«Вихрь» на будапештских улицах

  • Геннадий Филимонов
  • Венгрия, 1956 г.
  • «Вихрь» на будапештских улицах
В венгерских событиях 1956 года участвовали и наши земляки. Осенью и зимой 1956 года в ставшей к тому времени, казалось бы, братской Венгрии произошли кровавые события. Активное участие в борьбе с венгерскими боевиками приняли в те дни и некоторые наши земляки. Среди них и житель г. Петрова Вала Камышинского района Геннадий ФИЛИМОНОВ. Он поделился своими воспоминаниями с нашим обозревателем Александром ЛИТВИНОВЫМ.

Война под крышами

В октябре 1956 года в ходе двухсоттысячной демонстрации, проходившей в Будапеште под лозунгами советско-венгерской дружбы, в ряды демонстрантов влились националисты-провокаторы. Затем начался захват ими государственных зданий столицы Венгрии.

Боевики действовали со зверской жестокостью – сотрудников партийных учреждений и органов госбезопаности прибивали к полу за руки, им отрезали гениталии. Подвешивали за ноги к деревьям, привязывали к грузовикам, которые волокли их по мостовой до тех пор, пока их тела не превращались в кровавое месиво.

Супруга советского посла в Венгрии Юрия Андропова Татьяна, наблюдавшая за происходящим из окна, сошла с ума, до конца жизни с тех пор она боялась выходить на улицу. Сам Юрий Андропов направил в МИД СССР тревожную телеграмму, в которой писал, что «венгерские товарищи сами не справятся».

В Москве под руководством министра обороны СССР Георгия Жукова был разработан план операции «Вихрь», нацеленной на нормализацию ситуации в Венгрии. В ее осуществлении и принял участие Геннадий Филимонов.

В армию Геннадий Иосифович призван был в августе 1954 года. Курс молодого бойца проходил в Прудбое.

– После того как нами была принята присяга, – рассказывает Филимонов, – нас погрузили в эшелон и отправили в Венгрию. Там я попал на обучение в танковое училище. Занимался в нем год, получил квалификацию «механик-водитель среднего танка» и звание младшего сержанта. После этого направили меня в город Кечкемет, в находившийся в нем танковый батальон 5-го гвардейского механизированного полка.

На октябрь 1956 года у нас были запланированы боевые стрельбы на полигоне. Но в ночь с 24-го на 25 октября нас внезапно подняли по тревоге. Получили приказ – следовать на максимальной скорости на танках в советскую комендатуру Будапешта, в пути нигде, ни при каких обстоятельствах не останавливаться.

С ходу мы совершили марш длиной свыше 200 км. Будапешт, когда в него прибыли, картину представлял собой ужасную – все было в нем разгромлено, разрушено. На тротуарах лежали убитые, растерзанные люди.

Взвод сразу же, не выходя из машин, был направлен на зачистку улиц венгерской столицы. Танковым экипажам дали команду подавлять огневые точки венгерских путчистов.

Бои местного значения

– Сопротивление на будапештских улицах, – продолжает Геннадий Иосифович, – встретили яростное. Было невозможно при этом предвидеть, откуда именно будет в нас брошена граната либо бутылка с зажигательной смесью. А бросали их часто, одной из них попали в танк, идущий перед нами. Машина вспыхнула. Мы прикрыли ее бортом нашего танка с той стороны, откуда шел огонь. Экипаж горящего танка высаживался через десантный люк, иначе его враз перебили бы снайперы боевиков.

Еще трудней приходилось пехоте. Она за нами следом ехала на бронетранспортерах, которые в то время были в армии еще открытого типа: попала в БТР граната – и все находившиеся в нем погибают…

Огневые точки путчистов располагались, как правило, в жилых домах – в окнах и в подъездах. Прямо на балконы боевики закатывали 76-мм пушки, били из них по нашим танкам и пехоте. Но танк Т-54, к счастью, – это была уже не прежняя «тридцатьчетверка», броня его куда надежней! Опасность для танкистов больше заключалась в том, что гусеницу перебьют снарядом.

Много солдат и офицеров из Венгерской армии перешли на сторону повстанцев, они тоже кидали в нас бутылки и гранаты. Но не все – остальные просто по домам разъехались, захватив штатное оружие – автоматы, пистолеты.

Когда в Будапеште мятеж стал угасать, путчисты подались в близлежащие деревни, и там они свирепствовали, не щадя ни женщин, ни детей, ни стариков.

- Нашей пехоты там уже не было, все необходимое делали только танкисты, - вспоминает Геннадий Иосифович. - Прямо из домов велся по нам шквальный огонь – из пушек, крупнокалиберных пулеметов. В ответ в каждый такой дом нам приходилось по несколько снарядов выстреливать.

После того как мы зачистили деревни, получили команду возвращаться в комендатуру Будапешта. Там дали сутки отдыха, но отдыхали мы, не выходя из танков, спали и ели также в них. Затем командование направило нас охранять склады боеприпасов, ГСМ и продовольствия.

- Это необходимо было сделать: если бы бандиты подорвали склад боеприпасов, взрывами снесло бы половину Будапешта! - объясняет Геннадий Иосифович.

Благодарность от Генштаба

Склады охраняли две недели. Потом нас вновь на зачистку направили.

- Гибли при ней в основном пехотинцы, танкисты – много меньше, - говорит Филимонов. - Хотя бывали случаи, что при обстреле и пожаре в танке взрывался боекомплект. Взрывом срывало башню танка, гибли и машина, и люди…

Танк Филимонова не подбивали, но гореть он горел – одна из множества бутылок с зажигательной смесью, брошенных в нас из окон, угодила в трансмиссию. Командир танка Степан Урсуленко вылез из машины и накрыл пламя брезентом. Тут по нему дали пулеметную очередь, одна из пуль угодила ему в ногу.

- Кость, правда, не задела – он смог забраться в танк, мы отвезли его в госпиталь, где он лечился две недели, - вспоминает Геннадий Иосифович. - А за командира танка на это время остался наш наводчик Сергей Устинов.

Потом поступила команда разоружить танковый полк венгерской армии, стоявший в Будапеште. Прибыли туда – ворота воинской части закрыты, на них висит большой замок. Наши офицеры его сбили, сбили затем замки и с боксов. Танки Т-34 стояли в них в полной практически боеготовности, снабженные боекомплектами и ГСМ, – не было в них разве что экипажей да аккумуляторов.

Если бы этот полк перешел на сторону путчистов, бои в Будапеште приняли бы еще более страшный характер. Солдаты выгрузили боекомплекты из венгерских «тридцатьчетверок», затем мы вновь закрыли боксы.

Когда бои стали стихать, приехал к нам генерал из Москвы, из Генштаба, - рассказывает Геннадий Иосифович. - Построил наш полк, всем объявил благодарность за успешное решение боевой задачи. И на этом закончилась наша война.

Это был уже октябрь 1957 года, через год после начала путча. 13 тыс. советских солдат и офицеров погибли к тому времени на территории Венгрии…

- А те ребята-дембеля, которых раньше в Будапеште заменили мы, даже границу не успели пересечь. По пути домой, в СССР, вагон их отцепили, загнали в тупик, где их всех путчисты расстреляли…

DNG

Поделиться в соцсетях