Волгоградцы сегодня вспоминают Владимира Высоцкого

Волгоградская правда
Сегодня день памяти выдающегося советского поэта, актера театра и кино, барда, а также автора прозаических произведений и сценариев. Он ушел из жизни в этот июльский день ровно 40 лет назад.

В тот незабываемый день автор этих строк проходил трехмесячные военные сборы в Челябинской области после окончания Уральского государственного университета. Помню, как по радиотрансляции в лесном палаточном лагере мой сокурсник неожиданно для всех сообщил: «Ребята, сегодня в Москве умер Владимир Высоцкий…» Это был шок.

На годы нашей учебы в тогдашнем Свердловске пришелся пик творчества и популярности Владимира Высоцкого. Из распахнутых окон стоявших рядом двух зданий общежитий студенческого городка в летнюю пору всегда раздавались записи его песен. То и дело слышалось то из одного окна, то из другого: «Кони мои привередливые…», «Альпинистка моя, скалолазка моя…».

Через два года после кончины Высоцкого бывший военный фотокорреспондент ТАСС Евгений Халдей, чью фотовыставку в Волгограде я тогда освещал в «Волгоградской правде», подарил мне два снимка. На них поэт вместе с Мариной Влади. До сих пор их бережно храню, но опубликовать эти фотографии мы не можем из-за особенностей современных законов об авторском праве.

Сейчас я уже даже и не помню, Халдей сделал эти снимки или кто-то другой.

Невольно вспоминаются не менее знаменитые слова Фаины Раневской: «Жить надо так, чтобы помнили даже сволочи». А жизнь у Владимира Высоцкого была осложнена непризнанием его на официальном государственном уровне. Его творчество то и дело запрещали и урезали. Книги не издавали. Фильмы с его участием подолгу лежали на полке…

Пишу эти строки, а по телевизору идет передача, в которой друг и коллега Высоцкого Вениамин Смехов рассказывает, как коррозия зависти тогда поразила даже творческий коллектив Театра на Таганке, как перед выходом на сцену кто-то спустил струны на гитаре, на которой артисту предстояло играть…

Жизнь – штука сложная. Она даже у знаменитостей бывает, как розы, – красивая, но с шипами, которые ранят сердце и тревожат душу. За создание образа Жеглова в культовом телевизионном художественном фильме «Место встречи изменить нельзя» и авторское исполнение песен ему была присуждена Государственная премия СССР, но – посмертно, только через семь лет после смерти.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий