Волгоградский фотограф снимает редкие растения в километре от города

  • Волгоградская правда
  • Волгоградская правда
  • Волгоградская правда
У волгоградца Дмитрия Сохина интересное хобби. В свободное время он фотографирует природу и выкладывает в соцсети снимки, которые удивляют и восхищают все больше людей. Его часто спрашивают: «Где нашел такую красоту?» Атмосферные кадры Дмитрий делает в волгоградских пригородах. Облака цветущего шалфея, дикая гвоздика и алый боярышник, пестрая бабочка-голубянка… В его объективе – огромный завораживающий мир, о котором большинство горожан не догадывается.

– Дим, к тебе в кадр часто попадают миниатюрные создания – почти прозрачная стрекоза, мохнатый жук, бутон, лист в изморози… Увлекаешься макросъемкой?

– Строго говоря, макросъемка подразумевает масштаб 1:1, а у меня таких снимков немного. Не сторонник я сугубо «макро». Ценнее для меня уловить мгновение, его настроение, показать красоту естественного света и природных красок. С тех пор, как обзавелся «зеркалкой», я снимал много, но только для себя, в стол. Потом как-то попробовал снимать на светосильный объектив, и приятно удивило качество картинки. Стал делиться снимками с другими фотолюбителями и выкладывать в соцсетях.

– Для меня откровение, что почти в черте города ты находишь необыкновенной красоты персонажей – все эти жучки, травки...

– Поражает, что редкие виды попадаются в считаных километрах от города. Взять тот же рябчик русский (многолетнее растение семейства лилейных. – Прим. ред.) из Красной книги Волгоградской области, или гвоздику растопыренную, которая занесена в региональные Красные книги. В засушливой Волгоградской области нет роскошных полей лаванды и маков. Зато мало что сравнится с нашими ковыльными склонами, особенно на закате. Иногда нужно просто присмотреться. Вот бабочка «колибри»-бражник, изумительная. Но в обыденной жизни мало кто обратит на нее внимание. Оптика приблизит, покажет ее во всей красе.

– Куда обычно ездишь на фотоохоту?

– Любимые места – зеленые островки вокруг Волгограда, максимум в получасе езды от города. Долина реки Царицы, Горная Поляна, балки – Дубовая, Чапурниковская, отроги Ергеней...

– Нужна ли тебе супермощная фототехника?

– У меня есть камеры фулфрейм и кроп, разные объективы, с которыми экспериментирую. Для съемок крупным планом требуется значительный обвес – штативы, вспышки, подсветки, рассеиватели, зажимы. Но лучшее ощущение, когда вас трое – ты, камера и натура. К счастью, возможности матриц все время растут, облегчая жизнь владельцу фотоаппарата.

– Ты делаешь классные снимки, но мало того, еще и тексты к ним пишешь. Откуда твои познания в ботанике и энтомологии?

– Несведущий человек не отличит иван-чай от дербенника. Оно ему и не надо, оба розовые. А к услугам желающих сейчас много ресурсов, где можно черпать информацию о флоре и фауне. Иногда, если в чем-то не уверен, могу и к подписчикам обратиться – подскажут, поправят.

– Лучшее время суток для съемок?

– Утро или вечер – предзакатные часы, рассветные. Это самое подходящее солнце для фотосессий. Плюс по утрам насекомые не так шустры, их легче фотографировать. Да еще они бывают росой покрыты и тогда очень живописны. Часов в 10–11 утра обычно поднимается ветер, и уже трудновато снимать крупные планы, а тем более макро. Люблю весну – за мягкий свет почти до обеда. Летом, когда световой день долог, успеваю фотографировать даже после работы.

– Сколько времени уходит на кадр, которым ты остаешься доволен?

– Самые удачные, на мой взгляд, кадры случайные. Притом всегда делаешь много дублей, подбирая ИСО, выдержку, композицию немного уточняешь. А вот что касается ракурса, настроения, выразительности – тут либо сразу снял, либо нет. Еще бывает так, что при съемке крупным планом и небольшой глубине резкости объектив что-то выхватывает, а что-то, наоборот, отправляет в размытие. И, получается, самый цепляющий кадр тот, что вроде не планировал и увидел потом, отсматривая материал.

– Твои герои, у которых есть жала и челюсти, ведут себя мирно?

– Я человек спокойный, неавантюрный. Знаю, что какая-нибудь аргиопа – паук-оса – хоть и ядовитая, но несмертельная. Пауки, они вообще несуетливые ребята, снимать удобно.

Больше проблем из-за пересеченного характера местности. Можно застрять в песках на машине или ногу подвернуть. Но Бог пока миловал. Один раз вышел в августе луга в пойме поснимать. Утро, роса, трава по пояс. Я вымок полностью за полчаса, несмотря на ветровку и прорезиненные кроссовки. Пока солнце не показалось, замерз. Вот тебе и август на жарком юге.

– Ты какой фотограф – созерцатель или охотник?

– Разумеется, всегда ищешь что-то новое. Но все решает его величество случай. Вот я повсюду искал тот самый рябчик русский! Необычный, почти черный цветок, довольно редкий. А потом вдруг нашел его совсем случайно. Весной поехали с сыном воздухом подышать в любимый сосновый массив, в нескольких километрах от города. И в тополевой рощице на пригорке вижу таких растений пять или шесть. Даже объектива подходящего под рукой не оказалось, снял на то, что было. Тогда приток адреналина получил от осознания, что просто его увидел.

– И много таких неожиданностей?

– Хочешь пример? Я честно не предполагал, что буквально за Третьей Продольной попадается касатик – ирис низкий. Всегда думал, что это житель Придонья, каких-то заповедных лугов. С одной стороны, это радует, а с другой – как-то тревожно. Мы со своими каменными городами явно чье-то место занимаем, до нас тут не безжизненная степь была, поэтому остерегаюсь раскрывать чудесные места. Им конец придет, если все туда ломанутся селфи делать.

– Что тебя больше всего волнует?

– Мусор, который прибавляется год от года. Это какое-то бедствие. Причем видно, что мусор от автомастерских, строителей, офисов. Нет практически ни одного зеленого пятна, где бы его не вываливали, причем машинами. Предположу экономические причины – вывалить мусор под куст дешевле, проще, чем сдать на полигон, вот малый бизнес и гадит вокруг города.

– Ужас…

– А так на природу тянет всех. Во время самоизоляции был аншлаг – люди приезжали за город просто посидеть, погулять, воздухом подышать. Меня, городского жителя, природа поражает все больше. Даже если это рукотворные посадки. Взять скумпию – декоративный кустарник с округлыми листьями. В октябре он целиком становится багряно-красным, может вымахать до 5–6 метров в высоту.

– Чудо природы!

– Кстати, в окрестностях Волгограда очень много чего сделано человеком для природы. Впечатляет былой масштаб разумного обустройства и облесения территории вокруг города, так называемого Зеленого кольца Волгограда. Склоны долины Царицы, оврагов и высот в Дзержинском районе покрыты рядами рукотворных террас и валами. Царица, Дубовая балка на Ангарском, отроги Ергеней – настоящие зеленые коридоры, которые поставляют свежий воздух в город. Нельзя сказать, что сейчас ничего не делается, свежие посадки попадаются, лес опахан от пожаров. И не разбазарить бы то наследие, которое нам досталось.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях