Волгоградка не узнала на памятнике своего прадеда-мецената

Волгоградка не узнала на памятнике своего прадеда-мецената
Когда в Кировском районе Волгограда был установлен памятник почетному гражданину Царицына, знаменитому царицынскому меценату, купцу первой гильдии Василию Лапшину, обозреватель «Волгоградской правды» попросил правнучку Василия Федоровича Тамару МАКАРОВУ, проживающую в Волгограде, сфотографироваться рядом с монументом. Тамара Евгеньевна отказалась наотрез. «Не ему этот памятник сделан, – сказала она. – Он совершенно не похож на прадеда. И даже дата рождения указана с ошибкой в одиннадцать лет…»

«Он был патриотом Царицына»

– Прадед родился в 1833 году, – продолжает Тамара Евгеньевна. – Тогда как на памятнике написано, будто бы в 1844-м! Женился он в 1860 году, когда ему двадцать семь лет исполнилось. А если верить надписи на памятнике, получается, будто бы он вступил в брак… в шестнадцать лет!

Бережно хранит помять об этом человеке Тамара Макарова.

– Я многое знала и раньше о прадеде, – вспоминает она. – Мама, Лидия Васильевна, рассказывала мне о нем. Он крупным меценатом был, он делал все, что мог, для города. К примеру, он первым из гласных (так назывались тогда депутаты) поставил вопрос о проведении водопровода и канализации в Царицыне. Гласным в Царицынскую думу Василий Федорович избирался тридцать пять раз (!) – каждый год с 1880 по 1915 год. Но еще четырежды за это время он избирался городским царицынским главой. Его волновало, как сделать лучше наш город, как изменить в нем к лучшему жизнь. Он был патриотом Царицына.

– Тамара Евгеньевна, а напоминает ли что-либо о Василии Федоровиче в нынешнем Волгограде?

– Очень жаль, что застроили в городе зону, где находился прежде Лапшин сад. Землю эту – огромную территорию, простиравшуюся от Бекетовки до современного поселка имени Петрова, прадед купил в свое время у графа Строганова. Место это по розе ветров – наичистейшее в городе! Там в свое время были построены профилакторий завода имени Петрова, кардиоцентр. Надо было бы и далее строить там больницы и социальные учреждения.

Практически все, что у прадеда забрали, национализировали – в советское время все это благополучно существовало и работало. А бывшая лесотаска его, что за обувной фабрикой, недалеко от Волги, работает и до сих пор! Кондитерская фабрика «Конфил», основанная прадедом, по-прежнему работает, как и кожевенный завод. Помню, когда я еще школьницей была, нас на него водили на экскурсию. Также стекольный, кирпичный заводы.

А теплоходы прадеда?! Вплоть до семидесятых годов прошлого века они постоянно ходили по Волге.



Храм как семейная реликвия

Но главный объект в Волгограде, хранящий память о Василии Лапшине, – конечно, церковь Святой Параскевы Пятницы, расположенная в Кировском районе. Этот храм для Тамары Макаровой – практически семейная реликвия.

– Храм этот был построен, – говорит Тамара Евгеньевна, – в 1915 году по решению и на средства моего прадеда в память о сыновьях его, Василии и Александре, а также супруге Прасковье Ивановне. А посвящен был храм древней великомученице Параскеве Пятнице, что приняла страшную гибель, но не отреклась от Христа.

– Тамара Евгеньевна, но как заполучил в свое время ваш прадед свои почти несметные богатства?

– Прапрадед мой, отец Василия Федоровича, тоже был богатым человеком. Но не от него получил богатство прадед, поскольку выделил ему отец совсем немного капитала. Да сказал напоследок: если, мол, сможешь с этого разбогатеть – будет из тебя толк, а если нет, то никакие деньги не помогут! Так что начинал свои торговые дела Василий Федорович, как говорится, с булавок да спичек. Покупал конфеты, делал к ним обертки, перепродавал… Это потом уже, примерно через три десятилетия, когда он купцом первой гильдии стал, царицынские богатеи да чиновники, которые не так давно его в упор не видели, заискивали перед ним, каждое слово ловили.

В ту пору от железнодорожной станции, что ныне называется Горная Поляна, а тогда именовалась Лапшин сад, на много верст на западную сторону простирались плодоносные сады моего прадеда. Рядом с ними пролегала конная железная дорога, по которой регулярно приезжали в принадлежавший ему санаторий люди из многих уголков России, наслышанные о целебных царицынских водах.

Слава о молочном стаде прадеда шла далеко за пределами губернии. Коровы были им из-за границы выписаны, из Голландии. Полученную же от них продукцию – фирменные ароматные сыры – прадед отправлял на продажу во многие страны Европы.

Кроме того, ему принадлежали два лесопильных завода, заводы кирпичный, стекольный и кондитерская фабрика. Но главным богатством его было, конечно, пароходство «Русь», где он был председателем правления.

– Был прадед требовательным, строгим и к себе, и к окружающим, – делится семейной памятью Тамара Евгеньевна. – Богатств своих выставлять напоказ не любил, от зажженных купюр не прикуривал. А накануне праздников ткани рабочим выдавались от него тюками, продукты – мешками.

«Родина – там, где твои корни»

– Тамара Евгеньевна, как же сложилась судьба Василия Федоровича после революции семнадцатого года?

– Хлебнул прадед лиха хоть отбавляй! Был изгнан из лучшего в городе дома, располагавшегося на месте нынешнего Главпочтамта, лишен и всего прочего имущества. В бедности, в чужом домовладении, не имея на плечах даже одежды исправной, скончался он от болезни в 1918 году.

– А дочери его, они остались живы?

– Две дочери Василия Федоровича, Татьяна и Елена, еще до революции уехали в Москву. В Царицыне осталась только Зинаида, погибшая в войну от голода. Но семеро ее детей остались живы. В их числе и моя мама, Лидия Васильевна. Всю трудовую жизнь отработала она учительницей младших классов в нашем городе.

Нас, потомков купца Лапшина, теперь очень мало осталось – я да брат мой двоюродный, Александр Лапшин, он живет в Петербурге. За границу из нашей семьи никто не уехал.
Вот и я осталась приверженкой своего города, я царицынская душой.

Тамара Евгеньевна говорит, что собирается сходить к районным властям с просьбой убрать надпись на памятнике, так как считает ее неверной.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях