Волгоградский след

По беспрецедентной инициативе Росфинмониторинга в прессе появился перечень организаций и граждан, причастных к экстремистской деятельности и терроризму. Обнародование сведений, доступ к которым прежде имели только силовики, объяснили борьбой с финансированием преступников.

Россия осваивает привычную для Запада практику: отныне государство будет регулярно публиковать перечень организаций и граждан, причастных к финансированию терроризма. За границей эти документы являются своеобразным руководством к «недействию»: кредитные организации воздерживаются от сотрудничества с теми, кто попал в «черный список».

Отечественный вариант подобного перечня был дополнен фамилиями полутора тысяч россиян, осужденных по «террористическим» статьям. Среди них – десять уроженцев Волгоградской области. Все они, за исключением 21-летнего волгоградца Станислава Лухмырина и 32-летней волжанки Ольги Невской, родились в Заволжье и южных районах региона. В ГУ МВД России по Волгоградской области тенденции в этом не прослеживают.

– Дело в том, что большинство из этих людей с Волгоградской областью связывает лишь штамп в свидетельстве о рождении, – комментируют представители ведомства. – В раннем детстве, во время первой чеченской кампании, их семьи уехали на Кавказ. Фактически все упомянутые люди были позже задержаны за участие в незаконных вооруженных формированиях и покушениях на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

Список отчетливо делится на две части: с одной стороны, поколение, рожденное в конце 70-х, с другой – те, кто появились на свет ближе к перестройке. Однако и те и другие совершили преступления в возрасте 19-22 лет. Когда в 2000 году Беслан Исаков, уроженец села Бережновка Николаевского района, вместе с соучастниками расстрелял трех милиционеров, охранявших больницу в Гудермесе, ему было 22. Спустя восемь лет его поймали. Беслан Исаков был приговорен к 13 годам лишения свободы.

Из более молодого поколения выделяется 22-летний Абиль Алиханов, родившийся в поселке Заволжский Палласовского района. Два года назад его поймали в Дербенте, выяснив причастность к оставленной у жилого дома легковой машине с 10 килограммами тротила. Алиханов заявил, что получил задание взорвать руководителя УФСБ по Дагестанской Республике.

На фоне списка тех, кто был задержан на Кавказе, выделяется Станислав Лухмырин. В январе этого года он был приговорен к 21 (!) году лишения свободы за совершение десяти убийств на почве национальной розни, а также трех терактов. Соучастник некоторых этих преступлений Давид Башелутсков получил девять лет колонии строгого режима. Его фамилия также упомянута в опубликованном списке. Ольга Невская соучастницей теракта оказалась также в 20 лет. Взрыв, организованный участницами леворадикальной группировки, обошедшийся без жертв, прогремел у здания ФСБ в Москве в 1998 году.

– Молодые люди в возрасте от 17 до 25 лет легко подвержены деструктивному идеологическому влиянию, – продолжают комментировать в ГУ МВД РФ по Волгоградской области. – Перечень, который мы видим, это конечный результат неправильного подхода к воспитанию молодежи. Упор нужно делать на него, а не на карательные функции.

Однако прогноз неутешителен: на недавней коллегии Следственного комитета России, которая прошла в Волгограде, заместитель Генерального прокурора РФ Иван Сидорук заявил, что на Кавказе выросло новое поколение боевиков. Многим из задержанных или убитых – 17-19 лет. В таких обстоятельствах остается лишь ждать регулярного обновления списков Росфинмониторинга.