Волгоградская медсестра делает валенки от кутюр

Волгоградская медсестра делает валенки от кутюр
Что может быть прозаичнее, чем валенки? Однако эту утилитарную обувь из войлока Светлана Васильева из Краснослободска умеет превращать в настоящие произведения искусства.

По стопам Умы Турман

К фэшн-индустрии Васильева никакого отношения не имеет. По специальности она медсестра. Почти 28 лет отработала в детской инфекционной больнице Волгограда, «дослужилась» до старшей медсестры и, как сама признается, работу свою очень любит. Но – только не в день зарплаты.

– Отношение общества к медицине сегодня такое, что большого оптимизма у нас, медработников, нет, а когда получаем зарплату, этот оптимизм пропадает вовсе, – невесело шутит Светлана. – А потому позитив ищу на стороне. Мне постоянно хочется чего-то новенького – попробовать вязать, шить, плести, вышивать… Так и валенки – увидела в Интернете, что в принципе можно из войлока сделать, и просто «заболела».

Валенки в списке хобби Светланы появились совсем не случайно. Ножка у старшей медсестры такого же размера, как у Дженнифер Лопес, Умы Турман и Синди Кроуфорд. В том смысле, что очень немаленькая. Но, если ты не звезда экрана, найти подходящую обувь – удобную и красивую – крайне проблематично. Так что сначала медсестра Васильева старалась исключительно для себя, любимой. В Волгограде нашла специалиста по работе с войлоком, сходила к нему на мастер-класс, сваляла первую пару, рассмотрела, что получилось, и пришла в ужас.

– И я, как Гоголь: все, что не понравилось – в огонь! – рассказывает Светлана. – Начала искать мастеров более профессиональных. И нашла – в Москве. Написала заявление на отпуск, взяла все накопления, отпускные и поехала в столицу. Прошла мастер-класс у знаменитой Марины Климчук, потом у Любови Ворониной в Иваново, у других известных мастеров, которые специализируются на изделиях из войлока. Просадила на этих мастер-классах все свои деньги, но зато технологию освоила в совершенстве.

И началась у Светланы в свободное от основной работы время эпоха творчества. Чего только из войлока она не делала – игрушки, юбки, жакеты, жилеты, шляпки, сумки... Но потом как-то само собой переключилась на обувь. Оказалось, что валять можно не только утилитарные тапки и валенки, но и модельную обувь, включая босоножки! Эксперименты Васильевой по смешиванию шерсти тоже дали совершенно потрясающий результат – разные цвета, проникая друг в друга, позволяли делать невероятно креативные вещи.



Первыми заказчиками выступали многочисленные родственники Светланы. Всех она в обязательно-принудительном порядке обула сначала в войлочные тапочки с самым невероятным декором, потом в фантазийные валенки. Сестре понадобились стильные камуфляжные валяные сапожки на резиновом ходу да еще и с цветами, как в последней коллекции Дольче Габбана, – Светлана и это освоила.

И в воде не тонут!

На улицах Волгограда и Краснослободска валяная обувь родственников Васильевой производила фурор. В инфекционной больнице над Светланой и ее изделиями коллеги поначалу посмеивались: ну какие могут быть валенки в нашу «сопливую» волгоградскую зиму? А потом оценили не только их «бомбический» дизайн, но и практичность. А что – в двадцатиградусный мороз в валенках тепло; качественно свалянные, они не промокают, даже если угодишь в лужу, и соляные разводы, «убивающие» кожаную обувь, валяной обуви нипочем. А про пользу валенок для здоровья, особенно мужского, и говорить нечего. В общем, не прошло и месяца, как все отделение стало щеголять в валенках, свалянных старшей медсестрой.


«Сарафанное радио» сработало на славу. Сегодня у Васильевой нет отбоя от заказчиков. Она делает валенки для охотников из Салехарда, Тюмени и Астрахани, модельные малахитовые валяные сапожки в дуэте со шляпками для московских модниц, «патриотические» тапки для бывших соотечественников, живущих в Германии и ностальгирующих по Родине.

– Как-то, – вспоминает Светлана, – я сваляла красные революционные тапочки с серпом и молотом для настоящего полковника. Приехал в Краснослободск дядька из Прибалтики. «Так, – говорит, – хочется чего-то нашего, советского». И я сделала. А потом переживала: не будет ли у него дома из-за этих тапок неприятностей? Все-таки в Прибалтике народ радикально настроен. А еще был у меня совершенно потрясающий заказ – валенки со снегирями. Яркие – вырви глаз. Я сама яркое люблю, но эта московская заказчица даже меня переплюнула. «Еще ярче, – просит, – еще ярче! А веточки будут? А рябинка будет? А снежочек припендюрите?» Припендюрила я ей и снежочек, конечно, пусть человек радуется.

Интересно, что национальную русскую обувь валяет Светлана исключительно из шерсти тирольской козы. Импортозамещение, утверждает, здесь не прокатило: в отечественной шерсти очень много ости, и изделия из нее получаются жесткие и грубоватые. Тирольская коза в этом плане самая подходящая. За три года медсестра из Краснослободска столько ее шерсти сваляла и обуви сделала, как небольшая обувная фабрика.



– Труд, – признается, – очень тяжелый, но когда он в удовольствие, этого не замечаешь.

Есть у Светланы Васильевой мечта: когда уйдет на пенсию, заниматься будет исключительно валяной обувью – для души и для заработка. А еще научится сыр камамбер варить – это когда опять скучно станет.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях