Взаперти: безногий инвалид не может выйти на улицу из-за сломанного лифта

  • Взаперти: безногий инвалид не может выйти на улицу из-за сломанного лифта
  • Взаперти: безногий инвалид не может выйти на улицу из-за сломанного лифта
  • Взаперти: безногий инвалид не может выйти на улицу из-за сломанного лифта
Уже два месяца житель дома № 32 по улице Симонова Владимир Лестев, который несколько лет назад лишился из-за болезни ноги, не покидает свою квартиру. Управляющая компания отключила лифты в третьем и шестом подъездах девятиэтажки. Теперь пенсионеры и инвалиды не могут выйти даже в магазин, а продукты им покупают соседи по площадке. Когда и за чей счет будут отремонтированы подъемники, разбиралась корреспондент «Волгоградской правды» Маргарита Бабанова.

Хотим на свежий воздух

– Я два месяца на улице не был, заперт в своей квартире, как зверь в клетке, – возмущается Владимир Лестев, житель 214-й квартиры на 9-м этаже.

Ярость Владимира Ивановича вполне оправданна. Ликвидатор Чернобыльской катастрофы несколько лет назад лишился ноги. Без лифта преодолеть 180 ступенек он не в состоянии. Единственную связь с внешним миром поддерживает жена Наталья – тоже пенсионерка. Дважды в день подниматься на 9-й этаж и для нее мучительно.

– Поднимусь и не знаю, кого откачивать – себя или мужу скорую вызывать. Он же видит, как мне тяжело, а ничем не может помочь. От этого и нервничает, – сетует женщина.

Этажом ниже проживает семья Барабановых. Муж Надежды нуждается в постоянном наблюдении врачей, у него последняя стадия диабета и ампутирована правая нога, в ближайшее время мужчина может лишиться и левой.

– Врачи отказываются к нам приходить, сама я тоже не могу с ним одна справиться. Сидим предоставленные сами себе и ждем чуда, – говорит Надежда. – Я-то на улицу хоть выхожу. А наша соседка – очень полная женщина – два месяца шагами меряет квартиру. К пожилым людям не приезжает скорая, мы сами их таблетками отпаиваем и уколы делаем. Живем, как отшельники.

Терпение Владимира Лестева на исходе

Ничуть не лучше обстоят дела и в третьем подъезде. Здесь живут люди, которые въехали в квартиру после сдачи многоэтажки в 1990 году.

– Лифт всегда работал со странностями, – вспоминает Екатерина Соломатина. – Я вешу 50 килограммов, лифт меня просто не поднимал. Двери закрывались, а открывались, если кто-то нажмет на кнопку вызова снаружи. Но он хотя бы работал!

Нина Антонова, проживающая на пятом этаже, из-за остановки подъемника отложила операцию по замене суставов. Незадолго до отключения она лежала в больнице и получила долгожданную квоту на операцию. Необходимо было неделю побыть дома, отдохнуть от стационара.

– Когда выписали акт о приостановке лифта, мне сделалось плохо с сердцем,–- говорит Антонова. – Я не вставала. А мне ходить нужно, гулять. Я умру без этого! Дочка у меня тоже инвалид, для нее физические нагрузки смертельно опасны. Теперь о нас заботится несовершеннолетняя внучка. Как жить, не знаем…

Почему встали лифты

Решение об отключении лифта в двух подъездах было принято Муниципальной управляющей компанией Волгограда, обслуживающей дом последние два года. Специальная комиссия, в которую почему-то не включили жильцов, составила акт. Согласно ему дальнейшая эксплуатация подъемников опасна и может причинить вред здоровью жителей. Все из-за изношенных тяговых канатов, которые требуют немедленной замены. Интересно, что акт был составлен 30 августа, сами же лифты были остановлены лишь 4 сентября.

– Если использовать лифты было так опасно, почему мы еще четыре дня ими пользовались? Никто не боялся, что кабина сорвется, – задается вопросом жительница девятого этажа Жанна Бондаренко-Павлюк.

Не могут понять люди и того, почему лифты отключили только в третьем и шестом подъездах, а не во всем доме сразу. Ведь срок эксплуатации у них одинаковый.

– В 2009 году установлен новый регламент, по нему предельный срок эксплуатации подъемников – 25 лет. Нашему дому – 27 лет. Где логика? Ощущение, что на нас просто хотят заработать, – сетует Жанна.

В Муниципальной управляющей компании Волгограда обвинения жителей считают необъективными и с первого дня отключения пытаются найти общий язык с гражданами.

Жители девятиэтажки с нетерпением ждут ремонта лифта

– По закону лифты и их механизмы проходят ежегодное освидетельствование, – поясняет представитель управляющей компании Наталья Смирнова. – Мы нанимаем независимую экспертную компанию, которая осматривает лифтовые кабины и выносит свое решение. В этом году нас обязали остановить работу двух лифтов, износ тросов составил 40%. В следующем году не исключено, что придется выключить и другие подъемники.

Стоимость двух тросов составляет 110 тысяч рублей. Компания предложила собственникам самим заплатить за их замену, но до сих пор не удалось провести даже общего собрания дома.

– Я ходила на собрание, организованное управляющей компанией, но там было пять человек и все были против предложенного выхода из проблемы, – говорит житель дома Екатерина Соломатина. – Компания пообещала провести ремонт за два-три дня, если мы согласимся. Предлагали сумму внести в рассрочку – в течение трех месяцев по 513 рублей с каждой квартиры. А не много ли они хотят?

Жители считают, что за то время, которое управляющая компания обслуживает их дом, они достаточно перечислили ей денег, и из них можно выкроить незначительную сумму на починку лифта.

– К сожалению, ремонт тросов не входит в списки текущего ремонта, заложенного в строку «Содержание общедомового имущества», – комментируют ситуацию в инспекции Госжилнадзора. – Ремонт механизмов подъемника – это капитальные работы, которыми занимается фонд капитального ремонта. Управляющая компания не занимается такими работами, она может самостоятельно нанять подрядчика, но только если этого захотят сами жители. Свое решение они должны озвучить на общем собрании жильцов.

Кто в ответе?

Конечно, невозможно решить проблему, когда на общее собрание дома является пять человек. По закону за любые изменения, связанные с содержанием и ремонтом общего имущества, должны проголосовать 2/3 от общего числа собственников. Но, как часто бывает, многие даже не знают, кто у них старший по дому, не говоря уже об участии в собраниях.

– Платить мы точно не станем, что за издевательства! У нашего дома есть свой спецсчет, на который мы перечисляем деньги за капитальный ремонт. Пусть возьмут оттуда, – говорят жители.

В фонде капитального ремонта тоже не могут дать точного ответа, что делать многострадальным собственникам. По планам ремонтировать многоэтажку будут в 2038 году. Взять деньги со счета раньше срока можно только в экстренных случаях. Но разве поломка лифта к таким ситуациям не относится?

Нина Алексеевна Антонова: я до 2038 года не доживу, лифт нужен сейчас!


– Специальный счет, о котором говорят жители, оформлен на имя регионального оператора, по сути деньги падают в «общий котел», – поясняют в пресс-службе регионального оператора Фонда капремонта. – Мы получили письмо от управляющей компании с просьбой выделить деньги на ремонт, так как он не относится к текущему. Сейчас проходит экспертиза, выясняется, достаточно ли у дома накопительных средств. Вопрос должен решиться в ближайшие дни.

По словам представителей управляющей компании, денег на счету регоператора вполне достаточно, чтобы произвести досрочный ремонт. Только процедура может занять много времени, получать разрешение на внеплановые работы фонд должен у областного комитета жилищного хозяйства. После, если согласие будет получено, начнут привлекать муниципальные власти для поиска подрядной организации. Вся эта бюрократия может затянуться на месяцы…

– Мы на днях получили опять платежки за капитальный ремонт, я плачу 600 рублей, соседка – 700 рублей. Платим вовремя и каждый месяц. Очень надеемся, что вопрос решится быстро, – говорит жительница дома Нина Алексеевна. Пожилая женщина стоит, опираясь на две палочки. – До 2038 года я не доживу, мне лифт нужен сейчас!
 

Интересно, скоро ли снимут эту табличку?

 

 

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет


Добавить комментарий