Волгоградец хочет объединить инвалидов, чтобы подарить им надежду

Волгоградец хочет объединить инвалидов, чтобы подарить им надежду
Андрей Чумаченко был обычным человеком и никогда не задумывался о том, что злой рок может так сильно изменить его жизнь. Все произошло в возрасте Христа, когда парню исполнилось ровно 33 года. Этот период считается расцветом для человека, а для Андрея он стал отсчетом нового, самого трудного времени. Долго молодой мужчина привыкал к инвалидности, но не смирился. Страшная травма не стала препятствием  ни в бизнесе, ни в любимых увлечениях.

Авария

До страшной трагедии жизнь Андрея Чумаченко была безоблачной и прекрасной. Он участвовал в семейном бизнесе и своем собственном, который создал сразу по окончании вуза.

Строительную профессию выбрал осознанно. А еще увлекался автомобилями, и это направление тоже стало частью бизнеса.

Андрея всегда окружали друзья, коллеги и наставники. Стройный, с яркой внешностью и спортивной фигурой, он считался лидером, к его мнению прислушивались, с ним считались.

В спорте и в жизни любил скорость, не умел останавливаться. Шел только вперед, рассчитывая на свои силы и возможности. У Андрея всегда была масса увлечений: автоспорт, дайвинг, горные лыжи, вейкборд, рыбалка.

Новенький мотоцикл уносил его, минуя пробки, по делам и в вояж по городским улицам. Но однажды он подвел хозяина.

Это случилось почти в центре города: идущая впереди машина с прицепом вдруг затормозила, а нажать на педаль тормоза Андрей не успел. После жесткого удара об асфальт встать на ноги он уже не смог…

– Сначала я не понял, что со мной случилось, – вспоминает парень. – Думал, просто падение, болевой шок, я как будто отключился, но сознания не терял.

Сирена, скорая и сочувственный взгляд врача, который честно сказал: «Нет, парень, ходить ты уже не сможешь».

Характер

Когда Андрей пошел на поправку, дверь в его палату не закрывалась: друзья, родные, коллеги – его навещали все.

– Медперсонал думал, что я как минимум депутат, – вспоминает Андрей с улыбкой. – Одна санитарка даже спросила: «А вы не можете мне помочь? Мне квартиру надо получить…» Я тогда смеялся минут двадцать, наверное.

После выписки надежда на то, что со здоровьем все образуется, не угасала. Андрей не понимал, как это он, такой молодой и любящий жизнь, не будет ходить?

Купил тренажеры, занимался несколько часов в день, но ноги по‑прежнему не слушались. Он злился, стал раздражительным.

– Я и сейчас прошу прощения у моих дорогих родителей, с которыми мне несказанно повезло, за то, что я их сильно обижал тогда, – признается молодой человек.

Жена в конце концов не выдержала, ушла. Настало одиночество...

Но Андрей решил бороться во что бы то ни стало. Стал сам себя усаживать в машину, было больно, но парень терпел. Он терзал тренажеры и постепенно почувствовал, как накачиваются мышцы.

Боли были адские, но он терпел и продолжал занятия. И вот так постепенно стал отказываться от помощи многочисленных сиделок.

– С меня несколько простынь снимали на процедурах, так потел, – рассказывает Чумаченко. – Больше физических мучений одолевали разные нехорошие мысли. Я ощутил утрату самого себя, свою беспомощность: не мог встать, пользоваться туалетом, в моем лице семья потеряла отца и мужа. Голова работает, а тело не слушается.

Но спасла его, как признается Андрей, вряд ли сила воли, скорее, вера в близких, в первую очередь родителей, которые его очень любят.

Семья

Родной брат отправил Андрея в Москву, в реабилитационный центр.

– Там у меня окончательно растворились иллюзии, что я могу ходить, – рассказывает Андрей. – Занимался с тренером, но я не видел, чтобы там кто‑то вставал на ноги.

Он уже не искал способов обрести способность двигаться. Диагноз серьезный – разрыв позвоночника. Все ворожеи, экстрасенсы в этом случае, говорит Чумаченко, – просто откачка денег.

Когда исчезла иллюзия, он стал чаще заглядывать в себя и понял, что жалость к себе – самая большая ошибка. Стала повышаться самооценка, уходило раздражение.

Постепенно наладились дела, вернулась супруга с маленьким сыном. И Андрей стал задумываться над тем, как живут люди, подобные ему. Многие – в скромных квартирах, из которых не выходят в холодные месяцы.

– Я хочу создать центр, клуб для инвалидов на природе, – говорит Андрей. – Там будет возможность общаться, и, возможно, удастся кого‑то привлечь для тренировок. А еще я научился смеяться над собой, что я такой неуклюжий и приходится порой возиться со мной близким людям.

Из его бывших увлечений  осталась только рыбалка. У Андрея есть новый современный катер, на котором он с семьей и друзьями ходит по Волге.

– Когда я кого‑то катаю на вейкборде или водных лыжах, кажется, сам испытываю эти же ощущения, – признается молодой мужчина. – Это как на футболе: болея за любимую команду, ты сам включаешься в игру. Непередаваемые ощущения – река, солнце, брызги и счастливые улыбки друзей…

А вот испытывать свой автомобиль на скорость Чумаченко больше не рискует – слишком дороги близкие люди.

– Я понял, насколько дорога  мне моя семья, близкие люди, – признается Андрей. – У меня еще есть сын от первого брака, ему четырнадцать. Мы с ним часто встречаемся, потому что он принимает меня таким, каким я стал. Этого дорогого для меня стоит…

Сейчас Андрей с семьей собирается в Сочи, на Красную Поляну.

– Хочу поставить сына на горные лыжи, заниматься будет с инструктором, конечно, сам я теперь этого ему преподать не смогу, – говорит Чумаченко.

Друзья называют его сильным, волевым. А сам он уверен: близкие люди – его главная опора.

– Нельзя опускать руки, поддаваться одиночеству, депрессии, жалеть, что чего‑то не достиг, – дает совет Андрей. – Надо начинать жизнь с чистого листа. И все у вас получится!

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях