Волгоградец отыскал альбом пасхальных открыток, которому больше 100 лет

  • Волгоградец отыскал альбом пасхальных открыток, которому больше 100 лет
  • Волгоградец отыскал альбом пасхальных открыток, которому больше 100 лет
  • Волгоградец отыскал альбом пасхальных открыток, которому больше 100 лет
  • Волгоградец отыскал альбом пасхальных открыток, которому больше 100 лет
  • Волгоградец отыскал альбом пасхальных открыток, которому больше 100 лет
Говорят, в дни Пасхальной недели жди всяких чудес.

Альбом, который показал мне мой друг и коллега Андрей Жаворонков, иначе как чудом не назовешь. Он пережил революцию, Гражданскую войну и блокаду Ленинграда. «Я знал о его существовании, но последний раз видел ребенком и был уверен, что альбом не сохранился. А сегодня вот разбирал квартиру отца и нашел. Это невероятно!» – говорит Андрей.

Писали поверх лица императора

– Посмотри, – он показывает изрядно потрепанный тяжеленный альбом с затейливым металлическим орнаментом на обложке. – Ему больше 100 лет! Тут много дореволюционных пасхальных открыток. Они для меня все живые, так как были адресованы моим родным, в основном прадеду Павлу Михайловичу Панову.

Коллекцию, говорит Жаворонков, скорее всего, сохранила его двоюродная прабабка Елизавета Михайловна Жаворонкова, в замужестве Полякова. Она рассказывала, что в то время слово «открытка» еще не вошло в обиход. Люди называли их «открытыми письмами» или попросту «поздравишками».

Вместе рассматриваем альбом. Модные шляпки, старый патефон, картины, книги, фарфор, куклы на подоконнике… Виды городов – и европейских, и наших, репродукции с картин художников. Довольно много открыток с фотографиями писателей, а также изображений императора с семейством.

Глаз цепляется за детали. Оказывается, до революции излишнего пиетета перед монархами не было – если для письмеца не хватило места на задней части открытки, то смело использовалась и титульная часть. Писали прямо поверх лица императора!

«Хлеб – къ молоку, баба – къ мужику!»

Вот целая серия с изображениями румяных девушек в национальных костюмах – подборка знаменитых открыток Елизаветы Бем, которые, поясняет хозяин альбома, до революции можно было без труда найти в любом доме.

Надписи забавные: «Был Постъ, будет и Праздникъ, была кручина, будет и радость!». Или: «Что чему покорно: щи – къ пирогу, хлеб – къ молоку, баба – къ мужику!».

– Бабушка рассказывала, что продавались «поздравишки» на почте, в книжных магазинах и на станционных лавках железной дороги, – вспоминает Андрей. – Цена «кусалась» – 10 копеек за штуку. На тот же гривенник можно было купить чуть более килограмма белого хлеба. Иностранные черно-белые карточки были доступнее, их отдавали за пять копеек.

Завораживает не только колорит дореволюционного времени. Каждая карточка имеет своего автора и адресата. Вот в этих посланиях из начала прошлого века и состоит их главная ценность. В них отразилась не только эпоха – просвечивают характеры, черты личностей тех, кто делал эти короткие записи. Это голоса давно ушедших из жизни людей…

Читая такие личные записи, словно заглядываешь в плотно запертую комнату прошлого, где, как в тумане, начинают двигаться фигуры…

– Это какое?то волшебство было, когда бабушка альбом доставала. Делала она это крайне редко, боялась. А ты как думала? Всю жизнь она и дед – советский офицер – скрывали наличие богатых питерских родственников из дворянского и купеческого сословий. Пановы были аристократами, Жаворонковы – купцами первой гильдии со своим поместьем. Мой двоюродный прадед Иван Иванович Жаворонков был белогвардейским унтер-офицером, расстрелянным в Гражданскую войну.

Открытки, как дореволюционные SMS

«Его Высокоблагородию Павлу Михайловичу Панову, Санкт-Петербург, Суворовский проспект, дом № 1», – читаю на обороте одной из открыток с изображением ра­зудалой парочки: танцующая канкан барышня с обнаженными плечами и обнимающий ее усатый господин в цилиндре, гамашах на пуговицах и с тросточкой.

Открытка пришла в Санкт-Петербург из города Парижа 20 августа 1908 года: «....Подтверждаю, что мы приедем на экспрессе в понедельник, 25?го. Пожалуйста, пришли ландо и кого?нибудь встретить», – пишет брат Павла Михайловича Александр.

А вот письмо из Монте-Карло, 1911 год: «...Здесь чудная природа, пальмы, олеандры и проч., но очень жарко, пробудем здесь до 3 августа».

И снова Париж: «...Письмо заказное, отчет и газеты получил сегодня, за что очень тебе благодарен. Пробуду здесь до 23?го, а потом домой, охота на именины дома, да и надоело».

Одним словом, тогдашние открытки выполняли функцию нынешних SMS. Длинные послания в письмах, а открытки – коротко, без конвертов. Наклеил марку – и вперед.

След чьей?то радости

Старинные поздравительные открытки не менее удивительны. Держишь в руках и чувствуешь, что это след чьей?то радости. Ушел человек, а радость – вот она, ее можно подержать в руках.

Надо сказать, за 100 с лишним лет содержание поздравлений мало изменилось: все те же пожелания счастья, здоровья, любви и веселья. И все же стиль и высокопарные обращения в духе «милостивый государь» не позволяют спутать эпохи.

Много пасхальных и рождественских открыток, надписанных детской рукой, – характерный почерк с дореволюционными «ятями», стишки – «Дарю тебе я кошечку…», «Ты да я, нас будет двое…», «Люби, всегда люби…», «Милая Мусенька, поздравляю и целую тебя. Лиза».

– Лиза, Елизавета Михайловна, моя прабабка, прожила долгую жизнь, – вспоминает Андрей Жаворонков. – В 1918 году ей выдали справку в сельсовете, что по социальному положению она теперь крестьянка. Эта справка, кстати, сохранилась.

Проверено цензурой

Сохранилось и письмо ее сына гвардии лейтенанта Вячеслава Полякова, призванного по мобилизации в ряды Красной Армии. На пожелтевшем листочке можно рассмотреть штамп «Проверено цензурой».

В письме, датированном 23 февраля 1944 года, Вячеслав пишет, что ему зверски не везет в службе, а

6 мая того же года Елизавета Михайловна получила похоронку – ее мы тоже нашли в том самом альбоме с пасхальными и рождественскими открытками.

«...В бою за социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 1 апреля 1944 года…»

Похоронка нашлась рядом с той самой открыткой, в которой его дед просит прислать ландо, чтобы встретить его из Парижа…

Поделиться в соцсетях