В Волгограде подруги 82‑летней больной женщины боятся за ее жизнь

Волгоградская правда
В редакцию «ВП» обратилась жительница Волгограда 93‑летняя Лидия Васильевна (данные героев публикации изменены. – Прим. ред.). Женщина сообщила, что она и ее подруга уже долгое время не могут выйти на связь со своей приятельницей 82‑летней Татьяной Федоровной. «Ее сын никого в квартиру не пускает, а вдруг случилось что‑то нехорошее? Помогите!» – обратилась пенсионерка. Как оказалось, тревога читательницы не беспочвенна…

«Дружим 30 лет»

Прежде чем отправиться к Татьяне Федоровне, мы заехали за читательницей, которая обратилась в редакцию, и решили узнать сначала у нее подробнее, что произошло.

– Мы с Таней познакомились на заводе, стали общаться, потом на пенсию вышли, она часто ходила ко мне в гости, живем мы недалеко друг от друга, – рассказывает Лидия Васильевна. – Да как недалеко? Моложе были – так казалось, а чем старше, тем больше это расстояние – ходим‑то мы уже медленнее. Мне 93 в сентябре исполнилось, Татьяне 82 года, так что дружим мы уже 30 лет.

Обычно, по словам Лидии Васильевны, все праздники – Новый год, дни рождения – приятельницы справляли у нее дома. Но в этом году Татьяна Федоровна на 93‑летие к Лидии Васильевне не пришла.

– Сказала, болеет, ей плохо, потом прошло еще время, мы пошли получать вместе пенсию в банк – всегда так делаем, а после Таня совсем пропала, – вздыхает наша собеседница. 

По словам женщины, подругу проведывал ее сын, вроде бы он пытался за матерью ухаживать, но отношения у них якобы не ладились.

«Нас не пустил»

– Я стала звонить подруге, к телефону несколько раз подходил как раз сын, но отрезал, что говорить не будет, – вспоминает Лидия Васильевна. – Я еще сильнее забеспокоилась. А как‑то у меня в доме раздался звонок, спрашиваю: «Таня, ты?», на том конце провода был ее, кажется, еле различимый, слабый голос, и гудки. 

Тогда пенсионерка всерьез испугалась за свою подругу, взяла такси и поехала к ней. Но в дом ее не пустили – вышел сын, сказал, что матери, мол, ничего не нужно, все у нее хорошо.

– Но я не поверила, – вздыхает Лидия Васильевна. – Думаю, а вдруг он просто запер ее в квартире, а ей нужна помощь?

Лидия Васильевна говорит, что после подругу пытались навестить, чтобы справиться о ее здоровье, и соседки, но тоже не смогли ничего узнать – вроде как сын не пустил.

Дозвониться женщине никто из ее подруг не мог, и все очень сильно заволновались.

– Сын ее сказал, когда я приехала, мол, вам тут делать нечего, у нас все есть, ваша помощь не нужна, – повторяет Лидия Васильевна. – Но мы ведь переживаем, что там с Таней! Когда у меня в гостях была, она говорила, что ссорится с сыном, не могут они, мол, найти общий язык. У Тани характер непростой, видно, и у него тоже...

«Нам обоим тяжело»

Лидия Васильевна попросила журналистов помочь в разговоре с сыном, чтобы понять, что происходит с их подругой. И мы, конечно,  поехали. С нами отправилась еще одна подруга пенсионерки – Валентина Николаевна. Поднялись на этаж, звоним в квартиру – никто не открывает.
Стали стучать – тоже тишина, и только спустя некоторое время послышались шаги и дверь приоткрылась. 

Мы объяснили, кто мы и почему пришли. Мужчина, который стоял на пороге, удивился визиту, но в квартиру нашу «делегацию» пустил.
Оказалось, что с Татьяной Федоровной, слава богу,  все в порядке – она вышла в коридор, но со слезами на глазах, стала обниматься с подругами. Видно было, что пожилая женщина очень рада их видеть.

Ну а пока женщины общались, мы попытались поговорить с ее сыном. чтобы прояснить ситуацию.

– Вы думаете, это просто? – вздыхает мужчина. – Мама 3 года назад примерно сильно изменилась, видимо, старческая деменция, она то помнит, то не помнит, одно время все понимает, в другой момент – ничего...

По разговору было понятно, что сын переживает за маму, но пока не очень представляет, что ему делать в такой ситуации.

– Понимаете, как-то пришли к ней соседки, – рассказывает он, – а она только встала, пошатывалась немного, так они начали возмущаться, наговорили мне всякого... А мне, думаете, легко?! 

Сын объяснил, что не хочет визитов подруг мамы, потому что никакая помощь, по его словам, семье не нужна, да и сделать в этой ситуации пожилые женщины ничего не могут...

– Поймите, больной пожилой родственник – это непросто, – с горечью говорит мужчина. – Я вот к ней пришел как-то, а она – на полу, упала, встать не может...

После этого, по словам сына, он вместе с сиделкой 2 недели выхаживал маму, чтобы та начала вставать...

– Она вот на ноги встала буквально дня 3 назад перед вашим приездом, – эмоционально говорит сын. – Да, нам с мамой сейчас обоим очень тяжело…

«Переживаем за нее»

Но посторонней поддержки мужчина принимать не хочет. Он все время твердил, что чужие люди ни ему, ни маме ничем помочь, увы, не могут. 

– Мы вызывали врача, сказали, маме нужен психиатр, но он домой не ходит, а мама лежала после падения долго, – продолжает рассказывать сын. – Кушать  мама порой сама не может, я одной рукой держу ее, другой кормлю, она все твердит, что хочет здоровья, а где его взять в ее возрасте? Я и сам устал и очень вымотан...

Уповает сын только на медицину, он рассказал, что будет снова вызывать врача: «Как доктор скажет, так мы и сделаем». ...Уходили из этого дома с тяжелым сердцем. Вроде бы понятно, что пожилая женщина не одна, но, судя по всему, и она нуждается в психологической помощи, и ее сын. Внизу у подъезда нас ждали соседки, которым небезразлична судьба пожилой женщины. 

– А вы знаете, там была какая-то непонятная история с соцработницей, которая якобы просила взаймы крупную сумму, и Таня ей деньги свои отдала, – рассказали соседи. 

Нас попросили выяснить, на самом ли деле к пенсионерке приходила соцработница и вернула ли та долг – мы берем на заметку вопрос и начинаем выяснять.

– Да, я брала в долг, у меня были сложные обстоятельства и кредит, – подтвердила нам по телефону женщина, которая ухаживала за Татьяной Федоровной. –  Но я до конца года все деньги ей верну, я 20 лет тружусь в соцзащите и никогда не подводила моих подопечных.
Подтвердить или опровергнуть эти слова не представляется возможным. Однако мы останемся на связи с подругами Татьяны Федоровны и соцработницей, чтобы следить за ситуацией.

Комментарий по теме:

«Этой семье нужна поддержка!»

– Безусловно, и сыну пожилой женщины тяжело, похоже, он замкнулся в себе, этого нельзя допускать ради собственного благоразумия, важно принимать помощь от других, – говорит психолог Светлана Сыпкова. – Если приходят подруги и хотят помочь – не прогонять их, позволить пообщаться с мамой, это тоже своего рода восстанавливающая терапия. Мужчине можно походить к психологу, чтобы выговориться, не потеряться в ситуации. По поводу ухода за женщиной – в Волжском, например, есть учреждение, где за пожилым человеком более 20 дней ухаживают, это не бесплатно, но все же считаю такую помощь полезной и для пожилого человека, и для его родных. Также соглашусь с мнением медика, который приходил и рекомендовал вызвать психиатра, это нормальная процедура, деменция – естественный процесс, происходит отмирание клеток мозга, и существуют препараты, способные замедлить его, улучшить состояние человека. И, конечно, правильно, что семья наняла соцработника, это помощь для сына женщины и для нее самой. Мужчине важно осознать – есть различные методы помощи его маме наряду с теми, которые я перечислила, не нужно замыкаться, повторюсь.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий