Волгоградец Александр Колотушкин участвовал в историческом Параде Победы 1945 года

  • А.Колотушкин, 1949 г.
  • А. Колотушкин
  • на 1-ю Александр Колотушкин
  • Александр Иванович с дочерью Натальей и правнучкой Яной
  • Превый раз Маршала Жукова Александр Колотушкин увидел на параде Победы 45-го года
9 апреля в России праздновался День ПВО, а 12 апреля – День космонавтики. Волгоградец Александр Иванович КОЛОТУШКИН к этим датам имеет самое прямое отношение: в Великую Отечественную был зенитчиком, а после войны многие годы прослужил на полигоне Капустин Яр, где, собственно, и начиналась эра освоения космоса в СССР. Редактор Валерий ЦВЕТКОВ и фотограф Сергей ГРИГОРЕНКО побывали в гостях у легендарного ветерана.

…Девятый этаж, обычная «трешка» в доме на окраине Спартановки. Еще в лифте подумалось: а что же делать ветерану, если подъемник вдруг сломается? Александр Иванович встретил нас в коридоре по-военному четко: «Здравия желаю!» И стало понятно: 90 – это только по паспорту. А уж когда мы начали беседовать, и вовсе этот почтенный по любым меркам возраст оказался каким-то эфемерным. О событиях 75-летней давности он рассказывал так, как будто это случилось с ним вчера.

«Прокричали репродукторы беду...»

– С чего начнем? – спросил он. – С самого начала, наверное? Значит, с войны…

Село Чухломка Горьковской области. 22 июня 41-го Александр со школьными друзьями решили побаловать себя мороженым. Самодельным, конечно.

– Взяли банку, туда – мед, молоко, лед. Сидим, крутим-взбиваем. А тут по радио говорят: «Война!»

Отец, Иван Андреевич, ушел на фронт уже в июне. Что такое война, он знал – воевал в Гражданскую с басмачами. Потом настал черед старшего брата Николая, 1925 года рождения. Но воевать ему пришлось недолго – получил тяжелое ранение в боях на Курской дуге. Лечился в госпитале в Сибири.

– Как-то смотрю, идет кто-то к нам в шинели с вещмешком. Оказалось, брат. Главное – жив остался. А через дня три после этой встречи, 4 декабря 43-го, и меня призвали, мне еще и 17 не исполнилось. Нас семерых из одного класса призвали, правда, в разное время. Вернулись живыми трое. Мой друг Женя Шипулин, за одной партой сидели, погиб, даже до фронта не доехав: его эшелон разбомбили фашисты… А всего из деревни не вернулись с войны 44 человека…

Военная служба для Александра началась в Подмосковье, в 5-й особой армии ПВО, был командиром орудия. Затем на 3-м Белорусском фронте служил в 89-й зенитно-артиллерийской дивизии, сопровождал эшелоны и военные грузы на фронт.

Победу Александр Иванович встретил под Кенигсбергом. А незадолго до этого он узнал – спасибо полевой почте, что его отец дошел до Берлина. Конечно, хотелось встретиться, да только вот как? И встреча отца и сына была много позднее. А у Александра вскоре случилось то, что далеко не каждому фронтовику Великой Отечественной довелось испытать: он стал участником исторического Парада Победы на Красной площади в Москве в июне 45-го.

С особой «миссией» американское посольство

Подготовку к параду Александр вместе с другими зенитчиками 3-го Белорусского фронта проходил в Подмосковье, были тренировки и в Москве: по ночам колонны машин с зенитками сновали от Смоленской площади до Крымского моста. И вот наступило 24 июня. С утра расположились неподалеку от Красной площади.

– Мы должны были проехать на машинах парадной коробочкой четыре на четыре, по 16 человек – с карабинами – в кузове. Моросил мелкий дождь. Ждем начала. Но физиологию-то не обманешь. И как выходить из положения? Кто-то «укрывался» под машинами. А вот наш экипаж на это не отваживался. У нас был шустрый товарищ, вроде по-английски мог изъясняться. А рядом совсем было американское посольство, в старом здании еще, это потом оно переехало. Ну он и пошел к охранникам – американским солдатам. Договорился, что называется, по-союзнически. Вот так мы по очереди и побывали в посольстве…

Это, конечно, просто житейская деталь. На самом деле сам парад оставил неизгладимые впечатления. Гордость, что удалось представлять свое соединение, однополчан, появилась много позже. А тогда, наверное, еще не понимал всей значимости происходящего. Просто все казалось естественно: это же мы не пустили врага в Москву, победили его и заняли Берлин!

– Сталина на трибуне Мавзолея успели разглядеть? – спрашиваю ветерана.

– Видел, конечно. Но первым сразу же узнал не его, а маршала Семена Михайловича Буденного – ну с чем его усы перепутаешь-то… А еще больше запомнилось, как нас после парада, пока ехали по столице, приветствовали москвичи. Это было настоящее ликование, цветами просто весь кузов нашей машины забросали.

«Предложение», ставшее судьбой

После парада гвардии младший сержант Александр Колотушкин служил в Подмосковье, в полку около Красногорска. Попал в штаб – говорит, почерк был хороший. Вскоре пришла разнарядка – набирали в военное училище в Тулу. Он категорически отказался, мол, домой надо, семье помогать – все-таки еще семеро детей у родителей-то. Через неделю-две – такая же история, только теперь разнарядка пришла в военно-политическое училище в Горьком. Опять уговоры, а он ни в какую. «Начальник штаба, в конце концов, просто выгнал меня из кабинета…»

А вот в третий раз отказаться не получилось. Вызывал уже командир полка. Сослуживец старше званием предупредил: соглашайся, мол, а то ведь все равно отправят…

– Командир полка подвел меня к окну. «Видишь, – говорит, – мою машину? Это за тобой. Документы все тебе выправлены, довезут до Ленинградского вокзала, поедешь в Пушкин, в радиотехническое военное училище». Вот так и определилась моя судьба.

После окончания училища лейтенант Колотушкин получил назначение на полигон Капустин Яр. Здесь он прослужил до 1973 года, уволился в запас в звании подполковника (звание полковника получил в 2000 году).

А то, что Капустин Яр стал его судьбой, так это чистая правда: именно здесь он встретил свою вторую половину – Зинаиду Петровну, здесь родились две дочери. Про жизнь на полигоне он может рассказывать, кажется, бесконечно. И как поначалу устроился жить в щитовом бараке, и как видел здесь маршала Жукова (второй раз в жизни, первый – на Параде Победы); видел не раз главного «космического» конструктора Сергея Королева и тех собачек, что первыми, до Юрия Гагарина, полетели в космос, а про пуски ракет и говорить не приходится – это была его работа – обе спечивать телеметрию пусков…

А после Кап. Яра Александр Иванович три десятка лет проработал на «Баррикадах», тоже, в общем, на «оборонке», хоть и в отделе кадров. В минувшем декабре, когда отмечал 90-летие, пришла поздравить его целая делегация баррикадская. И обитатели Кап. Яра не забывают – вот совсем недавно приезжали проведать.

А сам он много лет своей «пенсионерской» жизни отдает общественной работе, в ветеранском горсовете возглавляет секцию участников Парада Победы. Правда, осталось их не так много…

Мы бы обязательно подольше проговорили с ним, но он все поглядывал на часы. Оказалось, надо ему ехать в 14-ю гимназию. Это, конечно, не работа, а его долг – воспитывать молодое поколение на патриотических традициях, на своем жизненном опыте.

***

…Один вопрос я не стал задавать Александру Ивановичу – про его «секрет» долголетия. Он полон жизненной энергии, оптимизма, какой-то юношеской неуспокоенности. 90? Да вы что! Он и на 70 не выглядит. А «секрет», наверное, простой: любить жизнь, честно делать дело, ладить с собой и людьми. Простые вроде бы правила, да не всем по плечу. Но для многих сверстников из его поколения победителей они стали обыденной нормой.

Александр Иванович! Доброго вам здоровья! А остальное приложится.

DNG

Поделиться в соцсетях