В Волгоградской области на 10% выросло число обращений в прокуратуру

Волгоградская правда
Количество обращений в надзорное ведомство с начала этого года увеличилось до 41 905 – это на 10% больше, чем в аналогичном периоде 2020-го (38 670). О том, какие вопросы больше всего волновали жителей региона, рассказал прокурор Волгоградской области Денис Костенко - интервью опубликовано в свежем номере еженедельника «ВП-Толстушка».

В июле 2021‑го исполнился год с начала работы в должности прокурора Волгоградской области Дениса Костенко. «ВП» часто обращается в надзорное ведомство, чтобы обратить внимание на факты нарушений закона, помочь жителям защитить свои права. За этот год таких вопросов, которые обозначали журналисты и на которые реагировала прокуратура, было немало. И каждая резонансная, важная тема с подачи главы ведомства получала развитие. Каких результатов в итоге удалось добиться – об этом наш сегодняшний разговор с прокурором региона.

Пандемия внесла коррективы

– Денис Алексеевич, ваш первый год работы в Волгоградской области оказался сложным, учитывая условия, в которых мы все оказались. Пандемия, локдаун – коронавирус атакует до сих пор. Как изменился характер работы прокуратуры, какие вопросы вышли на первый план?

– В условиях ограничительных мер еще более важное значение приобрела работа с обращениями граждан. Рост прокурорского внимания к проблемам и нуждам населения вполне обоснованно привел к росту числа удовлетворенных и сокращению числа повторных жалоб.

Люди обращаются в прокуратуру по различным вопросам, всего в 2020 году в органы прокуратуры поступило более 83 тыс. обращений.

Чаще всего граждан беспокоят проблемы, связанные с невыплатой заработной платы, отсутствием льготных лекарств, очень много жалоб на бездействие службы судебных приставов, несогласие с решениями правоохранительных органов. В прошлом году признаны обоснованными и полностью удовлетворены жалобы без малого 7 тысяч заявителей.

За первые 6 месяцев 2021-го количество обращений выросло более чем на 10 процентов – их поступило 41 905 (в 2020-м за аналогичный период было 38 670). Признаны обоснованными и полностью удовлетворены более 4 тысяч жалоб.

– На здравоохранение стали жаловаться чаще?

– Да, и это вполне объяснимо с учетом пандемии. В основном жалобы касаются отсутствия бесплатных лекарств для льготников. Так, например, по нашим искам обеспечены дорогостоящим лекарством мальчики из Волжского 2 и 12 лет, которые страдают редким генетическим заболеванием, спинальной мышечной атрофией (СМА).

Сейчас они проходят необходимое лечение. Стоимость курса терапии на год дорогостоящим препаратом «Спинраза» превышает 30 млн рублей. Очевидно, что это неподъемная сумма для семьи, поэтому без поддержки государства в таких случаях не обойтись.

Помочь хочется всем, но есть объективные реалии – денег в бюджете зачастую не хватает.

Последовательная и принципиальная позиция прокуратуры, взаимодействие с органами власти позволили существенно увеличить бюджетные ассигнования на льготное лекарственное обеспечение до 1,5 млрд рублей в 2020 году.

– С финансами история понятная – чтобы помочь сразу и всем, ресурсов в бюджете нет. Но ведь нередко речь идет о нарушениях со стороны конкретных должностных лиц, когда дело вовсе не в деньгах, а в отношении к своим обязанностям.

– Вы правы, и мы получаем сигналы о нарушениях, которые просто порой остаются за пределами понимания. Приведу пример. К нам обратились инвалиды – мужчина 65 лет и 25‑летняя девушка.

Сказать, что тексты их обращений были мольбой о помощи, – это не сказать ничего. Люди, прикованные к постели, в силу своего заболевания были вынуждены периодически приезжать в медучреждения для прохождения процедуры гемодиализа.

При этом их привозили каретами скорой помощи, не оборудованными специальными техническими средствами для инвалидов-колясочников.  Более того, после столь сложной процедуры они были вынуждены по несколько часов ожидать в коридоре, когда автомобиль скорой отвезет их домой.

– В итоге спецтранспорт появился?

– Да, по результатам проверки прокуратура обратилась в суд с требованием приобрести специализированный автомобиль, оборудованный механизмом для приема и перевозки инвалидов-колясочников, чтобы можно было доставлять пациентов на заместительную почечную терапию. Уже в ходе рассмотрения иска спецтранспорт появился, и сейчас люди могут в комфортных условиях добраться до места получения медпомощи.

Очень важно не просто соблюдать букву закона, а именно реагировать сердцем, иногда какие‑то вещи даже не требуют глобального финансирования, – элементарная рационализация процесса, чуткое отношение к обращениям граждан.

Ведь большинство из заявителей обращаются не от хорошей жизни, а именно с последней надеждой. Вопиющий пример из Новоаннинского района – должностные лица местной ЦРБ почему‑то решили, что родственники умерших от коронавируса в инфекционном госпитале учреждения должны сами, за свой счет, транспортировать тела в областной морг Волгограда.

Такое «новаторство» помимо очевидного противоречия здравому смыслу нарушало ведомственный приказ комитета здравоохранения Волгоградской области, согласно которому транспортировка тел умерших от COVID-19 должна осуществляться за счет средств бюджета, то есть силами и самого медучреждения. По нашему иску такая порочная практика пресечена.

Диалог напрямую

– Кроме медицины, другие сферы тоже испытали негативные последствия пандемии – тяжело пришлось в этот сложный период малому и среднему бизнесу. Прокуратуре часто приходилось вмешиваться, чтобы помочь?

– Подчеркну, что об этих проблемах я узнаю из первых уст, поскольку систематически провожу личные приемы, в том числе с участием уполномоченного по защите прав предпринимателей в регионе.

Такие форматы очень востребованы, в ходе прямого общения к нам обратились более 90 представителей бизнеса.

Помимо разъяснений, по результатам рассмотрения письменных обращений удовлетворено более 40 % жалоб.

Основные вопросы – несогласие с действиями судебных приставов-исполнителей, неоказание мер поддержки, административное преследование.

Часто представители бизнес-сообщества жалуются на неисполнение обязательств по оплате исполненных государственных и муниципальных контрактов. После принятия мер прокурорами перед предпринимателями в 2020-м была погашена задолженность в размере более 300 млн рублей, а с начала этого года – в сумме свыше 67 млн рублей. На различных площадках – круглые столы, приемы – мы получаем информацию о нарушении прав хозяйствующих субъектов, которая впоследствии является основанием для надзорных проверок.

Не злоупотреблять свободой слова

– А как выглядит картина в целом по региону с соблюдением закона и раскрытием преступлений – можете привести ключевые цифры и факты?

– С учетом экономической обстановки очевидно остро сейчас стоят вопросы законности и соблюдения социальных прав граждан. Это и погашение долгов по заработной плате, предоставление бесплатных лекарств льготникам, жилья инвалидам, сиротам.

Что же касается криминогенной ситуации, то по итогам года количество зарегистрированных преступлений в Волгоградской области сократилось на 6%: в 2019 году – 41 тыс., в 2020-м – 38,5 тыс.

Такая же тенденция сохраняется пока и в этом году – за первые 6 месяцев количество зарегистрированных преступлений в регионе уменьшилось на 1,8 процента – с 19 435 (это показатель 1 полугодия 2020-го) до 19 076.

– Ранее в интервью «ВП» вы говорили, что, кроме общения с жителями и представителями бизнеса напрямую, вы ежедневно анализируете информацию СМИ, соцсетей, считаете это важным и в случае необходимости реагируете на острые темы. Ваше мнение по этому поводу не изменилось? Как удается отличить «хайп» в Сети от реальной проблемы?

– По-прежнему убежден, что открытость очень важна, я сторонник максимальной прозрачности деятельности органов власти, правоохранительных ведомств.

Поэтому прокуратурой Волгоградской области, прокурорами на местах на постоянной основе проводится мониторинг средств массовой информации. В случае обнаружения сведений о нарушениях организуется проверка.

Я лично постоянно мониторю интернет, телеграм-каналы, поскольку источники ценной в надзорном плане информации могут быть различными.

Но вы правы – как известно, у любой медали есть две стороны, у гласности и открытости есть и отрицательные последствия.

– Злоупотребляют свободой слова?

– Есть активисты, которые чрезмерно увлекаются свободой слова, полагая, что свобода является синонимом безнаказанности, используют интернет-пространство для совершения правонарушений и даже преступлений.

Сейчас очень много личных каналов, блогов, где люди, как в некогда популярной программе, сами себе режиссеры. Они снимают себя на камеру, снимают и выкладывают видеоизображения иных лиц, все это – личное дело каждого, но не должно нарушать права и интересы других.

Приведу пример – в Светлоярском районе двое граждан в вечернее время начали записывать на камеру сотового телефона и светить в лицо фонариком прохожему, уверяя, что являются блогерами и проводят опрос. Естественно, мужчине это не понравилось, начался конфликт, в ходе которого так называемые блогеры избили потерпевшего.

Сейчас нападавшие осуждены на различные сроки лишения свободы, приговор вступил в силу.

Чем примечателен этот пример – под благим на первый взгляд предлогом совершается преступление. Как говорится – свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека. Свобода слова, гласность, публичность – все это неотъемлемая часть нашей жизни, но злоупотреблять этим не стоит.

Сделать даже невозможное

– Какие сейчас темы находятся в «разработке» областной прокуратуры?

– Одно из очень важных направлений нашей работы – поддержание государственного обвинения по уголовным делам. Мы постоянно сообщаем о приговорах по наиболее резонансным делам, но важно, чтобы справедливое наказание понесли абсолютно все, кто преступил закон.

Один из примеров – недавно нам удалось добиться ужесточения наказания педофилу из Краснооктябрьского района Волгограда.

По нашему представлению областным судом наказание за ряд преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних было увеличено почти вдвое – с 7 до 13 лет.

Также прокуратура области добилась реального лишения свободы вместо условной меры мошеннику из Котовского района, который обманным путем завладел земельными участками нескольких пенсионеров. Вместо условного наказания он на 3 года 9 месяцев отправился в колонию.

Работа прокуратуры – это ежедневный, кропотливый труд всего коллектива, мы не гонимся за сенсациями, но иногда какие‑то меры нашего реагирования создают резонанс.

Помимо глобальных задач – пресечение нарушений при расходовании бюджетных средств, координация деятельности правоохранительных органов, противодействие коррупционным проявлениям, я ориентирую подчиненных на решение проблем конкретного гражданина.

Для меня очень важно, чтобы любой гражданин, обратившийся в прокуратуру, получил обратную связь, понимание того, что прокурор сделал все возможное, а подчас и невозможное для защиты нарушенных прав, чтобы восторжествовала справедливость.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет