Волгоградские эксперты считают, что августовский путч 1991 года был обречен на провал

Со времени тех роковых событий прошло 25 лет

Так, 19 августа 1991 года в нашей стране была совершена попытка государственного переворота. На три дня по всему Советскому Союзу начал действовать Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), он должен был стать самым главным органом управления страной.

Напомним, утром 19 августа 1991 года дикторы Центрального телевидения зачитали обращение советского руководства о введении чрезвычайного положения в стране и создании государственного комитета по чрезвычайному положению – ГКЧП СССР, обозначенная причина: «Политика реформ зашла в тупик».

В это же время по трассам Москвы начали двигаться колонны бронетехники – в столицу входили подразделения Кантемировской и Таманской дивизий, дивизии имени Дзержинского. А к гражданам России обращаются Ельцин, российский премьер Силаев, исполняющий обязанности председателя Верховного Совета РСФСР Хасбулатов, призывая к всеобщей забастовке и называя происходящее реакционным переворотом.

Люди и танки, перешедшие на сторону Ельцина, начинают собираться у Белого дома в Москве. Сюда же стягиваются войска – 15 тысяч человек, танки, бронетранспортеры, спецназ, КГБ и МВД. Если бы эти силы пришли в движение, практически безоружных защитников Верховного совета смели бы в считанные минуты, но приказ о штурме так и не прозвучал. Армия не собиралась стрелять по живым людям.

Но жертвы путча всё-таки были – трое москвичей, пытавшиеся остановить колонну бронетехники и погибшие под колесами БМП. Позже это признали трагической случайностью.

21 августа войска вышли из столицы. Заговор провалился.

Но до сих пор противостояние президента Бориса Ельцина и парламента вызывает споры у политологов. Мог ли Советский Союз продолжить свое существование с теми политиками и общественной психологией, выясняли журналисты «Волга-Медиа.ру».

– Путч был совершен с целью не допустить подписания Союзного договора, – говорит волгоградский политолог Сергей Панкратов. – Поэтому, на мой взгляд, шанс у СССР был. Республики, пусть и не все, могли войти в новую федерацию суверенных государств. Путч нельзя считать революцией в полном смысле, поскольку в революции участвуют большие массы населения. В данном случае народ не поддержал ГКЧП, поэтому революцией это событие назвать нельзя.

– Свой бой путчисты проиграли задолго до его начала, – считает волгоградский политолог Евгений Калинин. – Они не поняли, что в то время как народ уже бредил свободой и демократией, нельзя вот так просто выйти в телеэфир и объявить о том, что пора все и всех вернуть в прежнюю колею, опустить железный занавес. Конечно, ни Ельцин, ни тем более Горбачев не были серьезной помехой для Янаева и силовиков, но, чтобы вернуть себе власть, путчистам необходимо было объявить войну своему народу, намотать на гусеницы танков тысячи мирных людей – защитников Белого дома. К этому они, к счастью, оказались не готовыми, поэтому 25 лет назад все обошлось малой кровью. Будь у путчистов более решительный лидер, мы бы сейчас жили в другой стране.

Поделиться в соцсетях