязанности министра по делам территориальных образований и информационной политики Волгоградской области Валерий Головин.

Некоторые волгоградцы пришли к памятнику "Уходящие в небо" с фотографиями своих близких. Местный краевед Клавдия Перфильева принесла свои книги, в которых помимо описания жизни казаков, есть главы, посвященные репрессиям в Поволжье.

– Это мой папа Михаил Лукич, а это дядя Константин Лукич, – показывает Клавдия Михайловна пожелтевшие фотографии. – Они были казаками в Красной Слободе. Когда организовался колхоз, их взяли бригадирами как людей, знающих сельское хозяйство. Со многими организационными вопросами они не могли согласиться с начальниками, потому что те были неграмотные в аграрных вопросах. Зато с партбилетами, поэтому имели влияние на людей, занимались доносами. Так мой папа и дядя получили по 10 лет лагерей. Отец подал апелляцию и сумел в суде доказать свою невиновность. Я еще помню совсем маленькой сидела с ним рядом, крепко держа за руку, в тот момент, когда судья выносил приговор. А дядя сидел под Куйбышевом, там и умер 12 апреля 1943 года. Несколько лет его родные добивались свидания и сумели это сделать, когда уже шла война. Виделись только десять минут – дядя был весь облысевший, без зубов, в холодной рваной одежде и говорил, что не проживет долго в этих условиях. Теперь я знаю, что так и случилось, но члены его семьи не узнали о смерти мужа и отца – в сентябре 1942 года фашистская бомба попала в убежище, где они прятались...

Председатель правления областной общественной организации "Объединение жертв незаконных политических репрессий" Нина Смолина в своем выступлении отметила, что недавно объединение было зарегистрировано в Минюсте. И попросила областную и городскую власть закрепить организацию за депутатами, с помощью которых можно было бы оперативно решать злободневные вопросы.

В списках репрессированных за период с 1917-го по

1956 годы значится порядка

700

тыс. жителей

Волгоградской области.

По данным МО «Мемориал», за все годы советской власти (с 1917-го по 1986-й)

от политических репрессий пострадали

12,5

млн человек,

включая подвергшихся раскулачиванию

и депортированных. Из них

1млн 100 тыс.

были расстреляны, около

4,5

млн человек

отправили в лагеря

Сломанные судьбы

Рассказывает Нина Смолина, председатель областной общественной организации «Объединение жертв незаконных политических репрессий»:

– Мы собрались на сегодняшний митинг, чтобы вспомнить наших дедов и отцов, безвинно ставших жертвами политических репрессий. Родные долгое время стыдились, а порой и стремились их забыть, чтобы самим не получить клеймо «предателей», «шпионов», «вредителей».

Вот только две истории, которые и сегодня никого не смогут оставить равнодушными.

Леонид Васильевич Абрамов в 1942-м во время сопровождения танковой колонны на фронт подобрал несколько фашистских листовок на самокрутки. Это были листовки-пропуски, предъявив которые, можно было сдаваться в плен. Вот за эту бумагу для самокруток он был приговорен к расстрелу, который затем заменили 10-ю годами ссылки. Чудом ему удалось передать весточку своим родным, благодаря помощи которых он не умер от голода в лагерях. Только 16 января 1989 года был отменен его приговор ввиду отсутствия состава преступления.

А Прасковья Ивановна Габерман – дочь погибшего в боях против белых коммуниста – пострадала за то, что вышла замуж за односельчанина-немца, предки которого много лет прожили на волжской земле. Ее выселили из дома, беременную, с тремя маленькими детьми на руках. Ее унижали, оскорбляли. И только в 1953 году разрешили вернуться из казахстанской ссылки на родную землю.

За каждой из этих историй, а схожи с ними многие тысячи, исковерканные сломанные судьбы, раны, которые и сегодня болят, не дают забыть о том страшном времени, когда в нашу жизнь вошло слово «репрессии». Наша главная цель – донести до молодого поколения правду о том страшном времени, чтобы наши дети и внуки не забывали эту страницу истории.

DNG

Поделиться в соцсетях