Волгоградский ученый Борис Щербинин стоял у истоков тайм-менеджмента в СССР

Борису Петровичу Щербинину 8 мая исполнилось 90. Таких лет ему, конечно, не дашь – ясный ум, цепкая память, интересный рассказчик. В его судьбе – история региона и страны.

Бескозырка без ленточки

Родился он в рабочем поселке Владимировская Пристань Сталинградской области (сейчас это Астраханская область), недалеко от Ахтубинска. Борис Петрович рассказывает:

– С Баскунчака к нам привозили соль в вагонах, там была еще царская железная дорога. На семи мельницах ее перемалывали в различные виды помола, грузили на деревянные баржи и отправляли по Волге до самой Камы. А какие были колесные пароходы, загляденье! Пацанами мы определяли, какой пароход идет, по шлепанью колес по воде да по гудкам.

Его первое рабочее место – ученик монтера в узле связи Нижневолжского речного пароходства. Началась Великая Отечественная война. Одно из ответственных заданий юный Борис выполнил споро и качественно – провел телефон в штаб бригады тральщиков в формировавшуюся Волжскую военную флотилию. Командир велел покормить мальчишку. Вкус тогдашнего флотского борща, рисовой каши с мясом и компота Борис Петрович помнит до сих пор.

– Я поел и говорю, – вспоминает Борис Петрович, – дяденьки, возьмите меня в моряки!

– А что ты умеешь?

– Буду стараться и делать все, что скажете.

И его определили в службу наблюдения и связи, дали бескозырку – почему-то без ленточки. Но чувствовал он себя уже полноценным моряком!

Потом отправили в Краснознаменную Амурскую флотилию в Хабаровск, служил в штабе радистом, затем – в отдельном отряде бронекатеров.

Соревнование двух систем

А с 1951-го началась вторая жизнь Щербинина – спортивная. Складывалась она успешно – занимался лыжами и греблей, выступал за ВМФ. Стал мастером спорта, судьей международной категории по лыжам. В 60-м в Волгограде организовывали институт физкультуры. Бориса Петровича пригласили создать кафедру. Край наш оказался совсем не лыжным, а вот гребля стала популярной.

В вузе началась его третья жизнь – научная, увлекся социологией. Всегда говорили – спорт вне политики. Но Борис Петрович уже в начале 70-х годов с этим не соглашался:

– Было совершенно очевидно, что физкультура служит политике. Как же иначе, ведь идет соревнование. Два мира – две системы всегда конкурировали друг с другом, в том числе и в спорте.

Долго Щербинина критиковали на всех совещаниях, пока в партийных документах не появилось официальное понятие – «соревнование двух систем». А потом он ушел в политехнический институт и на кафедре философии создал социологическую лабораторию. Таких, изучавших направление «бюджет времени», в Союзе было всего две – в Волгограде и Новосибирске. Они через единицу времени исследовали жизнедеятельность людей разных социальных групп. Человек записывал все свои перемещения и дела в течение дня и фиксировал, сколько потратил на это времени. Исследования показали, что 2 часа 20 минут составляют затраты на дорогу на работу и обратно. Это касалось развивающегося быстрыми темпами Красноармейского района. Вывод – необходимо сократить время в пути, изменить транспортную схему. Разработали план социального развития на две пятилетки. И вот тогда-то и было предложено строительство метротрама. А еще была идея создать единый техуниверситет, прообразом послужил вуз в немецком городе Галле. От ул. Хиросимы до Мамаева кургана должен был расположиться студгородок. Понесли проект на подпись председателю Совмина СССР Алексею Косыгину.

– Но деньги выделили лишь на новый корпус политеха, – сожалеет Борис Петрович.

В конце разговора признается: до сих пор живет новостями региона, ему интересно все, что происходит:

– Всегда выписывал «Волгоградку», но стал плохо видеть и теперь прошу соцработницу – она приходит помогать по хозяйству – читать мне газету…

И добавляет:

– Рассказываю о своей жизни внуку, а он удивляется – как три разных жизни смогли вместиться в одну?..

Поделиться в соцсетях